0
43388
Газета НГ-Политика Печатная версия

23.05.2017 00:01:00

Всемирная сеть словно коммунальная квартира, в ней невозможно что-то скрыть

Об эмоциях и контенте в традиционных СМИ и на интернет-ресурсах

Максим Артемьев

Об авторе: Максим Анатольевич Артемьев – историк, журналист.

Тэги: сми, интернет, блогеры, навальный, усманов

Читайте также:


сми, интернет, блогеры, навальный, усманов Политика вновь ушла в салоны и кухонные разговоры, только теперь там, благодаря Интернету, сидят не единицы, а миллионы человек. Иллюстрация Pixabay

Что бросается в глаза при сравнении респектабельных западных газет (а теперь и их сайтов) с российскими, так это их полнота и насыщенность. Отечественные же представляют какую-то удручающую картину водянистости. Даже при просмотре лучших из них остается впечатление неполноты и недостаточности. В хорошей западной газете есть все: и фельетон любимого автора на такой-то странице, и кроссворд, и обитуарий, и комиксы в привычных местах. Читатель открывает газету и знает, что его ждет. Более того, вполне вероятно, что ее читали и его родители, и дед с бабкой, которые находили каждый свое.

Вот этого вот ощущения буржуазной основательности и преемственности вовсе нет в наших СМИ. История у них коротка, но даже у старых газет нет никакой последовательности – они переходят из рук в руки, выпускающие команды тасуются, контент. И ожидать, что задешево будет сделано хорошо, солидно, с лоском – не приходится.

Основной удар по прессе был нанесен в 90-е. СМИ лишились стабильной финансовой подпитки. В массмедиа не были допущены иностранные инвесторы, которые бы могли и привнести навыки работы с рекламодателями, и задали бы стандарты современной работы. Вместо этого СМИ поступили на содержание либо к олигархам, либо к государству. Журналисты и их начальство зачастую становились медиаобслугой в разборках олигархов между собой и отдельными группировками в госаппарате. Это считалось торжеством свободы слова: мол, слушайте, что врут друг про друга Березовский с Гусинским, и сами определяйте, что вам ближе. Целые редакции существовали за счет информационного рэкета. Разумеется, все это напрочь убивало доверие к СМИ, и в решающий момент 2000–2001 годов россияне не вышли на защиту НТВ не по глупости, а по вполне рациональным основаниям, ибо не видели в «жертве» чего-то такого, что требовало бы сочувствия.

Солидных буржуазных СМИ по итогам 90-х в России, за редким исключением, не получилось, достойного контента они не предлагали, и за это время выросло поколение, не имеющее нужды и привычки в потреблении качественного медийного продукта.

Не случайно в России противоречия интернет-революции чувствуются сильнее, чем на Западе. Это касается и смерти некоторых бумажных СМИ, и конкуренции соцсетей с традиционными массмедиа. Там они сдают свои позиции куда медленнее, чем в России, поскольку у читателя и зрителя есть и традиция чтения качественных газет-журналов, и просмотра профессионально сделанных новостей по ТВ.

Неудивительно, что в такой ситуации (а природа не терпит пустоты) ту нишу, которая за рубежом принадлежит традиционным СМИ, в России заполняют соцсети и блогеры. Разумеется, на Западе тоже есть аналогичная тенденция – Дональд Трамп со своими 29,8 млн подписчиков ставит отважный эксперимент в Twitter, демонстрируя, как можно общаться с «молчаливым большинством» через голову газет и телевидения. Но там все-таки соцсети выполняют куда более скромную роль, а все самое интересное происходит в массмедиа.

В России же, напротив, – самые интересные политические и идеологические баталии, коррупционные скандалы и расследования, аналитика, а порой и новости проходят в Facebook, а также в других интернет-сервисах. Значимость блогеров YouTube с миллионами просмотров и подписчиков вполне сопоставима со значением сайтов СМИ, а нередко и превосходит их, поскольку они предоставляют уникальный контент, наличием которого не могут похвастаться массмедиа.

На примере Алексея Навального хорошо видна эволюция такого рода блогеров. Сперва – ЖЖ, работа с текстами, затем постепенный переход в онлайн-телевидение, ведение видеоблога. В итоге у Навального целый медиахолдинг (с небольшими, видимо, затратами) – тут и персональный блог, и Twitter, и Facebook, и Instagram, и канал на YouTube. Каждая его составляющая выполняет свою функцию. Перенос тяжести с текста на видео позволил резко повысить охват аудитории. В пору ЖЖ Навальный и мечтать не мог о более чем десяти миллионах посетителей, как теперь в случае особенно удачного ролика. Формат YouTube позволяет не только вести свою передачу, поддерживать онлайн-общения со зрителями, но и распространять созданные фильмы.

Разумеется, Навальный – не первопроходец, Вячеслав Мальцев первым показал, чего может достичь удачливый видеоблогер. В секторе Рунета уверенно чувствует себя Анатолий Шарий. Список можно продолжать. Причем необязательно даже быть блогером. За общественного лидера вполне могут работать сторонники, как это происходит, например, с Юрием Болдыревым или Татьяной Монтян. В том же YouTube создаются группы их поклонников, которые придумывают и распространяют контент, компилируют интервью, выступления, делают нарезку и подборку наиболее ярких и интересных заявлений.

Формат видеоблогинга позволяет все те же формы участия, что традиционное телевидение: групповые дискуссии, приглашения гостей, ответы на вопросы зрителей в прямом эфире. Эффективность размещения видео в Интернете доказывает тот факт, что к нему прибегают все чаще не только деятели оппозиции, вспомним последнее заявление Алишера Усманова, которое увидели миллионы зрителей, или ролик певицы Вокс. Причем просматривать его можно где угодно, например, в том же метро со смартфона. Содержание массы ботов и троллей также свидетельствует о том, какое значение власть придает не только контролю за ТВ, но и за Интернетом.

Общество в своем развитии возвращается в своеобразную архаику домедийного периода, только на ином технологическом уровне. Политика вновь ушла в салоны и кухонные разговоры, только теперь благодаря Интернету в салоне и кухне присутствует не несколько или даже несколько десятков человек, а миллионы. Всемирная сеть представляет собой коммунальную квартиру, где сплетни распространяются моментально и скрыть ничего невозможно. Тезис Маршалла МакЛюэна о «глобальной деревне» получил свое несколько неожиданное подтверждение.

В свое время Ницше говорил о «смерти Бога». Сегодня в студенческих кампусах издевательски пишут на стенах «Ницше умер. Бог». Не стоит поэтому утверждать, что традиционные СМИ умрут. Нет. Но им предстоит тяжелая и болезненная трансформация.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Навальному нужна только "Россия будущего"

Навальному нужна только "Россия будущего"

Иван Родин

Борьба с Минюстом за регистрацию партии позволит оппозиционеру еще раз обратиться в ЕСПЧ

0
1416
Навальный возвращается на выборы

Навальный возвращается на выборы

Иван Родин

Электоральные процедуры опять используют против власти

0
2094
О движении СМИ в сторону соцсетей и наоборот

О движении СМИ в сторону соцсетей и наоборот

Государству удобно загонять новые медиа в традиционные рамки

0
1012
Лукашенко против Всемирной сети

Лукашенко против Всемирной сети

Антон Ходасевич

Белоруссия будет идентифицировать участников интернет-форумов

0
1271

Другие новости

Загрузка...
24smi.org