0
1655
Газета Политика Печатная версия

20.02.2009

Правосудие ошибок

Тэги: политковская, убийство, суд


политковская, убийство, суд Анна Политковская снова оказалась права в оценке отечественной системы правосудия.
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Вчера коллегия присяжных Московского окружного военного суда (МОВС) единодушно вынесла оправдательный приговор обвиняемым по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Вердикт: следствию не удалось собрать веских доказательств вины подсудимых. Таким образом, спустя два года после открытия дела правоохранительные органы продемонстрировали полную беспомощность в расследовании крупнейшего политического убийства последнего времени.

На 19 вопросов из 20 присяжные ответили оправдательным решением, посчитав вину подсудимых, двух братьев Ибрагима и Джабраила Махмудовых и бывшего сотрудника МВД Сергея Хаджикурбанова, недоказанной. Единственный факт, признанный доказанным, – само убийство. Коллегия оправдала Хаджикурбанова и подполковника ФСБ РФ Павла Рягузова по обвинению в превышении должностных полномочий в отношении предпринимателя Эдуарда Поникарова.

Процесс по делу об убийстве Анны Политковской тянулся с ноября прошлого года. Все это время прокуроры уверяли и власть, и граждан в том, что имеют на руках неопровержимые доказательства причастности подсудимых к совершению преступления. И все это время адвокаты подсудимых заявляли о полной их невиновности.

Расследование напоминало пиар-кампанию: непрерывно крутились по каналам кадры со злоумышленником, то ли входящим, то ли выходящим из подъезда дома, где произошло убийство, мелькали на экранах фотороботы. В августе 2007 года промелькнуло сообщение, призванное продемонстрировать высочайшую оперативность следствия: 10 задержанных по делу Политковской причастны к совершению заказных убийств не только в России, но также в Украине и Латвии.

Потом наступило время сомнений: адвокаты и обвиняемые чувствовали себя все более уверенно. «Новая газета» давала сдержанные, но проникнутые беспокойством комментарии.

И вот 17 февраля гособвинение выдвинуло новую версию организации этого преступления. Прокурор Юлия Сафина неожиданно заявила, что к организации убийства причастен Лом-Али Гайтукаев – двоюродный дядя обвиняемых братьев Джабраила и Ибрагима Махмудовых. Это был признак паники: следствие показало, что зашло в тупик. Окончательно это стало ясно во время вчерашнего процесса.

Главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов заявил после суда, что дело об убийстве Анны Политковской после оправдательного вердикта присяжных: «Еще раньше я согласился бы с любым решением присяжных, потому что с самого начала они зарекомендовали себя очень грамотными, серьезными людьми». Главное расследование впереди, уверен Муратов. Совладелец «Новой газеты», президент холдинга «Новые медиа» Александр Лебедев заявил вчера: «На мой взгляд, данный вердикт – это следствие несовершенства российской правоохранительной и судебной системы». Он уверен, что законодатели могли бы дать следствию больше возможностей для эффективной работы, но по непонятным причинам не сделали этого.

Председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов говорит о чувстве стыда, которое вызывает у него единодушное решение присяжных: «Увы, мы очень далеко ушли от эйфории начала 1990-х годов, когда в обществе так много говорилось о свободе слова, когда СМИ называли «четвертой властью», и, на мой взгляд, в данном случае происшедшее – это позор власти».

Причины поражения правоохранителей в процессе – вопиющий непрофессионализм. Вместо убедительных доказательств, полагает член Московской городской коллегии адвокатов Олег Щербаков, «присяжным заседателям наверняка предлагались оперативные разработки этих людей»: «Но это не есть доказательства.


Братья Махмудовы – за сутки до оглашения вердикта.
Фото Reuters

В полной мере. И поэтому такие доказательства были легко разбиты адвокатами перед коллегией присяжных в прениях. Эти доказательства были скорее всего получены при очень сомнительных обстоятельствах, с точки зрения Уголовно-процессуального кодекса. Я слышал, как один из адвокатов заявил: пусть мне обвинение покажет, что мой подзащитный хоть какое-то отношение имел к Политковской! Если вы это скажете, я готов признать свою вину. Среди свидетелей в основном наверняка была толпа оперов, кто еще мог там что-нибудь путное сказать, кроме оперов, которые во всем уверены – по роду своей службы...»

Хотелось бы сказать, что результат процесса – беспрецедентный случай для нашей правоохранительной системы. Однако вся беда, что он – прецедентный. Недоказательство преступлений стало в России системой. Очевидно, страна была бы потрясена, если бы преступление оказалось раскрыто. Потрясения не случилось.

Все эти годы нас убеждали в том, что спасение – в перестановках, в перепланировках, в административных реформах. Очевидно, дело в другом. В глубинном непонимании правоохранительными органами своего предназначения. И, добавим, нетребовательности граждан. Не готовых пока потребовать от власти защиты. Не понимающих, что если беззащитны журналисты, то вдвое беззащитнее становятся они сами.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Операция прикрытия «Камуфляж»

Операция прикрытия «Камуфляж»

Игорь Атаманенко

Как КГБ шифровал своего «суперкрота» в ЦРУ

0
1127
"Дело Бутиной" запутало и русскую диаспору, и американские СМИ

"Дело Бутиной" запутало и русскую диаспору, и американские СМИ

Алексей Горбачев

Источники "НГ" утверждают, что россиянка все еще рассчитывает на гражданство Соединенных Штатов

0
1817
"Эра судов" как будущее России. Почти недостижимое

"Эра судов" как будущее России. Почти недостижимое

Премьер Медведев что-то знает об "ответственности" правящей элиты

0
1145
Москва приперла Лукашенко к стенке

Москва приперла Лукашенко к стенке

Антон Ходасевич

Минск может ответить интеграционным демаршем

0
6086

Другие новости

Загрузка...
24smi.org