0
531
Газета Печатная версия

12.05.2004

Между каноном и политикой

Никита Кривошеин

Об авторе: Никита Игоревич Кривошеин - прихожанин русского православного храма в Париже.

Тэги: движение, православие, традиция, Тизенгаузен

В конце марта нынешнего года в Париже состоялось учредительное собрание "Движения за поместное православие русской традиции в Западной Европе". Его инициаторами стали русские верующие-миряне трех православных юрисдикций: Константинопольского и Московского Патриархатов, а также Русской Православной Церкви Заграницей. По мысли участников движения, в Западной Европе должна быть создана единая многонациональная Поместная Православная Церковь. Напомним, что первоначально такой сценарий был предложен Патриархом Алексием II в его послании от 1 апреля 2003 года (см. "НГР" от 16.04.2003). Мы предлагаем вниманию читателей интервью с Василием фон Тизенгаузеном, одним из членов этого движения.

- Василий Николаевич, что вы можете сказать о нынешних отношениях между Архиепископией и Русской Православной Церковью Московского Патриархата?

- Прежде всего необходимо вспомнить о главных событиях в истории Архиепископии. В 1931 году митрополит Евлогий (Георгиевский), не смирившийся с тем, что Церковь в России оказалась под властью безбожного коммунистического режима, попросил у Константинопольской Патриархии временно перейти под ее омофор. И это ему разрешили.

Тогдашняя РПЦ, впрочем, как и нынешняя, будучи Матерью-Церковью Архиепископии, не признала каноничности этого перехода в другую юрисдикцию.

В 1965 году Вселенский Патриарх Афинагор подтвердил правильность позиции РПЦ. Он отказал в продлении канонического пребывания Архиепископии под Константинополем и предписал ей вернуться под омофор РПЦ. Само собой разумеется, решение Вселенского Патриарха могло быть только каноничным.

Архиепископия считала в то время, что РПЦ слишком тесно связана с коммунистическим режимом. Она отказалась подчиниться предписанию Вселенского Патриарха и провозгласила себя независимой. Это было непростое решение и добиться его признания другими Церквами было трудно. Архиепископии вскоре пришлось просить Вселенского Патриарха вновь принять ее в свою юридисдикцию. Патриарх Афинагор согласился, но "понизил" положение Архиепископии, переставшей быть Экзархатом и ставшей Викариатством одной из местных митрополий Константинополя.

- Вы долгие годы были одним из самых близких сотрудников покойного епископа Сергия (Коновалова). Как он реагировал тогда на сложившуюся ситуацию?

- Покойный епископ всегда ощущал свои русские корни. Он страдал от разделения верующих православных русской традиции в Западной Европе на три юрисдикции: РПЦ, РПЦЗ и Архиепископию. Страдал он также и оттого, что многонациональная европейская епархия оказалась в подчинении менее крупной местной национальной (Греческой) Церкви.

Он стремился восстановить бывший статус Архиепископии по отношению к Вселенскому Патриархату, к его Святому Синоду. Для этого епископ Сергий восстановил тесные связи с Константинополем, чего не было сделано его предшественниками на кафедре. Эти контакты привели к внесению изменений в устав Архиепископии и изданию Патриаршего томоса (декрета, на основании которого существует Церковь. - "НГР"), восстанавливающего Экзархат, непосредственно подчиняющийся Константинопольскому Патриарху.

Владыка Сергий ставил перед собой задачу восстановления церковного общения и сослужения на всех уровнях между Архиепископией и Матерью-Церковью. В этом он опирался на одобрение и благословение Вселенского Патриарха Варфоломея.

Прямое общение с Москвой было восстановлено в 1995 г., но епископ Сергий стремился к еще большему сближению, однако не на любых условиях. Для того чтобы четко обозначить перспективы, он в полном согласии с Советом Архиепископии учредил комиссию под названием "Будущее Архиепископии". Комиссия проработала несколько лет и подготовила обобщающий документ из 10 пунктов. Этот "программный" документ обсуждался Советом епархии, членом которого был и нынешний архиепископ Гавриил (де Вильдер).

Владыка Сергий сообщил об этих десяти принципах Константинопольскому и Московскому Патриархатам. Последний тогда с ними не согласился. 1 апреля 2003 года, через два месяца после кончины епископа, Патриарх Алексий II опубликовал открытое письмо, смысл которого в большой степени совпадал с устремлениями владыки.

- Как вы прокомментируете это послание Московского Патриарха?

- Прежде всего надо лучше вчитаться в послание и разобраться в его сути. Наши "модернисты" прекрасно поняли его содержание и потому не только отказались говорить о нем, но и сделали все, чтобы верующие не смогли как должно ознакомиться с этим текстом и правильно его понять. Этим и объясняется поток открытых писем, захлестнувший Епархию вплоть до Генеральной ассамблеи, состоявшейся 1 мая 2003 года.

Доводы авторов этих писем сводятся к достаточно простым утверждениям:

Наша верность православию не может быть поставлена под сомнение.

РПЦ - плохая Церковь, так как она стремится подчинить нашу Архиепископию своему костному и ретроградному укладу.

Предложения Патриарха Алексия II сводятся к переходу под юрисдикцию Московского Патриархата с последующей потерей нашей идентичности.

Сам факт рассмотрения письма Патриарха антиканоничен.

Вдумчивое прочтение Патриаршего письма позволяет заключить, что Алексий II предлагает объединить на основе добровольности все православные приходы и верующих Западной Европы, придерживающихся русской традиции, в единое церковное образование, состоящее из нескольких епархий.

Это образование станет прообразом и началом будущей поместной Православной Церкви в Западной Европе. Оно будет располагать статусом автономии, собственным уставом, своими иерархами, свободно выбранными собраниями духовенства и мирян.

- Вы можете сказать, из кого состоит нынешняя Архиепископия, кто ее духовенство и миряне?

- Прежде всего это клир и миряне русских корней, сохранившие привязанность к вере своих предков. Среди этих людей есть и пожилые, и молодежь, есть и вновь прибывшие из бывшего СССР. Есть также клир и миряне русского происхождения, которым пришлось из-за разных обстоятельств оторваться от своих корней. Они стремятся обрести новую идентичность для себя и для "своего православия".

В этом направлении были попытки сделать традиционное русское православие более "современным" и более "западным". Поначалу речь шла об усилиях, совершаемых укромно и как бы тайно. Я имею в виду критику иконостаса и попытки его совсем упразднить, сомнения в необходимости исповеди, сокращение продолжительности служб, допуск девушек в алтарь, все меньшее богослужебное использование славянского и русского языков, изобретение "экуменических" служб.

А недавно "Бюллетень нижнего придела Александро-Невского собора" в Париже сообщил нам о том, что все эти новшества кое-где вошли в обычай!

Есть в Архиепископии и бывшие католики, не удовлетворенные своим духовным поиском и перешедшие в православие. В зависимости от того, кто им духовно помог перейти в православие, некоторые из них строго и неукоснительно придерживаются русской традиции. Другие, нашедшие оправдание своему переходу в красоте и каноничности русской православной традиции, находятся где-то посередине между рецидивами католичества и не полностью понятым православием. Как только Русская Церковь освободилась от ига коммунистического режима, эти люди стали испытывать разочарование оттого, что РПЦ не встала на тот путь "модернизации", который они навязывают нам на Западе. Теперь они отошли от своих прежних друзей и превратились в яростных врагов РПЦ.

Но это мои представления о том, кто входит в Архиепископию, поскольку специальных исследований на эту тему не проводилось.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Архиерейский Собор Сербской православной церкви подверг критике действия Константинополя

Архиерейский Собор Сербской православной церкви подверг критике действия Константинополя

0
702
Офицеры, стреляться!

Офицеры, стреляться!

Фиест

Элегия о том, как врио главы Башкортостана Радий Хабиров боролся за безопасность дорожного движения

0
5130
Иван Сергеич, не говори красиво

Иван Сергеич, не говори красиво

Сергей Дмитренко

Ядерная зима и Герасим как символ разворота цивилизации

0
1284
Украинский путь – не для Македонии

Украинский путь – не для Македонии

Павел Скрыльников

У балканского православия сложная история взаимоотношений с соседями

0
3478

Другие новости

Загрузка...
24smi.org