1
1743
Газета Печатная версия

19.02.2020 20:30:00

Операция «Клевер»

На плечах Юлиана Семенова

Тэги: история, проза, великая отечественная война, курская битва, сталин, черчилль, рузвельт, гиммлер, шелленберг, сталинград, юлиан семенов, ядерная бомба


6-14-13250.jpg
Дмитрий Поляков-Катин.
Берлинская жара.– М.:
Художественная литература,
2019. – 352 с.
Каким должен быть современный роман о Великой Отечественной войне? Интеллектуальным и мощным, но традиционным, лишенным признаков комикса. Начало основных событий романа «Берлинская жара» – 1943 год. В ближайшее время развернется Курская битва. Кроме всего прочего она была важна для СССР по внешнеполитическим мотивам: нарастали противоречия между Сталиным, с одной стороны, и Черчиллем и Рузвельтом – с другой. Сражение на Курско-Орловском выступе стало для рейха определяющим стратегическим событием. Гитлер решил направить сюда главные силы, серьезно истощенные после поражения под Сталинградом. План «Цитадель» должен был вернуть нацистам инициативу в войне на Восточном фронте «на земле». Стратегическую инициативу им дало бы ядерное оружие. Перед нашей разведкой стоит задача узнать, что содержится в секретном «урановом» докладе Гиммлера, переданном Гитлеру лично, в обход доверенных советников. А также установить, насколько близко английская разведка подобралась к урановой программе рейха; операция названа «Клевер». Ядерного взрыва тогда никто не видел, но мы-то знаем, что он чем-то похож на знак карточной масти треф или на листик лугового цветка...

Действуя в традиции Юлиана Семенова, лауреат Бунинской премии Дмитрий Поляков-Катин балансирует на грани опасного парадокса. Мюллер Семенова, особенно в исполнении Леонида Броневого, иногда представляется чуть ли не симпатичным. В романе Дмитрия Полякова-Катина Шелленберг вполне по-человечески жалуется: «Жарко сегодня. У вас голова не болит? А у меня побаливает. Не переношу, знаете ли, жару, особенно нашу, берлинскую. Угостите сигаретой?.. Американские. Многие по привычке считают их женскими. Я должен вам пфенниг». Но грань все же не перейдена: становится понятно, как, оставаясь людьми внешне, закуривая и попивая коньяк, обмениваясь остроумными замечаниями, некоторые исторические личности, возможно, не сознавая того сами, напрочь лишились всего человеческого, выгорели, словно превратившись в призраков в человеческом обличье, которых страдания миллионов не ужасают, не вызывают сострадания.

В романе действуют знакомые герои: педантичный до кретинизма Гиммлер, Мюллер с бульдожьей хваткой, его помощник Шольц, не менее опасный, чем шеф, «полуфранцуз» Шелленберг со своими манерами. Автор умело опирается на плечи гиганта Семенова, но своеобразия не теряет, вводит персонажей новых – актрису Ольгу Чехову, почти чистокровную немку, Мартина Хайдеггера, спокойно работавшего при нацистах. Интрига романа не только, как и положено, захватывающая. Она выдает осведомленность автора, пожалуй, не меньшую, чем у допущенного в свое время к секретным папкам разведки Юлиана Семенова. Торгуясь с англичанами, Шелленберг одновременно подсовывает им дезинформацию, которая заставляет британцев наносить удары по норвежским предприятиям по производству тяжелой воды, необходимого компонента для процесса обогащения урана. Мюллер копает под Шелленберга, и тому не остается ничего иного, кроме как заручиться поддержкой Гиммлера своих контактов с англичанами. Он убеждает рейхсфюрера СС: «Вам надо проявить решимость, действовать на опережение. И, получив мир на западных границах, взять власть в рейхе. Но – уже с урановым оружием. Они не хотят говорить с СС? Они будут говорить с бомбой».

Косвенно дан ответ на вопрос, почему Сталин не предпринимал никаких действий по ликвидации Гитлера, желал захватить фюрера живым и даже после окончания войны годами требовал все новых доказательств его самоубийства. Любые заговоры против Гитлера имели главной целью объединение ведущих стран Запада против России. «Все что угодно: заговор, переворот, ликвидация, арест. Но результат один: консолидация военной мощи на Востоке. При нейтралитете Англии и США консолидированный германский кулак обрушится на Советскую Россию и поставит ее на колени. В этом случае можно будет рассчитывать на поддержку Японии. А это уже война на два фронта. Без союзников русским не устоять. Разве не этого желает мистер Черчилль?»

Время от времени автор дает картинки жизни обыкновенных немцев. Блондинка из газеты, готовая переночевать у чиновника за сытный завтрак и в надежде на что-нибудь большее, довольно прямолинейна: «Снабжение у нас ни к черту, даром что партийный листок… Зарплаты плевые. Но Геббельс требует держать моральный дух. А откуда ему взяться, если все время жрать хочется? Я ведь из хорошей юнкерской семьи. Мы были богаты, пока не началась эта война. Отец разорился на поставках свинины и пустил себе пулю в лоб, чтоб ему пусто было. Слава богу, что я успела зацепиться за НСДАП, а то бы месила грязь на семейной ферме без продыху. Там теперь, говорят, не то бордель, не то госпиталь… » Драматичная перестрелка у входа в роскошный берлинский отель – образец применения сюжетного хода. Никто из разведчиков и даже приехавшие их схватить эсэсовцы в штатском не являются профессиональными суперменами, все они стараются избежать стрельбы, но когда это не удается, действуют решительно, а наш резидент – и геройски. Эпизод молниеносный. Специалисты рассказывают, что именно так и случается в реальности: несколько хлопков – и несколько трупов и раненых. И выполнен этот эпизод так, что, будучи совершенно вымышленным, придает роману реалистичности.

Автор отошел от исторической истины лишь в финале. В его повествовании, в Белоруссии был зачищен один из районов и произведено испытание. «В какие-то секунды раскаленная, как солнце, полусфера, стремительно расширяясь, бесшумно накрыла мир. Затем, будто живой организм, она резко сжалась, превратившись в подпираемый темно-серым клубящимся стволом огромный, пухнущий шар, который ринулся ввысь, к облакам, с нарастающим грохотом сметая все, что было вокруг, на земле, мощной ударной волной… На какое-то время наблюдавших за взрывом охватили потрясение и шок… Кто-то сидел на земле, кто-то озирался, схватившись за голову, кто-то бормотал какую-то несуразность… «Мы все пойдем в ад». Словом, есть повод подумать о том, что произошло бы, если бы Красная армия замедлила темпы наступления и позволила гитлеровцам довести ядерные разработки.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


Вадим 14:27 21.02.2020

Отличная рецензия. Единственное замечание по поводу того, что автор отошёл от исторической истины… Среди тех, кто считает, что Германия всё же создала и испытала А-бомбу - Олег Фейгин, доктор физико-математических наук, немецкий историк Райнер Карлш. Не всё так просто с официальной версией...



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Цивилизованное рабство. Большинство и сегодня выбирают положение угнетенных

Цивилизованное рабство. Большинство и сегодня выбирают положение угнетенных

Юрий Сигов

0
888
Тайне смерти Саввы Морозова уже больше века

Тайне смерти Саввы Морозова уже больше века

Георгий Коваленков

Его страховой полис обналичили быстро...

0
177
Святые встретились с обнаженными богами

Святые встретились с обнаженными богами

Дарья Курдюкова

Пушкинский музей рассказывает свою историю войны

0
1166
У нас

У нас

Мари Литова

0
210

Другие новости

Загрузка...
24smi.org