0
1822
Газета Политика Печатная версия

26.06.2014 00:01:00

НКО смогут выходить из реестра иностранных агентов

Для этого им нужно оставить политическую деятельность и не брать денег из-за рубежа

Тэги: закон, нко, иностранные агенты, минюст, лев пономарев, еспч


Некоммерческие организации смогут оспорить свое включение в реестр иностранных агентов – но только год спустя после попадания в перечень. Для этого НКО потребуется доказать, что все это время они не получали иностранного финансирования и не занимались политической деятельностью. Соответствующие поправки готовятся в Минюсте.

Спустя год после включения НКО в реестр иностранных агентов у нее появится возможность оспорить решение Минюста. Для этого в уполномоченный орган подается заявление и проводится проверка некоммерческой организации. Решение о ее исключении из реестра будет приниматься в течение трех месяцев.

Напомним, что сегодня Минюст может самостоятельно вносить НКО в реестр иностранных агентов. При этом в законе ничего не сказано о том, каким образом из него можно выйти. В ведомстве признают, что из-за этого пробела в законодательстве «реестр может содержать недостоверную информацию об организациях». Адвокат Теюб Шарифов считает, что нынешняя поправка имеет двойное дно: «Подача заявления об исключении из реестра станет еще одним основанием для внеплановой проверки».

С помощью поправок Минюст рассчитывает конкретизировать основания включения НКО в реестр. «НГ» попыталась выяснить в ведомстве Александра Коновалова, появится ли наконец в законе об НКО разъяснение по главному вопросу – что следует считать политической деятельностью организации? На запрос «НГ» из Минюста пришел официальный ответ, который содержал выдержку  из законопроекта, касающегося  НКО. К сожалению, там не было объяснения понятия «политическая деятельность НКО». 

«Под резиновую формулировку политической деятельности можно подвести все что угодно», – уверен Шарифов. Через год чиновники просто проверят – насколько послушно вели себя НКО, – подчеркивает эксперт, – если властей удовлетворит результат – из реестра выпадет одно из наименований». С другой стороны, отмечает Шарифов, у Минюста всегда будет возможность повторно провести проверку.

Напомним, что определение политической деятельности в законе об НКО сегодня звучит так: «Некоммерческая организация, за исключением политической партии, признается участвующей в политической деятельности, если независимо от целей и задач участвует в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений». 

По мнению Шарифова, произвольным включением и исключением из реестра чиновники снова пытаются заставить НКО отказаться от зарубежных денег: «Организации могут закрыться. А могут целый год просидеть без иностранных переводов, живя за счет пожертвований. Тогда их работа будет напоминать последние вздохи. Либо им придется опереться на президентские гранты – тогда неудобно будет кусать руку, которая кормит».

Председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева заверила «НГ», что большинство некоммерческих фирм предпочтет закрыться, «чем целый год просуществовать с этим позорным клеймом». «Никто не может запретить людям продолжить свою работу, при этом не называясь организацией – что мы и планируем делать», – заверила правозащитница. Она подчеркивает, что чиновникам сегодня необязательно конкретизировать какие-либо понятия в законе: «Если организация активна и раздражает чиновников – это главный критерий для включения ее в реестр». Алексеева привела в пример организацию «Голос», отслеживающую фальсификации на выборах. 

Лидер движения «За права человека», правозащитник Лев Пономарев советует НКО, попавшим в реестр, обращаться в Конституционный суд или в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ): «Минюст, как мы знаем, получил право решать – является организация иностранным агентом или нет. Стоит ли ее включать в реестр. Но я хочу напомнить, что Россия подписала ряд международных норм, где предусмотрена презумпция законности деятельности НКО. То есть это не мы должны что-то доказывать, а Минюст. И делать это он вправе через суд. Только таким образом можно пытаться преследовать НКО». В разговоре с «НГ» Пономарев признал, что многие некоммерческие организации по-прежнему финансируются из-за рубежа. Назвать их правозащитник не решился: «Не хочу наводить слепого на тумбочку». Зарубежные деньги в основном нужны для оплаты работы юристов и адвокатов. Собеседник «НГ» объяснил, что российские источники не в силах поддерживать работу НКО – поскольку, как правило, это добровольные пожертвования: «Если же целый год зависеть от президентских грантов, то тут могут возникнуть сомнения, так ли независимы НКО».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Навальный получил от Страсбурга не только деньги

Навальный получил от Страсбурга не только деньги

Иван Родин

Европейский суд по правам человека обвинил власти РФ в политическом преследовании оппозиционера

0
1869
Адвокаты беспокоятся об осужденных и госбюджете

Адвокаты беспокоятся об осужденных и госбюджете

Екатерина Трифонова

В российском правосудии есть что поменять и кроме металлических клеток

0
764
"Российские космические системы" улучшили методику использования рентгена для контроля качества электроники

"Российские космические системы" улучшили методику использования рентгена для контроля качества электроники

Михаил Солотин

В холдинге разработали эффективную методику проверки приборов, которые будут использоваться за пределами Земли

0
495
В России предлагают ограничить возможность ввоза оборудования для обеспечения спутниковой связи

В России предлагают ограничить возможность ввоза оборудования для обеспечения спутниковой связи

0
633

Другие новости

Загрузка...
24smi.org