3
1212
Газета Проза, периодика Печатная версия

05.10.2017 00:01:00

История памятника

Наши скрепы: кепка Ленина и бакенбарды Пушкина, усы Сталина и автомат Калашникова

Игорь Яркевич

Об авторе: Игорь Геннадиевич Яркевич – писатель.

Тэги: проза, юмор, ирония, памятник, ленин, пушкин, владимир креститель, маршал жуков, иван грозный, сталин, калашников, москва, парк горького, зарядье, дон гуан, патриоты, либералы, постмодернисты


проза, юмор, ирония, памятник, ленин, пушкин, владимир креститель, маршал жуков, иван грозный, сталин, калашников, москва, парк горького, зарядье, дон гуан, патриоты, либералы, постмодернисты Памятник гуляет по ночам, разбивает фонари и целится в случайных прохожих из «калаша». Фото агентства «Москва»

При советской власти он тоже был памятник. Он был памятник Ленину и стоял всюду, где были площади. Он был памятник Пушкину и тоже стоял всюду, где были еще площади, свободные от памятников Ленину. Он был памятник другим знаковым персонажам советской идеологии и советской жизни и стоял везде, где были площади, на которых уже было неудобно ставить памятник Ленину или Пушкину, но где было можно поставить еще памятник.

После конца советской власти с ним сначала не знали, что делать. Потом уже знали. Сначала его хотели снести и обвязали веревкой за шею, чтобы снести, но потом решили оставить. Но что делать – все равно не знали. У него уже неловко было назначать свидания или встречи с друзьями, как при советской власти. Он уже не вписывался в постсоветскую жизнь. Поэтому его мазали зеленкой или какой-нибудь еще краской. У него отбивали разные его выступающие части. На нем писали неприличное слово. Его снова обвязывали веревкой за шею и снова пытались снести, но потом опять оставляли.

Потом о нем забыли. Подрастала молодежь, которой уже было все равно, чей это памятник и зачем он тут стоит.

Но потом его все-таки снесли.

Но потом привели в порядок и вернули снова.

Его не сразу вернули. Сначала должно было измениться время. Его снесли в демократическое время. Его вернули в патриотическое время. Русский социум должен был забыть свои демократические иллюзии и стать патриотом.

И тогда вернулся памятник.

Но это вернулся не только памятник. Это еще вернулась и духовная скрепа.

Памятник стал другим. Его увеличили в объеме. Он стал занимать больше места. Вокруг него изменилась площадь. После нынешних благоустройств на ней стало больше искусственных деревьев и скамеек.

Раньше к нему приходили люди. Теперь к нему стали приходить духовные скрепы. А если это были люди, то это все равно были не люди, а тоже духовные скрепы.

Духовные скрепы уже не давали подойти к памятнику людям, а давали подойти только другим духовным скрепам.

Памятник изменился. Он уже был не только Ленин или Пушкин – тем более Ленину уже памятников больше не ставили, а Пушкину ставили совсем редко. Он растекся во времени. Он стал теперь Владимир Креститель, Иван Грозный, император Николай II и маршал Жуков. У него теперь были не только кепка Ленина и бакенбарды Пушкина. У него появились усы Сталина, борода Ивана Грозного, крест Владимира Крестителя и автомат Калашникова.

Еще памятник стал ходить по ночам.

Он пугает ночных прохожих и автомобилистов – грозит им крестом и целится в них из автомата. Оставляет следы на асфальте. Задевает дома. Гоняется за собаками, кошками и ленивыми московскими голубями. Пристает к полиции и ночным жителям – строительным рабочим и проституткам.

Еще он играет с другими памятниками. Он приближается к ним на близкое расстояние, кидает в них городской мусор и сразу же от них убегает.

Ему нравятся новые парки – открытый после долгой реконструкции парк Горького и парк «Зарядье». 

Памятнику нравится там играть. В парке «Зарядье» памятник, когда играл, затоптал декоративные растения и разбил крестом купол, а в парке Горького – фонтан.

Еще он подглядывает в окна первых этажей. Он отгибает на них решетки и бросает им в форточки газеты и разную рекламу. Иногда у него получается дотянуться и до окон вторых этажей.

Памятники не едят. Но этот памятник ест. Поскольку он патриот и духовная скрепа, то он ест еду формата «импортозамещение». По ночам он заходит в супермаркеты и продуктовые магазины, пугает охрану и жадно ест все, что произвели русские фермеры и агропромышленные холдинги. Русский сыр ему не нравится, он пахнет стружкой и хлоркой, к тому же невкусный, но памятник его все равно ест.

Больше всего ему нравятся классические советские консервы – сгущенка, шпроты, говядина.

Памятник ест их вместе с консервными банками.

К нему сложное отношение в городе. Одни его любят, другие боятся. Одни его называют чудовищем патриотизма и знаком сползания в пропасть мрачных теней СССР. Другие – гордостью Москвы и началом новой эпохи. Эпохи расцвета России. Эпохи полноправного вхождения России в мировую элиту развитых стран.

Жители близлежащих домов с пониманием относятся к тому, что памятник уходит по ночам. В центре Москвы – сложная ситуация. По центру ударили санкции Запада, падение цен на нефть и повышение курса доллара. В центре Москвы стало уже невозможно продавать или сдавать квартиры – слишком дорого. Московское правительство не может давить на москвичей в центре Москвы. Они не хотят снижать цены на недвижимость. Они ждут, когда снова появятся те, кто будет покупать и снимать их квартиры. Но такие появятся теперь уже не скоро. Поэтому центр Москвы стремительно пустеет. В центре – плохая экология, поскольку все движение Москвы идет через центр. В центре стало тоскливо, темно и неуютно. И не только детям – памятникам тоже.

Поэтому памятник гуляет по ночам не просто так. Возможно, он ищет другой памятник, которому он мог бы продать свою площадку в центре, а сам потом переедет из центра куда-нибудь подальше от центра, возможно, даже в ближнее Подмосковье, где лучше экология и не такие высокие цены, да и вообще как-то поживее.

Памятник стоит один. Памятник скучает. К нему пришли только в день открытия. Пришли журналисты центральных СМИ. Они назвали памятник духовной скрепой и символом новой России, а потом быстро ушли.

На следующий день к памятнику пришли либералы и постмодернисты. Они назвали памятник воплощением патриотического мракобесия, сплюнули и тоже быстро ушли.

Потом к нему пришла радикальная молодежь, хотела чем-то в него кинуть, но вдруг потеряла к памятнику интерес и тоже быстро ушла.

Больше к памятнику никто не приходит.

Жителям близлежащих домов жалко памятник. Они видят, как ему одиноко, и хотят, чтобы ему было повеселее. Они приносят ему игрушки. Приносят ему цветы. Гуляют возле него с собаками. Иногда моют памятник. Иногда просто с ним разговаривают – чтобы памятник не грустил. Они хотят его убедить, что скоро все изменится. Памятник перестанут называть духовной скрепой и символом мракобесия. К нему станут относиться как к городскому интерьеру. К нему снова придут патриоты. Придут и либералы. Придут и все другие. И никто больше не захочет его обидеть и чем-нибудь в него кинуть.

Но памятник им не верит.

Он, как памятник Дон Гуана, по-прежнему гуляет по ночам, разбивает крестом Владимира фонари и целится в случайных прохожих из «калаша».



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(3)


retrograd retrograd 13:09 06.10.2017

"После конца советской власти с ним сначала не знали, что делать. Потом уже знали. Сначала его хотели снести ..."*******Игорь Геннадиевич ... Кто "не знал"?.. Кто "знал"?.. И кто "хотел"?.. "Яркевичи"?.. Или те, кто в марте 1991-го года, проголосовал на Общесоюзном референдуме за сохранение СССР?..

retrograd retrograd 13:16 06.10.2017

"Русский социум должен был забыть свои демократические иллюзии и стать патриотом. ..."********Игорь Геннадиевич, а с какого перепуГУ и когда, Вы и прочие "яркевичи", стали "русским" социумом?.. А Ваши и прочих "яркевичей" иллюзии - демократическими"?..

retrograd retrograd 13:27 06.10.2017

"Сначала должно было измениться время. Его снесли в демократическое время. Его вернули в патриотическое время. ..."*******А вот это, Игорь Геннадиевич, банальный обман от "публицистического пустословия". В конкурсе "Имя России", устроенном самонадеянными "яркевичами" от "демократической" пропаганды десяток лет назад, УВЕРЕННО победил Сталин. И победу ему принесли голоса россиян, "созревшие" именно в "демократическое" время. А значит Памятник из России НИКУДА, НИКОГДА и НЕ "уходил"...



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Единая Россия" в Москве отказывается помогать несистемной оппозиции

"Единая Россия" в Москве отказывается помогать несистемной оппозиции

Николай Бортников

Партия власти больше не позволит «либералам-белоленточниками» преодолеть муниципальный фильтр перед выборами мэра столицы

0
756
К юбилею композитора Родиона Щедрина Московская филармония подготовила четыре концерта

К юбилею композитора Родиона Щедрина Московская филармония подготовила четыре концерта

0
391
В Москве с 12 по 17 декабря проходит фестиваль американского кино

В Москве с 12 по 17 декабря проходит фестиваль американского кино

Наталия Григорьева

0
404
Митрохин заявил о себе как о первом кандидате «Яблока» в мэры Москвы

Митрохин заявил о себе как о первом кандидате «Яблока» в мэры Москвы

Николай Бортников

Глава столичного отделения партии представил предвыборную программу

0
529

Другие новости

Загрузка...
24smi.org