0
1229
Газета Печатная версия

15.08.2002

"Логос" и его культурная экономика

Тэги: анашвили, логос

Валерий Анашвили - издатель со стажем. В 1991 году он был одним из основателей издательства "Логос" и одноименного философского журнала - пожалуй, самого популярного периодического гуманитарного издания постперестроечного периода. В 1997 году Анашвили, расставшись со своими бывшими коллегами по "Логосу", создал издательство "Дом интеллектуальной книги", хотя кресло главного редактора журнала оставил за собой. Но вот теперь амплуа Валерия Анашвили поменялось: в настоящее время он является директором издательских программ частного фонда научных исследований "Прагматика культуры".

- Вы продолжаете возглавлять "Дом интеллектуальной книги"?

- Издательство "Дом интеллектуальной книги" постепенно сворачивает свою деятельность. Я немножко устал от философской литературы. Все-таки это продолжалось почти десять лет. И в данный момент я представляю издательский отдел фонда "Прагматика культуры".

- И этот отдел будет издавать нефилософскую литературы? Вы же говорите, что устали от нее┘

- Это будет шире чем философская литература - гуманитарные и экономические дисциплины, изучающие рынки культуры.

- И все-таки вы издавали интеллектуальную литературу на протяжении десяти лет. На ваш взгляд, как менялись гуманитарные интересы общества за этот период? Он была актуальной и в какой-то момент перестала быть актуальной?

- Я не скажу тут ничего нового. Есть уже устойчивое мнение насчет того, какова была динамика издания философской литературы у нас в стране. В первой половине 90-х ориентация в основном была на переводы. Со второй половины 90-х поток переводов постепенно уменьшался, появлялось все больше оригинальных текстов наших авторов. К сожалению, ни переводы, ни эти "оригинальные" книги не изменили ситуации в современной российской философии к лучшему. То есть иллюзия начала 90-х - что мы издадим, все что было хорошего на Западе, и у нас философия расцветет - себя не оправдала. Можно очень долго анализировать и пытаться понять, почему так произошло. То ли наше общество не было подготовлено, то ли не было достаточного количества талантливых людей, чтобы заниматься философией, то ли переводы выходили слишком фрагментарно и наше сообщество не получило целостной картины о западноевропейской философии ХХ века. В общем, причин было много, но факт остается фактом. Довольно скучно сейчас в философии. Те яркие люди, которые активно проявили себя в 90-е годы, постепенно отошли в тень, новых почти нет.

В основном это либо эпигоны, неумело воспроизводящие "птичий" язык фаворитов 90-х, либо приспособленцы, достойные лучших - советских - времен.

Сейчас, как мне кажется, такая замершая ситуация.

- Вы считаете, что бесполезно ориентироваться на переводы современной актуальной западной философии?

- Абсолютно бесполезно. Потому что они не приращивают совокупного знания, не приращивают интереса. Наверное, просто неясна роль философии сейчас - то есть зачем здесь, у нас, философствовать. Когда возникают какие-либо оригинальные философские тексты в Германии, Франции, США, то там понятно, зачем они пишутся: есть контекст, есть ярко выраженная дисциплинарность и реактивность. Когда они приходят на нашу почву, то контекст исчезает, они становятся просто текстами, которые содержат определенное знание. Для нас это знание, может, и любопытно, но вот что с ним делать? У нас нет дискуссионной среды. Где десятки философских журналов? Где сотни конференций? Некуда и негде развиваться.

- За те десять лет, пока вы издавали философскую литературу, вы следовали за тем читательским интересом, который уже был в обществе, или пытались сами его создавать?

- Мы пытались создавать. Мы издавали то, что было интересно нам.

- Но общество не поддержало┘

- Нет, общество поддержало. Наши книжки раскупались. Но оказалось, что мы их издавали, продавали, но при этом феноменология, к примеру, в стране не развивалась. У нас как были Молчанов, Калиниченко и пара-тройка молодых, так они и остались. Только теперь эти молодые неумолимо лысеют и толстеют.

- А вам не кажется, что если ваш энтузиазм окончательно угаснет, то ситуация станет совсем бесперспективной?

- Не только мой. Я смотрю, что Саша Иванов тоже постепенно сворачивает интеллектуальную программу. И это печально, что "Ad Marginem" перестает играть роль флагмана актуальной философии. И я пока не вижу издателей, которые могли бы стать таким флагманом вместо "Ad Marginem". Но тем не менее сейчас есть несколько издательств, которые мне крайне интересны, например, "Праксис", "Логос" Никифорова и Чубарова. Я думаю, еще некоторое время они поборются за существование.

- Расскажите о фонде "Прагматика культуры", что отличает этот проект от того, что вы делали раньше?

- Принципиально отличает следующее: если раньше у меня было свое издательство, то сейчас я сотрудник фонда и выполняю ту программу, которая так или иначе связана с деятельностью фонда в целом. Фонд "Прагматика культуры" существует около года. У фонда несколько направлений. Есть образовательные программы, в частности, мы окрыли кафедру под одноименным названием "Прагматика культуры" в Высшей школе экономики, на данный момент, наверное, одном из самых интересных вузов Москвы, и с октября начинаем там работу. На этой кафедре мы попытались собрать наиболее интересных представителей гуманитарной науки.

- Кого именно?

- Сложно быть здесь оригинальным. Ну, например, Доброхотова, Подорогу, Ионина, Филиппова, Куренного, всего в этом семестре у нас 11 курсов.

- Как будут называться курсы?

- Курсы будут называться так, как их назовут их авторы, но в той или иной степени они будут связаны с различными культурными практиками. Например, "Универсальные механизмы культуры" Доброхотова, "Феноменология времени и история субъективности" Молчанова, "Социология и психология денег" Ионина, "Экономика символического обмена" Долгина, "Наука как феномен культуры" Куренного, "Либидозная экономика" Зимовца и т.д. Фонд вообще занимается анализом рынка культурных продуктов, начиная от произведений искусства и предметов роскоши и кончая тем, что рубрицируется понятием "социология знания".

- Можно привести более конкретные примеры исследований?

- Можно. Вот темы уже утвержденных грантов: Илья Калинин "История культурного потребления", Тимофей Дмитриев "Современная американская социология культуры и британские "Cultural Studies", Юрий Автономов "Экономика переходных рынков", Екатерина Жорняк "Психология детства", Аркадий Блинов "Модели рациональности", Виктор Молчанов "Время субъективности и мир значений", Михаил Маяцкий "Аргументация и множественность", Ирина Великодная "Редкая книга. Рынок антиквариата".

- Каков практический выход этих исследований - это теоретическое знание или вы хотите влиять на ситуацию?

- Двоякая задача, безусловно. С одной стороны, надо ввести в оборот целый спектр научных текстов и методологий, которые не были (или были недостаточно) известны в нашей стране. Вообще вы понимаете, что исследования, связанные с потреблением, - это крайне актуальная, правильная, нужная задача на данной стадии развития общества. В последнее время нам были доступны лишь работы на эту тему некоторых западных мыслителей, скажем, Бодрийара или Джеймисона. Это были не научные исследования в собственном смысле слова, а скорее нонконсюмеристские заклинания, впрочем, крайне полезные и бодрящие. Мы же пытаемся работать с научными программами, изучающими рынок культурного потребления, - с фактами, со статистикой, с историческими анализами и социологическими данными.

- А как влиять?

- Это сложный вопрос. По крайней мере, если мы поймем, как функционируют эти рынки, то это уже хорошо.

- Скажите, вы считаете, что произведение искусства является только предметом потребления в современном обществе или же оно играет и какую-то другую роль? Или вас оно интересует только с точки зрения потребления?

- Это вопрос мировоззренческий, а вы его задаете директору издательских программ. Я не являюсь автором идеологии фонда (это задача руководителя фонда Александра Долгина, экспертного и научного советов). Как предмет исследования он интересует только с точки зрения его движения на рынке.

- Вы изучаете только отечественный культурный рынок или также европейский, американский?

- Пока мы заняты тем, что собираем, реферируем, анализируем, делаем обзоры западной литературы. На следующем этапе мы, получив представление о том, что сделано на Западе, будем проводить самостоятельные исследования.

- Как изменился культурный рынок в нашей стране за последнее время? И изменились ли ценности?

- Вы смешиваете два понятия - жизненную ценность и рыночную ценность. Конечно, культурный рынок расширился, мы стали получать больше, чем, скажем, в советские времена, сейчас нам есть из чего выбирать. О мировоззренческих же ценностях говорить сейчас я не готов. Нас интересует ценность во втором смысле, ценности немировоззренческие, но имеющие в себе символическую компоненту.

- Потом все исследования фонда будут издаваться?

- Структура деятельности фонда такая: мы выдаем стипендии и гранты на самостоятельные исследования. К слову сказать, эти стипендии позволяют ученому спокойно существовать, занимаясь только исследовательской работой, не прибегая больше к бессмысленной трате сил на подработки. Тексты, возникающие в процессе работы стипендиатов, будем издавать.

- Вы считаете, что такого рода исследования будут интересны обществу, которое проявляет небольшой интерес к философии как таковой?

- Я думаю, что попыткой сформировать новую исследовательскую область мы привлечем достаточно большое количество исследователей и просто заинтересованных читателей. Ведь, находясь в окружении культурного предложения, мы должны знать, что означает наш выбор, как именно делать этот выбор, что последует за нашим выбором.

- Вы не планируете создания какого-нибудь периодического издания, связанного с этими исследованиями?

- Зачем? "Логос" продолжает существовать.

- Он будет связан с фондом?

- Да, его финансирование будет осуществляться в значительной степени фондом, кроме этого его финансируют ВШЭ и частный меценат Андрей Хазин. И тематика в той или иной степени будет пересекаться с деятельностью фонда.

- Значит, концепция "Логоса" изменится?

- Начиная с этого года "Логос" увеличится в объеме. На треть он будет оставаться прежним классическим философским журналом. На две трети это будет издание, пытающееся работать с междисциплинарной проблематикой. Четыре ближайших номера "Логоса" на две трети будут посвящены темам "Город", "Деньги", "Потребление культуры" и "Кино".

- Какие книги в рамках программы фонда выйдут в ближайшее время?

- Первая книга, которая у нас вышла, это Вирилио, "Информационная бомба", совместно с издательством "Гнозис". Готовится ряд фундаментальных антологий. До конца года выйдет около 15 монографий и сборников статей. Среди прочего Бурдье, Жижек, Маяцкий, Аронсон, Кобрин, Шимов, Ремизов. Готовятся переводы Зомбарта, "Философии денег" Зиммеля. Наконец реализуется моя давнишняя мечта - начата серия "Интеллектуальные биографии", в сентябре выйдет книга Руднева о Витгенштейне, в ноябре Рудинеско о Лакане и т.д. Будет серия тематических рефератов западных авторов и, собственно, серия "Исследования по прагматике культуры". Плановые возможности фонда без привлечения дополнительного финансирования - 20-30 книг в год.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Грузинская молодежь опять требует декриминализации наркотиков

Грузинская молодежь опять требует декриминализации наркотиков

Юрий Рокс

Артиста посадили на 8 лет на основании показаний полицейских

0
1566

Другие новости

Загрузка...
24smi.org