0
2162
Газета Регионы России Печатная версия

09.06.2001

Этюд в сернокислых тонах

Тэги: карабаш, экология, бедствие


БОЛЬШИНСТВО наших городов не "страдают" от чистоты воздуха. Но, пожалуй, самое страшное место на планете, где людям просто противопоказано жить, - это уральский городок Карабаш, печально известный всему миру как "зона экологического бедствия", ликвидацию которой американцы увязывали с остальными вопросами на переговорах по ОСВ-1 еще в 70-х годах. С тех пор школьники всего цивилизованного мира на вопрос учителя, какой самый грязный город планеты, бойко и уверенно отвечают - Карабаш.

Но все же под давлением США в 1990 г. последнее коммунистическое правительство СССР остановило производство на комбинате, потому что это был единственный в мире медеплавильный завод, где не было и нет сернокислого производства. И вся сопутствующая сера просто выбрасывалась в атмосферу, оседая на город в виде сернокислых дождей вместе с сажей. Каждый день с 1915 года. Поэтому и листья опадают у берез, вопреки Создателю, всегда в Карабаше дважды - один раз, как положено, осенью, другой раз в середине лета, после обильных дождей. Все это усугубляется тем, что комбинат стоит на пригорке, а жилые дома в низине, откуда отравленная атмосфера не уходит помногу дней после очередного серного выброса.

Если посмотреть на город с заброшенного копра шахты, то кажется, что внизу для человека просто нет места: черные шлаковые отвалы, желтые и бурые реки "хвостов" обогащения, раскиданные среди них промышленные, в большинстве своем заброшенные, объекты. И островками прямо среди этого лунного пейзажа - жилые дома в непосредственной близости от вредного производства. А вокруг - облысевшие горы и густой дым из труб, пробивающийся сквозь кислотный туман над городом. Остановка предприятия принесла новые социальные проблемы, в первую очередь безработицу, но дышать с каждым годом становилось все легче. Были широкие международные программы помощи детям Карабаша. Активное участие в этих программах принимал великий клоун Юрий Никулин, который производство на Карабаше называл не иначе, как геноцидом конца XX века.

Но вот в январе 1998 г., в самом начале премьерской чехарды, острых политических баталий и предчувствия мирового финансового кризиса, когда всем было абсолютно ни до кого и про Карабаш как-то забыли, нашлись весьма хитромудрые люди, которые смекнули, что на Карабашском медеплавильном комбинате всего лишь остановили производство, но не закрыли само предприятие, которое за время его простоя даже удалось акционировать. И вот на базе КМК создается дочернее предприятие - Закрытое акционерное общество "Карабашмедь". 75% уставного капитала принадлежит некоему г-ну Вольхину, которые были оплачены им его "интеллектуальной собственностью", а ОАО "КМК" свои 15% оплатило всеми производственными площадями, мощностями комбината. Остается только добавить, что в этом хитром финте и состоял весь интеллектуальный капитал г-на Вольхина, который по совместительству является еще и генеральным директором Кыштымского медеэлектролитного завода. Этой комбинацией г-н Вольхин убил сразу двух зайцев: обеспечил собственное производство дешевой черной медью и украл собственность ОАО "КМК". Как ни странно, в рамках областной программы развития цветной металлургии.

Вновь над Карабашем задымили трубы, снова стал лить сернокислый дождь, но при этом формально никто не нарушил постановление последнего советского правительства: КМК производство не восстанавливал, в его цехах, на его оборудовании, которое, как помните, самое уникальное в мире, отсутствуют улавливатели серы. Поэтому новое ЗАО ничего не строило и ничего не реконструировало, а просто запустило простаивающие со времен Горбачева шахтные печи и конверторы. А все потому, что на 4 тыс. тонн произведенной меди в качестве отходов "оседает" 7 тонн серебра и 130-150 килограммов золота. И все три года г-н Вольхин кормит население города обещаниями, что вот-вот привезут не то шведское, не то финское, не то французское оборудование по самой что ни на есть экологически чистой технологии. И вот тогда все им станут завидовать: в каком городе они будут жить. Даже за границей. Потому как американская технология финского производства позволяет снизить выбросы сернистого газа до минимума - 25 миллиграммов на кубический метр. "Над Трубой можно будет даже дышать", - убеждал горожан Александр Вольхин во время последней губернаторской предвыборной гонки. И губернатор - он же кандидат в губернаторы.

Но далее переработки вторсырья и гор шлака в городе на предмет извлечения из него драгметаллов не пошло. И, наверное, не пойдет, учитывая темпы внедрения новых природосберегающих технологий с 1998 года. Хотя, если посмотреть на эту проблему с другой стороны, зачем вообще г-ну Вольхину заботится о карабашцах, если он на комбинате не хозяин, а только временщик. Он заботится только об одном: выкачать как можно больше прибыли - а там хоть трава не расти... В прямом смысле этого слова. Так что г-н Вольхин никакой не бизнесмен - он самый обыкновенный мародер, снимающий последнее с города, который давно стал трупом.

Потому как еще в 1998 году губернатор Петр Сумин сказал на пресс-конференции, что прямых субсидий "Карабашмеди" не будет, но администрация готова рассмотреть возможность предоставления налоговых льгот и льготных тарифов на электроэнергию, что, по сути, та же финансовая помощь. И льготы, и тарифы для предприятия за эти годы пересматривались не раз, и каждый раз подчеркивалось, что эта помощь идет на то, чтобы "Карабашмедь" могла на собственные средства поставить сероуловители. Годы летят, а сероуловителей как не было, так и нет. И никогда не появятся, пока господин Вольхин "втирает очки" местным властям. Во всем мире для внедрения природосберегающих технологий использовали гигантские штрафы со стороны государства, многомиллионные иски пострадавших граждан и повышенные налоги на старую технологию. То есть делали все, чтобы предпринимателям ставить очистные сооружения было просто экономически выгодно.

Кстати, американцы не забыли про Карабаш, постоянно интересуются: как дела. И остаются довольны ответом: КМК как не работал, так и не работает. Как остановили, так и стоит. На бумаге это действительно так, а на деле - как все было сказано. Например, журналист Андрей Барыбин еще в 1998 году, на заре деятельности "Карабашмеди" обтекаемо, в лучших традициях коммунистической журналистики писал в "Южноуральской панораме": "Скажем, сдерживает развитие производства, блокируя выделение необходимых площадей, один из частных инвесторов, участник ЗАО". Но только хорошо информированная публика знала, что частный инвестор в "Карабашмеди" только один - г-н Вольхин. Но вряд ли об этом догадываются жители Карабаша, которых третий год снова поливает с неба не живительный дождик, а самая что ни на есть серная кислота.

P.S. Губернатор три года назад, поддерживая создание ЗАО "Карабашмедь", обещал, что в 2001 году вредные выбросы в Карабаше будут сведены к минимуму. 2001 год через несколько месяцев закончится, а по поводу выбросов серы в Карабаше и конь не валялся.

Карабаш


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Биопластик вместо пластика

Биопластик вместо пластика

Борис Николаев

Решат ли водоросли проблему загрязнения окружающей среды

0
1040
Находка - пыльный город России

Находка - пыльный город России

Денис Писарев

Местные жители, экологи и политики пытаются справиться с непрекращающимся загрязнением воздуха в городе

0
2585
Константин Ремчуков: Это первый случай прямого столкновения российских и украинских военных. Без гибридности

Константин Ремчуков: Это первый случай прямого столкновения российских и украинских военных. Без гибридности

0
5303
Климатологи мира соберутся  под смогом в Силезии

Климатологи мира соберутся под смогом в Силезии

Валерий Мастеров

Противники загрязнения окружающей среды хотят разбудить "спящих и глухих"

0
1410

Другие новости

Загрузка...
24smi.org