0
864
Газета Печатная версия

08.02.2018 00:01:00

Айболит ощутил тоску

Хирургические операции среди снега и льда и на скальной полочке

Тэги: проза, воспоминания, альпинизм, медицина, айболит, узбекистан, памир, тяньшань, горы, травмы


проза, воспоминания, альпинизм, медицина, айболит, узбекистан, памир, тянь-шань, горы, травмы Тянь-Шань красивый, но опасный. Фото Олега Бровко

Эта книга и художественная, и нехудожественная одновременно.

Художественная она потому, что Борис Абрамов так живо описывает быт, жизнь и приключения альпинистов, а также свои каждодневные злоключения (а они у альпинистского врача не прекращаются никогда), что просто хочется поскорее прочитать страницу и поскорее перейти на следующую, чтобы узнать, а что же будет дальше и спасет ли Айболит (кличка автора в команде альпинистов) очередного пострадавшего в горах.

Не художественная эта книга в том смысле, что в ней нет откровенного вымысла. Врач-реаниматор, все свои отпуска проводивший в горах и являвшийся с начала 70-х по начало 90-х годов врачом сборной команды Узбекистана по альпинизму, описывает свою работу и восхождения в составе этой уникальной команды на Памире и Тянь-Шане.

5-13-11.jpg
Борис Абрамов. Записки альпинистского врача. – М.: Risk. ru, 2017. – 136 с.

Абрамов мастерски закручивает сюжет и держит интригу повествования, хотя, по сути, просто вспоминает дела давно минувших лет. Вадим Эльчибеков, лидер и главный тренер команды, в неофициальной табели о рангах того времени в стране считался альпинистом-высотником номер два. Автор колоритно описывает людей, каждый день привыкших рисковать, привыкших выручать друг друга, людей, которым в обычной жизни не хватало риска, преодолений и чувства победы.

Попасть в команду Эльчибекова было непросто, ох как непросто! Ох как нелегко было завоевать свое место среди этих мастеров и «снежных барсов», чемпионов, по десятку раз бывавших на высочайших вершинах и привыкших выживать в любых условиях. Вот как автор описывает свою первую встречу с Эльчибековым, когда он просился взять его в команду: «Айболит видел перед собой очень крупного, восточного типа смуглого брюнета, чем-то напоминавшего тигра, с мощными плечами и огромными кулаками, с грозным, умным и внимательным взглядом. В общении он был прост и, к удивлению Айболита, согласился сразу, но предупредил, что команда непростая, все бандиты, а единственный врач, которого команда уважала, погиб на Победе».

Немногим позже Абрамов пишет: «Эти бандиты оказались профессионалами высокого класса с честными сердцами и чистыми душами и с такой же горячей кровью, как у Айболита, и врач им требовался тоже знающий».

Автор – Борис Абрамов, он же Айболит – как врач и альпинист прижился в этой команде на 18 лет. Вот их будни. На пике Ленина альпинист Жорка пошел набрать чистого снега, чтобы вскипятить чай, и  вместе с кастрюлей провалился в ледовую трещину на 20 метров. Один из его товарищей по прозвищу Арлекин с веревкой спустился в трещину, при этом сам немного побил голову. Товарищи Жорку, сильно побитого, но живого, на веревках из трещины вытащили. Повреждения для альпиниста даже не очень значительные, если бы сломанные ребра не повредили легкое. Нужна была срочная операция, а вокруг снег и лед. Абрамов пишет: «Оценив состояние и уже зная, что надо делать, Айболит ощутил тоску и снова, как это случалось не раз, почувствовал тяжесть упавшего земного шара на его плечи». Это автор описывает свое состояние перед проведенной им операцией на высоте 5300 метров. В качестве скальпеля – тупой нож. Но медлить было нельзя. При задувающем ветре, на расстеленных на снегу ковриках операция проведена. Но дальше надо спустить человека вниз, к вертолету.

Вот что пишет Абрамов про спуск товарища с высоты 5300 метров на пике Ленина: «Вниз несли Жорку медленно, с передышками, чтоб не помер при тряске. Он жаловался на нехватку воздуха, но пульс был хоть и частым, но достаточно наполненным, дренаж работал, сознание у него было ясным, и отжатый тяжелым стрессом Айболит популярно Жорке объяснил, что иначе тот и не может себя чувствовать, на этой высоте с только одним работающим легким, и что никто не тащил его на эту гору, а пошел он сам, и никто не толкал его в эту трещину, сам влез по дурости, а у Арлекина вся башка из-за него в крови, а у всей команды сейчас тоже жизнь далеко не малина, и можно представить, что творится сейчас в базовом лагере, и вообще терпеть надо и спасибо сказать Богу, что остался жив. Отповедь подействовала, Жорка перестал жаловаться, а после спуска метров на сто задышал ровнее».

Авторитет Айболита рос. После операции на высоте 5300 метров и излеченного во время следующего восхождения отека легких на высоте 6300 метров слава о нем распространилась по всему Памиру. Команда стала им гордиться. Восходители стали ему верить. И как верили.

На стене пика Высоцкого произошел срыв. По рации передали, что последствия плохие. Настолько плохие, что Айболит не верил, что придет к живому человеку. Члены спасотряда зашли на пик по простому маршруту и стали спускаться по веревкам вниз, к пострадавшему. Ночью пришли. Чарли – сорвавшийся альпинист с переломами ребер, разрывом селезенки и переломанными руками, лежавший на маленькой скальной полочке, – сказал: «Айболит, я ждал тебя и не умирал. И теперь не умру».

При свете фонарей напарников Айболит начал свою работу. Использованные шприцы улетали в бездну, не ударяясь о скалы. Начало светать. Это утро Айболит встретил на полочке, у него на коленях покоилась голова спящего Чарли, ноги свисали в никуда, а внизу мило журчала речка. За день живого Чарли спустили вниз, прилетел вертолет.

Все участники этого восхождения прошли потом еще много маршрутов. А Борис Абрамов написал хорошую приключенческую книгу.

Читайте об альпинистах также 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Стыд и хитрость

Стыд и хитрость

Аурен Хабичев

Два рассказа о том, что проблемы есть у всех

0
17554
На фоне Тургенева

На фоне Тургенева

Ольга Акопова

Бежин луг – праздник, который всегда с тобой

0
257
Смесь самогона с портвейном

Смесь самогона с портвейном

Илья Китуп

Анатолий Гаврилов о том, что ему близок Чарли Чаплин, и о море, которое не море, а mori

0
1205
А на Монблан – шампанского

А на Монблан – шампанского

Фиест

Элегия о том, как туристы, депутаты и Минпромторг нашли русскую идею

0
1367

Другие новости

Загрузка...
24smi.org