0
1035
Газета Печатная версия

08.08.2019 00:01:00

Во гневе я убил клопа

Словесность, выручающая во время полового разбоя и полового покоя

Тэги: поэзия, телеканал культура, рифмы, айфоны, есенин, джойс, гоголь, лирика, любовь, петрарка, болдино, михайловское, пушкин, катуар


(поэзия, телеканал «культура», рифмы, айфоны, есенин, джойс, гоголь, лирика, любовь, петрарка, болдино, михайловское, пушкин, катуар) Знать не зря поэт Языков упреждал нас, дураков, о нашествии языков и смешенье языков. Лубок из собрания Д. Ровинского. XVIII век

«Толковый словарь» Игоря Волгина… Это что? Новый толковый словарь «живого великорусского языка», по типу словарей Даля, Брокгауза и Ефрона, Ушакова, Ожегова и разных специфических словарей – фразеологии, пословиц и поговорок, диалектов, жаргонов, синонимов и антонимов, орфоэпии? Нет. Это книга избранных стихов «самого молодого шестидесятника», известного и признанного поэта, писателя, ученого, историка, достоевиста, президента Фонда Достоевского, академика РАЕН, ведущего популярной программы «Игра в бисер». «Толковый словарь» Игоря Волгина можно с полным правом назвать и словарем «живого великорусского языка», но не IX века, а уже нового времени. Словарь включает в себя лексику с древнерусских времен до наших дней. Встречается у него и прямая, без эвфемизмов, неподцензурная лексика, как неотъемлемая часть великорусского языка, но: «Матерную лексику сверх меры /Я стараюсь не употреблять». Так говорит поэт. А если он употребляет ее, то лишь в редких случаях, для усиления какой‑то своей мысли и для ее более яркой эмоциональной окраски.

Кое‑кто из наших литературных авторитетов утверждает, что рифма в русской поэзии исчерпана, изжила сама себя и что новых, не затертых рифм в русском языке осталось, может быть, пяток на всех стихотворцев. Но Игорь Волгин полностью опровергает это своей поэзией. У него в стихах такие прекрасные, такие оригинальные новые рифмы. Архаизмы Волгин соединяет со словами нового лексикона, и получаются великолепные пары‑гибриды, великолепные рифмы, которых не было ни у кого из поэтов XIX и XX века: Афоны – айфоны, денька – ДНК (а), ГОСТом – погостом, Аттила – тротила, шоры – офшоры, угль – погугль… Есть и очень смешные: Мао Цзе Дун – бздун (это слово относится не к Мао, просто рифмуется с ним). У Игоря Волгина есть все типы рифм. И они говорят о том, что русская рифма никогда не выродится, она неисчерпаема, как неисчерпаем русский язык. «Знать не зря поэт Языков / упреждал нас, дураков, /о нашествии языков/ и смешенье языков». Пушкин говорил: если поэт не чувствует рифму, тогда что он вообще может чувствовать? Игорь Волгин чувствует рифмы как мало кто из поэтов.

В телепередачах «Игра в бисер» на телеканале «Культура» Игорь Волгин всегда говорит: «Читайте классику». Сам он и читает, и знает классику, и разбирается в ней. И классика оказывает на него сильное благотворное влияние. Это чувствуется, например, и по центонам и реминисценциям, которые Игорь Волгин активно использует. Причем он не просто берет и вставляет их как инкрустацию, а слегка переиначивает, видоизменяет, подстраивает под свое перо. И делает это, как правило, с улыбкой, юмором, филологической игрой.

27-13-12_t.jpg
Игорь Волгин. Толковый
словарь.– М.: Время,
2019. – 336 с. –
(Поэтическая библиотека)
Например, там, где он переставляет слова из Пушкина местами, у него получается веселая инверсия: «Утром выгляну в оконце… /Так и есть: мороз и солнце. / Пишем: солнце и мороз». Или, например, Волгин ставит перед своим стихотворением эпиграф из Бориса Слуцкого: «Что‑то физики в почете, / что‑то лирики в загоне». И тут же переиначивает его, добавляя туда свою безобидную, но тонкую и острую иронию по поводу тех, кто у нас в почете: «Что‑то физики в загоне, / метафизики в почете». Или вот аллюзия из Есенина: «Как сказано, на счастье лапу / подай мне, Джойс», а не Джим». Есть в стихах Игоря Волгина и отголоски Достоевского «Во гневе я убил клопа… недолог путь и до старушки».

Юмора в стихах Волгина хоть отбавляй. Например, в стихах, где к поэту в Катуар (как в Болдино или в Михайловское к Пушкину) приходит «кот ученый»: «И кот ученый в сапогах сафьяновых ко мне заходит запросто на чай». А в стихотворении с китайской темой и с китайской словесной топонимической вязью и звукописью юмор такой, что вообще обхохочешься: «… руку простирал Мао Цзе Дун / на Тяньаньмэн – от яня и до иня». Юмор присутствует у поэта даже и в серьезных стихах. Например, в стихотворении о «режиме полового покоя», который герою (перенесшему операцию) предписывает врач. Герой подходит к этому как древнегреческий философ и считает, что «счастье возможно и без». Он лежит на диване в состоянии покоя и блаженства, вспоминает времена «полового разбоя», пишет стихи об этом и в этом находит свое удовольствие. Российская словесность выручает во всех случаях жизни. «Нас российская словесность / Выручает, как всегда», – пишет Игорь Волгин.

В стихах о любви у Игоря Волгина проявляется его романтическая, благородная натура. Когда он смотрит на «локон» девушки, ему думается «прекрасном и высоком». И он сам себе и всем советует постараться «мыслить о высоком, а о низком – мыслим мы и так». И если он влюбляется, то всерьез, и возлюбленная представляется ему «небесным твореньем», и он хочет быть для нее принцем и кандидатом в короли. Хочет видеть ее своей мадонной, даже если она «оторва из оторв» и глушит «портвейн из горла»: «Побудь, побудь моей мадонной, хотя бы в этот выходной». Он наделяет возлюбленную особенными чертами, но любит и такою, какая она есть, и даже уже и седую и не очень молодую, такая она ему еще «родней и дороже».

Мы знаем, что Тютчев написал свои лучшие стихи в зрелом возрасте, после 50 лет, а после 60 написал свои самые глубокие стихи, посвященные Елене Денисьевой. Илья Сельвинский тоже создал свои лучшие лирические стихи после 50: «Мне в пятьдесят явилась Муза». Кирилл Ковальджи писал до 87 лет, до самой смерти. Своим «Толковым словарем» Игорь Волгин доказывает, что создать высокие поэтические образцы можно в любом возрасте. В книге есть стихи, которые он написал в 20 лет (раздел «Из ранних тетрадей»), стихи, которые он написал в 30 лет (раздел «Разные годы»), и так далее до настоящего времени. И те, которые он написал в 70 лет, никак не слабее по эмоциональному накалу, но гораздо совершеннее по мастерству. В заключение своих заметок о книге Игоря Волгина хочется сказать его же словами: «Читайте классику – и не только классику прошедших времен, но и нашего времени, современную классику».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Мистерия собирания бога

Мистерия собирания бога

Юрий Татаренко

Санджар Янышев о священной траве исырык и о том, как птицы могут быть насекомыми

0
1360
Люблю как голос хора

Люблю как голос хора

Глеб Богачев

В «Стихотворном бегемоте» вспоминали поэта Владимира Гоголева

0
281
ЛиФФт кочует по России

ЛиФФт кочует по России

Людмила Вязмитинова

V Всероссийский литературный фестиваль фестивалей пройдет в Москве

0
151
Париж Набокова, Краснодар Кузнецова…

Париж Набокова, Краснодар Кузнецова…

Мария Бахтинова

Образ города обсуждают в Гданьске

0
118

Другие новости

Загрузка...
24smi.org