0
2502
Газета Проза, периодика Печатная версия

09.11.2017 00:01:00

Господи, какая идиотка!

Рассказы о подожженном диване, кольце в мусоропроводе, Пасхе и Курском вокзале

Вячеслав Харченко

Об авторе: Вячеслав Анатольевич Харченко – прозаик.

Тэги: проза, семья, любовь, ссора, пасха, мандельштам, цветаева, пастернак, солженицын, кофе, вокзал


Знаешь, почему празднуют Пасху?  	Фото Евгения Никитина
Знаешь, почему празднуют Пасху? Фото Евгения Никитина

Ночной звонок

В три часа ночи резко и требовательно зазвонила радиотрубка, и Света, перелезая через меня, сняла ее, но долго, наверное, спросонья не могла нажать нужную кнопку. Я, устав держать на своем животе ее тело, взял у нее трубку и стал тыкать толстыми пальцами куда ни попадя. Наконец мне удалось попасть в нужную кнопку, и на той стороне раздался заплаканный голос Алины. Алина дружила со Светой, а ее муж Андрей – со мной. Они наши общие знакомые.

Андрей и Алина живут в счастливом браке уже 15 лет, и ни разу за это время никто из них не повысил на вторую половину голос. У них не было ни одной ссоры. Никто не выкидывал из окна вещи на улицу, никто не бил посуду, никто не выливал под ноги свежеприготовленный борщ и не давал подзатыльники детям. 

Я помню свой первый день после свадьбы. Я неудачно похмелился и послал по матери родителей Светы, а  потом заперся в темной ванной и не отвечал ни на какие крики и вопросы родственников, включив стиральную машину, посудомоечную машину и открыв горячую воду.  

Тесть, теща и Света решили, что я режу вены (зачем?), и с помощью гвоздодера вскрыли дверь. Я мирно лежал на полу, на коврике, и спал. 

За 10 лет мы ссорились не раз. Я уходил из дома, кольцо обручальное в мусоропровод выбрасывал, Света один раз подожгла диван, но в принципе наш брак счастливый, а тут звонок Алины. Я передал трубку жене.

– Он наорал на меня, – всхлипнула Алина и заплакала. Так как мы лежали со Светой бедро к бедру, то я слышал весь разговор.

– Наорал при Алешке и Оленьке, – еще больше зарыдала Алина.

– За что? – сладко зевнула Света.

– Я выкинула бычки.

– Какие бычки?

– Которые остались после дня рождения. Он вышел утром кривой, потянулся к пачке, там пусто, встряхнул пачку – ничего, тогда подошел к пепельнице, а я ее только что вымыла, и вдруг как заорет: «Где мои жирные бычки, где мои жирные бычки?» Я села и заревела, и дети туда же.

– Ну и что? Бывает.

– Нет, я уехала с детьми к маме.

«Господи, какая идиотка», – подумал я и закрыл глаза. Света нежно провела ладонью по моей щеке, по щетине, потом отвернулась спиной и буквально в течение 10 секунд заснула.

Яйца

Мой папа входил в бюро райкома. Он был простым электриком и работал на заводе, что не мешало ему отмечать Пасху. Хотя как отмечал: мама пекла кулич и красила яйца, никто их в церкви не святил и на крестный ход не ходил.

Однажды я принес пасхальные яйца Сикорским. Это были три брата, я дружил с ровесником Димой. Папа их,  Евгений Яковлевич, ходил в дальние плавания, мама преподавала сольфеджио в классе фортепьяно. Сикорские собрали богатую библиотеку, там я впервые прочитал «Мастер и Маргариту» в списках, за одну ночь.

Когда Евгений Яковлевич увидел у меня в руках крашенные луковой шелухой яйца, то отвел меня на кухню:

– Ты знаешь, почему празднуют Пасху? – улыбнулся он.

Я растеряно покачал головой.

– Когда, кажется, Иисус пришел к императору Тиберию, надеясь пробудить у него интерес к христианству, то протянул ему яйцо. Ты знаешь, кто такой Иисус?

Я опять сокрушенно покачал головой.

– То император затребовал чуда, и тогда яйцо стало красным, и император уверовал. Вот так.

Евгений Яковлевич еще раз внимательно посмотрел на меня. Я молчал, а потом сказал: «Христос воскрес», – и предложил ему побиться яйцами. Но он отказался, и кулич не взял, и стукаться яйцами не стал. Я никогда больше не поздравлял Сикорских с Пасхой, но в то же время прочитал у них Мандельштама, Пастернака, Цветаеву и Солженицына.

Кофе

Самый лучший кофе (хотя сейчас можно уже писать «самое лучшее кофе») делают в автомате в левом углу второго этажа Курского вокзала. Только надо выбирать не капучино и не горячий шоколад, а именно двойной эспрессо. Автомат задумчиво запросит 60 руб., поворчит и погремит, потом на жидкокристаллическом дисплее появится бегущая полоса, которая будет набирать деления по мере выполнения операции. В конце концов внизу, в зажиме, появится синий пластиковый стаканчик, куда железная машина одним резким движением выплюнет коричневую ядрено пахнущую жидкость толщиной не более одного пальца.

Знаете, я пил кофе и в «Пушкине», и в «Винтаже», и в «Старбаксе», и в «Макдональдсе». Мне делали кофе на горячем песке в Стамбуле и наливали в Париже на Монмартре,  но ничего более прекрасного, бодрящего и обжигающего, как из автомата на Курском вокзале, я не пил. Даже моя соседка тетя Сима, иногда приглашающая меня выпить кофе, не может достичь уровня автомата № 645 781. Я хорошо запомнил регистрационный номер.

В тот день я ждал поезд с Любой из Одессы, выпил шесть (!) стаканчиков кофе эспрессо и даже перестал различать время. Поэтому когда пришел поезд, я быстро побежал на перрон, а нестись было долго по подземным переходам и дурацким платформам Курского вокзала. Когда я вылетел наверх, Люба стояла одна и оглядывалась в разные стороны:

– Ты где был?

– Пил кофе.

– Господи, он пил кофе, – повторила Люба и поцеловала меня.

Когда мы вышли на площадь Курского вокзала, сели на стоянке в машину. Люба повернула зеркало заднего вида и стала красной помадой красить губы. Потом она промокнула губами помаду, пошевелила ими и улыбнулась:

– Из твоего автомата?

– Да, из моего автомата.

– Ну и как?

– Тебя не было месяц, я соскучился.

Люба осторожно поцеловала меня в губы. Я тыльной стороной ладони вытер красный отпечаток, поправил за Любой зеркало и медленно снял машину с ручника.   



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Всего лишь быть. Три черных тома Ильи Кормильцева

Всего лишь быть. Три черных тома Ильи Кормильцева

Евгений Лесин

Андрей Щербак-Жуков

0
933
Мышь показывает зубы

Мышь показывает зубы

Алексей Винокуров

Теймураз Твалтвадзе

Патриоты ненавидят либералов и революционеров, революционеры ненавидят власть и либералов, либералы вообще не говорят – только мычат

0
400
Бить «похмельные альдегиды»  их же собратьями

Бить «похмельные альдегиды» их же собратьями

Сергей Шулаков

Чему и как учились студенты в стройотряде в конце 80-х

0
211
И тоска лагерей

И тоска лагерей

Игорь Бондарь-Терещенко

Синяк на бедре, Брежнев в Афганистане и кино за 10 копеек

0
265

Другие новости

Загрузка...
24smi.org