0
1095
Газета Регионы России Печатная версия

30.03.2012

Валерий Шанцев: "Прилагаем все усилия для того, чтобы люди не чувствовали себя брошенными"

Тэги: губернатор, шанцев, оппозиция, выборы


губернатор, шанцев, оппозиция, выборы Валерий Шанцев: «Мы пока не в состоянии обеспечить высокие зарплаты бюджетникам, но можем хотя бы улучшить их жилищные условия».
Фото с сайта www.goverment-nnov.ru

Валерий ШАНЦЕВ – один из немногих губернаторов, готовых отчитываться за всю проделанную работу в регионе публично и, что особенно важно, на регулярной основе. На этот раз глава Нижегородской области рассказал ответственному редактору «НГ-политики» Розе ЦВЕТКОВОЙ о том, какой видит процедуру избрания губернаторов по новой схеме, почему были задержаны представители несистемной оппозиции сразу же после президентских выборов, какие льготы сулит региональная ипотечная программа нижегородским бюджетникам и молодым специалистам, и о многом другом, происходящем в области.

– Валерий Павлинович, состоявшиеся 4 марта 2012 года президентские выборы продемонстрировали: в различных регионах страны степень доверия явному фавориту президентской гонки – Владимиру Путину – зримо отличалась. В Москве, например, за него было отдано менее половины голосов граждан, пришедших на избирательные участки. А как прошла предвыборная кампания в Нижегородской области?

– Избирательная кампания прошла спокойно. Была проведена большая работа, организовано много встреч, выступлений на разных уровнях перед различными аудиториями. Это были люди, которые трудятся и в рабочих коллективах, и руководители районов, и представители творческих профессий... Я лично объездил всю область, выступал, рассказывал, что уже сделано в регионе, что делается сейчас, какие перспективы.

Конечно же, очень серьезной базой для таких разговоров с людьми стали статьи Владимира Владимировича по направлениям развития общества, экономики и политической системы. И, знаете, на глазах происходил – я сам тому свидетель – перелом в настроениях людей. Когда они осознавали, что сегодня есть один человек, гарантиям которого можно верить. Результат не замедлил сказаться. В последние перед выборами полторы-две недели все социологические опросы в области показывали, что именно таким процент за Путина среди всех остальных кандидатов будет, каким на самом деле и стал по итогам голосования. Так что для нас ничего неожиданного не случилось: это была уверенная победа кандидата, в которого поверили нижегородцы.

– Во время таких встреч ощущалось, какие проблемы более всего волнуют людей? Какие болевые точки, если можно так выразиться, удалось нащупать?

– Проблемы людей на самом деле волнуют всегда одни и те же. Мы все живем в конкретном пространстве, в конкретной жизненной ситуации. Если, например, человек приходит на работу, а там оборудование, которое почти полвека стоит, не модернизируется, значит, это ведет к низким производственным показателям. Потом он идет домой, а его жилой дом лет 40–50 не ремонтировался…

Все эти вопросы по-прежнему остры, их надо решать. В последние годы именно этому и уделялось очень серьезное внимание, и большие деньги вкладывались в эти направления. Например, капитальный ремонт жилого фонда или же снос и переселение из ветхого фонда – никогда таких денег, как сейчас, на это не выделялось. Взять, например, улучшение жилищных условий ветеранов Великой Отечественной войны. Уже сколько прошло послевоенных лет, а жилищный вопрос решили для них только в последние два-три года. У нас в регионе около 6 тысяч ветеранов получили новое жилье.

Что бы кто ни говорил, но позитивные, значимые и понятные людям изменения происходили в последние 10 лет, по сути дела именно в 2000-е годы состоялся прорыв по многим направлениям – модернизация здравоохранения, образования... Люди это видят, ощущают, пользуются на практике. Но философия жизни такова, что чем лучше люди будут жить, тем выше будут их потребности и, соответственно, требования. Я даже на оперативках в областной администрации объясняю сотрудникам: «Вы не возмущайтесь тому, что люди сегодня требуют то, о чем вчера и не мечтали. Чем лучше мы будем работать, тем больше будет требований». И это правильно, так и должно быть.

– И все же в регионе зафиксированы поствыборные протесты оппозиции, которые, по некоторым оценкам, были достаточно жестко подавлены.

– Повторюсь, мы нормально к этому отнеслись. Я давно в политике и понимаю, что, когда у людей нет политической стратегии, реальных позитивных результатов, они должны на чем-то другом делать себе поддержку. Еще задолго до выборов несистемная оппозиция у нас заявляла, что не признает никаких результатов. Мы знали: как бы ни закончились выборы, они все равно придут на митинги. Ведь у них не было и нет другого политического ресурса, иного шанса обратить на себя внимание людей, им нечем хвалиться.

Я сам ездил по участкам и видел, что там наблюдателей было иногда в два-три раза больше, чем членов избирательной комиссии. Можно сказать, целая толпа тех, кто следил за каждым шагом избиркомов, плюс видеокамеры, как говорится, ничего не пронесешь, даже если очень захочешь. Как итог – всего около 80 замечаний за весь день голосования по области.

Что касается действий оппозиции, то большой поддержки эти мероприятия у нас не имели. И к тому же выходили протестовать 300–400 человек, эта цифра на миллионник Нижний Новгород говорит сама за себя. И почему-то эти демонстранты-протестанты хотят прийти в самое людное место, в самый центр города. У нас есть решение городских властей о выделении в каждом районе по одному месту для подобных мероприятий, целых восемь мест отведено, пожалуйста, выбирайте, идите. Но нет, им обязательно надо выбрать именно то место, которого нет в перечне. Им объясняют: это пешеходная улица Покровка, здесь люди гуляют, туристы со всего мира приезжают полюбоваться на наш Нижегородский кремль, почему именно сюда? Давайте на площадь Свободы или же около Дворца спорта?! Нет, ни в какую.

К тому же если митинг несанкционированный, то организаторы уже вроде как бы не несут ответственность за безопасность на этом мероприятии, как если бы это было на разрешенном. Ответственность в таком случае целиком возлагается на правоохранительные органы. И вот представьте, что там что-то случилось, драка, кто-то пострадал. Кого в первую очередь будут обвинять в случившемся? Конечно же, правоохранительные органы. Скажут, вы знали, что будет несанкционированный митинг, почему не обеспечили безопасность людей? Поэтому не было никакого жесткого реагирования, сотрудники правоохранительных органов действовали профилактически, в рамках закона, во избежание конфликтов. Если не принимать таких мер, то вообще будет безвластие. Но такого не может быть, чтобы оппозиция вела себя как хотела; власть должна реагировать, если совершается что-то незаконное.

– Как вы относитесь к возвращению прямых выборов губернаторов? Многие сейчас спорят, нужен или нет президентский фильтр.

– Здесь важно прислушаться к мнению населения. Несколько раз у нас проводились различные социологические опросы, и более 60% опрошенных считают, что должность губернатора должна быть выборной. То есть это действительно желание людей. Хотя во многом оно не предполагает того, что дальше, после выборов.

Вот Нижегородская область, в ее истории были и назначенный губернатор, это был Борис Немцов, а потом и первый избранный – им тоже был Немцов. Дальше также избранные Иван Скляров, Геннадий Ходырев, я стал первым, назначенным по новой схеме, когда президент кандидатуру называет, а потом Законодательное собрание ее тайным голосованием утверждает. Сейчас у меня уже второй срок до 8 августа 2015 года. Не мне судить, но большинство в регионе считают, что я, как назначенный глава региона, отработал свой пятилетний срок более эффективно, чем все избранные. Результаты говорят сами за себя.

Мне кажется, здесь все зависит от человека, от того, какую он команду создал, с каким настроением он пришел, что делает. Само по себе прямое избрание губернаторов не является залогом того, что все будет хорошо. Зачастую – я это знаю на примерах выборов мэров, глав администраций – народные выборы защищают прежде всего бездельников. Ты ему делаешь замечания, критикуешь, почему у тебя в районе, допустим, грязно, а он в ответ: «Меня народ избрал, перед ним и отвечу, а перед вами чего я буду оправдываться?» Но перед народом он ответит только в следующий раз, когда его в очередной раз вряд ли переизберут. Как правило, бездельников во второй раз не избирают. Но пять лет-то потеряно!

Если говорить про Нижегородскую область, то у нас в губернаторских выборах даже участвовал тот, кто в тюрьме сидел. Поэтому, если вы меня спрашиваете, нужен ли фильтр, то считаю, конечно же, нужен. Потому что нельзя, чтобы этой новой системе, все ее правильно считают демократичной, был нанесен вред, чтобы она была снова опозорена. Ведь если во власть попадет человек заранее недееспособный, он за пять лет губернаторства нанесет большой вред и региону, и людям.

– За годы вашего губернаторства какие целевые программы развития уже осуществлены в регионе, какие и сейчас приоритетны?

– У нас сейчас 48 таких программ присутствует общей стоимостью а 18,2 миллиарда рублей. Но если говорить о наиболее значимых из них, это в первую очередь программа развития социальной инженерной инфраструктуры. Ее у нас раньше не было, мы только в последние годы ее реализуем. За пять с лишним лет в области построено и реконструировано более тысячи социальных объектов, это школы, поликлиники, детские сады, спортивные объекты.

Каждое из этих направлений, в свою очередь, подразделяется на тематические программы. К примеру, целых восемь программ на строительство физкультурно-оздоровительных комплексов (ФОК). Можно сколько угодно долго говорить о здоровом образе жизни, о спортивных достижениях, физкультуре, но кто придет заниматься спортом на грязное поле под открытым небом? Ну что поделать, если погода у нас такая непостоянная. Вот сейчас март, а морозы не собираются спадать. Поэтому нужны хорошие спортивные объекты. В 2005 году мы были обеспечены спортивными объектами катастрофически плохо. По бассейнам, например, всего 4% обеспеченности от российского норматива, спортзалами – на 27%. Да и проходимость по спортивным объектам (количество людей, разделенное на количество квадратных метров спортобъектов. – «НГ») была самая худшая в Приволжском федеральном округе. Хуже, чем в Мордовии, хуже, чем в Чувашии, хуже, чем в Удмуртии.

Ну разве я мог мириться с этим? Конечно, нет! С 2007 года – момента начала реализации этой программы – в области построен 21 физкультурно-оздоровительный комплекс. На каждом из этих комплексов сегодня более 1,5 тысячи людей в сутки на регулярной основе занимаются спортом, оздоровлением, физкультурой. Это, в частности, снизило детскую преступность на 40%. Совершенно другая жизнь у людей началась, причем мы строим не в каких-то крупных городах, а в рабочих поселках, в районных центрах.

– Про вашу программу поддержки специалистов на селе наслышаны многие. Меня вот лично спрашивали некоторые знакомые, не могу ли посодействовать, чтобы попасть в число претендентов. Какие основные к ним требования?

– Лучше я вам расскажу про преференции по отношению к ним. Если мы говорим о том, что нужно поддерживать сельскую интеллигенцию, чтобы она не уезжала из села, что подрастающие там ребятишки могли получать полноценное образование, адекватное тому, что и в большом городе, значит, надо создать для этого все условия. Мы заключаем с выпускниками вузов любой направленности 10-летний контракт. И с первого дня работы предоставляем каждому дом или квартиру. И еще машину, пока это «Жигули» седьмой модели. Кто-то нас упрекает, мол, дом, это понятно, а машину-то зачем? Мол, это уже перебор. Мне так не кажется. Потому что мы посылаем его работать в глухую деревню, иногда за 300–400 километров от областной столицы. А он, даже если сам из деревни, то пять-шесть лет учебы провел в городских условиях, он к ним привык. Он должен быть современным, на него теперь смотрят, равняются, и ему просто необходимо приобщаться к культуре, искусству. Автомобиль в таком случае просто необходим для мобильности, для его связи с цивилизацией. И это наш сознательный выбор, и сегодня у нас уже более 3 тысяч молодых специалистов пришли работать таким образом. И мы по многим специальностям даже сняли вакансии, хотя раньше был страшный дефицит преподавателей по иностранному языку, по русскому, физкультуре…

– Только для выпускников жилищные льготы предоставляете?

– Не только. В этом году мы по собственной инициативе внедрили ипотеку для бюджетников и увеличили возраст запроса такой услуги до 54 лет. И если у работника бюджетной сферы есть необходимость в улучшении жилищных условий, он может взять ипотечный кредит на очень выгодных условиях: мы ему гасим первый взнос по ипотечному кредиту в размере 10% от стоимости, и дальше ежегодно 10% от процентной ставки кредита. Ему остается самому платить остающиеся 1,5–2%. Эта ставка ниже, чем даже в развитых западных странах, где-то вполне приемлемой считается ставка в 4%. Размер такого кредита может составить до 2 миллионов рублей. На Нижегородчине за эти деньги можно построить очень неплохой дом.

Зачем нам это? Если мы пока не можем обеспечивать высокий уровень заработной платы бюджетникам, хотя каждый год наращиваем его на 7, 10, иногда и на 14%, – в разные годы по-разному, для того чтобы они не чувствовали себя брошенными, людьми второго сорта, мы им говорим: вы можете улучшить жилищные условия.

– Любой из бюджетников вплоть до возрастного предела, вами обозначенного, может обратиться за таким замечательным кредитом?

– Да, если у него сложные жилищные условия. Нельзя просто так, если живешь хорошо, прийти и потребовать такой очень льготный кредит. Смотрим, какие у человека условия проживания, если они действительно стесненные – для этого есть специальные оценки, критерии, тогда – да. За счет бюджетных средств бери кредит и строй дом или покупай жилье. Такая вот замечательная программа.

– Я знаю, у вас теперь есть еще и замечательная канатная дорога. Это еще один осуществленный совсем недавно проект?

– У нас два города – областной центр Нижний Новгород и город-спутник Бор – тесно связаны и с точки зрения экономики – многие из Нижнего ездят работать на Бор и наоборот, и в культурном плане, социальном. И такая связь транспортного типа, не зависящая от автомобильных пробок и других обстоятельств, используется во многих городах мира. В городе Бор проживают 88 тысяч человек. На канатной дороге работает 28 восьмиместных кабинок. То есть в час мы перевозим 500 пассажиров. Сейчас первая очередь эксплуатации идет, а потом можно увеличить грузоподъемность по числу кабинок в два раза, и в сутки, получается, до 20 тысяч человек можно будет перевезти.

Дорога сразу же вызвала большой интерес. В выходные дни люди едут не просто по необходимости, а для того, чтобы просто покататься. Красивые, экзотические виды, студентам с 1 марта установили 50-процентную скидку. Мне говорят, что некоторые даже обедать из Нижнего ездят в Бор, потому что там можно вкусно и подешевле поесть, а ехать всего 12 минут. В то время как раньше на такую поездку люди тратили по полтора-два часа, если обычным городским транспортом или даже на собственной машине. Там ведь надо Борский мост переезжать, а он у нас один на расстоянии 300 километров. А теперь канатка и туристов привлекает. Кто приезжает к нам в город, обязательно хочет проехать по канатной дороге. Туристические организации уже включают такую поездку в свои маршруты.

– Зачастили к вам иностранцы, и не только отдыха ради?

– Да, у нас большие и самые разноплановые международные связи. Есть полное понимание, что для того, чтобы улучшить инвестиционный климат, нужно быть узнаваемым, нужно быть комфортным для вложения инвестиций. А иностранные инвестиции только за 2011 год увеличились в области на 77%, товарооборот у нас превысил 10 миллиардов долларов. А это гарантии работы – людям, компаниям, соответственно повышение собираемости налогов в бюджет, экономику иначе не разовьешь. Создание благоприятного инвестиционного климата для Нижегородской области было особенно трудным, ведь до 1991 года область была закрыта для иностранных туристов. Да что туристам, сюда вообще попасть было трудно, даже тогда еще советским гражданам.

Поэтому в первые мои поездки за границу меня спрашивали: «Что это такое, Нижегородская область? Где она расположена?» Сейчас у нас 158 партнеров из стран ближнего и дальнего зарубежья. Прошел саммит Россия–ЕС, сейчас готовится третий деловой экономический форум Россия–Украина с участием президентов двух стран. В Нижнем Новгороде открыто украинское генконсульство, которое будет работать на весь Приволжский федеральный округ. Недавно провели уже десятый Совет делового сотрудничества с Республикой Беларусь. Это понятная и очевидная нам деятельность, чтобы развивать международные экономические процессы.

Нижегородская земля всегда была сосредоточением торговли, экономической деятельности. Нужно использовать преимущества этой территории, кстати, по логистике мы сегодня занимаем первое место в России! В радиусе 500 километров вокруг Нижнего Новгорода проживают 46 миллионов потребителей. По этим показателям даже Москва на втором месте с ее 11,5 миллиона населения в таком же диапазоне. Уровень доходов, покупательная способность населения в нашем регионе на 20% выше, чем у других таких же 500-километровых агломератов. Это не только преимущества географического положения, но и политическая воля, желание активно работать с инвесторами.

– Кажется, вы все больше и больше становитесь нижегородцем. Вот и про Москву говорите во вторую очередь. И в хоккее болеете, говорят, уже не за московское «Динамо», а за местную команду «Торпедо».

– Двигаемся вперед (смеется). Каждый человек, который занимается развитием спорта, прежде всего поддерживает те направления, которые развиваются при его участии. Если я раньше занимался развитием спорта в Москве, в том числе и хоккея, то, конечно же, болел за московское «Динамо». Сегодня я этим занимаюсь в Нижнем Новгороде, в Нижегородской области. У нас многие виды спорта вышли уже на высокий уровень, играют в самых престижных лигах, чего не наблюдалось три-четыре года назад. И хоккей не был в Суперлиге, и футбол, и волейбол. Теперь все эти команды играют и сражаются за спортивный престиж нижегородцев в высших эшелонах. Где-то на равных бьются, где-то выигрывают, хотя и проигрывают тоже. Самое главное – это людям нужно. Они приходят на трибуны, они болеют за наших, за своих. Они видят, что нижегородские команды способны обыграть серьезные столичные команды. Это поднимает настроение людей, становится стимулом для патриотизма, любви к своей малой родине.

А еще порождает стремление у родителей отдавать детей в спортивные секции. Одно дело, когда ты видишь, что некий бразилец хорошо играет в футбол. А когда стал играть в футбол мальчик из соседнего двора, который на ваших глазах вырос, и вот его уже показывают на всю страну – каждому становится очевидно, что реально добиться таких же успехов в своем городе, на поле своего родного спортивного комплекса. И это становится стимулом для того, чтобы массовый спорт развивался.

И когда я сейчас болею за «Торпедо», это естественно. Даже ваши коллеги из местных СМИ, когда играют две хоккейные команды, московское «Динамо» с нашим «Торпедо», говорят: «О, сейчас играют два спортивных сына Шанцева, один – старший, другой – любимый».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Мир на сирийской земле установить, похоже, невозможно

Мир на сирийской земле установить, похоже, невозможно

Станислав Иванов

Асад остается заложником алавитского клана и иранских аятолл

0
974
Памфилова медленно поворачивается к Петербургу

Памфилова медленно поворачивается к Петербургу

Иван Родин

Бесконечные выборы в Северной столице ЦИК РФ оценит на специальном заседании

1
1119
Оппозиция в Мосгордуме не складывается

Оппозиция в Мосгордуме не складывается

Иван Родин

Навальный указал "Яблоку" на неумное голосование по спикеру

0
1228
Бени Ганц заявил о готовности возглавить правительство Израиля

Бени Ганц заявил о готовности возглавить правительство Израиля

0
542

Другие новости

Загрузка...
24smi.org