0
502
Газета Политика Печатная версия

06.02.2007

Конфронтация по умолчанию

Алексей Богатуров

Об авторе: Алексей Демосфенович Богатуров - доктор политических наук, профессор, заместитель директора Института проблем международной безопасности РАН.

Тэги: путин, буш


В речах российских и американских лидеров вдруг замелькало неуклюжее слово «диверсификация». В экономике и политике оно означает примерно одно и то же – преодоление чрезмерной зависимости от какого-то одного партнера за счет развития отношений с несколькими разными. Для президента Буша диверсификация – прежде всего уменьшение зависимости от импорта энергоносителей с Ближнего Востока. Он провозгласил эту цель еще в прошлом году, но в январе 2007-го уточнил: за 10 лет потребление бензина в США должно сократиться на 20%, что может позволить свернуть ввоз арабской нефти на три четверти.

Цель грандиозная, но и американцы – ребята упрямые. Интересней, правда, другое: республиканцы фактически признали невозможность обеспечить надежность энергоснабжения с Ближнего Востока силовым путем. Война в Ираке не стала для Вашингтона инструментом надежного обеспечения потребностей в нефти. Оттого Буш формулирует новые приоритеты администрации: изменить структуру энергобаланса США. Потреблять меньше нефти, но больше угля (на основе внедрения экологически чистых технологий), энергии ветра и солнца. И самое главное – Америка возвращается к расширению производства атомной энергии, отказавшись от ограничений, установленных в конце 1970-х годов. Это – «диверсификация по Бушу», как он ее описал в недавнем послании к нации.

В российской политике смысл диверсификации шире и изощренней. Во-первых, диверсификация – это сокращение зависимости от транзитных стран, прежде всего Украины и Белоруссии, за счет освоения новых маршрутов экспорта российских энергоносителей (по дну Балтики и из северных портов). Во-вторых, это ограничение роли стран ЕС как потребителей российских газа и нефти. Евросоюз разумно заявляет о намерении (подобно Соединенным Штатам) шире использовать альтернативные источники энергии, свертывать по возможности импорт из России («диверсификация по-евросоюзовски»). Москва продумывает варианты налаживания экспорта в Китай и строительство трубопроводных систем к побережью Тихого океана.

То и другое объективно побуждает размышлять о третьем – неизбежном политическом смысле «диверсификации по Путину». Несмотря на явное и вполне последовательное стремление российского президента удержать линию доверительного диалога с президентом американским, равно как и политику поиска адекватных форм партнерства России с США, изменения в российско-американских отношениях происходят. Характер этих изменений, думаю, неправильно трактуется большинством авторов СМИ – как западных, так и российских. Ни возвращения к холодной войне, ни нарастания враждебности между Россией и США на уровне реальной политики нет.

Есть осторожное дистанцирование Москвы от поддержки авантюристических (война в Ираке) или чрезмерно рискованных (планы нападения на Северную Корею или Иран) затей Вашингтона. Есть связанные с этим сомнения американской администрации в том, насколько можно рассчитывать на продолжение партнерских отношений с Москвой, если внешнеполитическая линия Буша, например, станет еще более непримиримой и угрожающей стабильности в регионах мира, близких к границам России.

Есть профессиональное желание репортеров описать этот процесс наиболее сенсационным образом, нарочито сгущая краски и выдавая домыслы за государственную политику. И, наконец, есть желание пожилого поколения американских и российских аналитиков, тех, кто делал карьеру еще в эпоху советско-американского противостояния, вернуть к себе внимание власти. «Холодная война возвращается, ура! Нас снова станут слушать в Кремле и Белом доме».

Последний штрих. В ежегодном интервью президент Путин дважды энергично подчеркнул намерения дать асимметричный и эффективный ответ на неадекватные планы НАТО разместить свои военные объекты в Польше и Чехии. Прозвучало весомо, но воинственно. Для контраста: за три дня до того в послании Буша Конгрессу Россия была упомянута дважды – оба раза в ряду американских партнеров по урегулированию международных конфликтов. Может быть, двум президентам пора встретиться и поговорить? Есть ощущение недопонимания, на котором не прочь сделать карьеру и деньги профессионалы от авантюр.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков: В СССР у академиков было больше свободы, чем сейчас

Константин Ремчуков: В СССР у академиков было больше свободы, чем сейчас

0
832
Экономика прыгнет выше головы к 2020 году

Экономика прыгнет выше головы к 2020 году

Михаил Сергеев

Главным ускорителем станут инвестиции "из ниоткуда"

3
8684
Праздник Кулибиных от оборонки

Праздник Кулибиных от оборонки

Работников оборонно-промышленного комплекса поздравил Путин

0
510
"Запад-2017": Рухнет ли режим недоверия

"Запад-2017": Рухнет ли режим недоверия

Под конец учений "Запад-2017" в НАТО признали их открытость

0
1868

Другие новости

24smi.org
Загрузка...