0
949
Газета Антракт Печатная версия

13.04.2007 00:00:00

Белла – беллиссимо! Браво и бис

Тэги: ахмадулина, пушкинский музей, табаков, жванецкий


ахмадулина, пушкинский музей, табаков, жванецкий Белла. Прекрасна – как и прежде, как и всегда.

По случаю юбилея Беллы Ахатовны Ахмадулиной сделано, сказано, выпито и съедено уже немало.

Красивые высокопарности звучали всю неделю с экранов, из приемников, мелькали на страницах изданий портреты. Коллективы поздравляющих толпились суетливо и радостно то тут, то там.

Белла Ахатовна в этом смысле герой положительный.

Кто только не желает сказать добрые слова в ее адрес, да покрасивее! Кто только не стремится изобразить, запечатлеть! Как говорят у актеров: «богатая фактура».

Наслажденье слушать, наслажденье рисовать. Фотографировать – просто необходимо.

Собрались ближайшие друзья Беллы Ахмадулиной в понедельник в Белом зале ГМИИ им. Пушкина. Собрались и стали спорить, чего же все-таки в юбилярше больше – красоты, доброты, скромности или таланта. «Будьте, пожалуйста, прежде меня! – говорит она всякому, оказавшись в толпе», – свидетельствовал Юрий Рост.

«Я даже не знаю, чего больше привнесла она в нашу жизнь – обновления русского языка или красоты», – размышлял актер Андрей Смирнов. «Вы только взгляните! Ее лицо, фигура, вся ее плоть и стать – Белла прекрасна вся. А стихи ее – щедрый подарок нашему веку», – с присущим ей изяществом провозгласила директор ГМИИ Ирина Антонова, добавив, что для музея большая честь проводить в своих стенах юбилейный творческий вечер Беллы Ахатовны.

Впрочем, гости быстро поняли, что вопрос, чего же больше – красоты или таланта, – поставлен в принципе некорректно. Надо бы оперативно снять его с повестки праздничного вечера да и перейти к стихам и подаркам.

Потянулась вереница поздравляющих. Вышел Олег Табаков с увесистым подарком на плече. И снова заговорил о красоте Беллы Ахатовны:

«Белла! Теперь могу тебе признаться, когда ты только появилась в фильме Шукшина «Живет такой парень», мы все тебя тайно вожделели, а то, что ты была замужем, а потом снова замужем, мы считали просто досадной случайностью, обделяющей нас».

Добавив вечеру эксцентрики, Олег Павлович уступил место лирике. Но, прежде чем покинуть сцену, обратился к воображаемой власти: «Надеюсь, Белла, наша держава одумается и воздаст тебе сполна все почести, которые ты заслужила. А мы над этим будем работать».

Сменил оратора Михаил Жванецкий. Попытался переострить, начав с того, что у Беллы Ахатовны чувства юмора нет. Поэтому приглашать ее на свои концерты ему боязно и бесполезно. Сидит, мол, всегда в первом ряду со строгим недвижимым лицом. И ничего нельзя поделать. Потом писатель перешел к серьезному и грустному: «Белла! Наше населенье скоро перестанет понимать тебя, – провозгласил он и, подождав секунду реакции на провокацию, продолжил: – В чистой воде они сейчас не нуждаются. Правда, вода им не нужна. Они все больше в фильтре копаются».

Метафора про воду Михаилу Жванецкому понравилась, он решил ее развить, продолжить и углубить:

«Белла протекает как река, а мы суетливо журчим рядом. Мы можем приблизиться, можем даже пересечь, но сверху все равно все видно». «И нежный вкус родимой речи так чисто губы холодит», – напомнил ему Андрей Смирнов близкие по контексту строки из творений Беллы Ахмадулиной.

Впрочем, Михаил Жванецкий от цитирования предпочел воздержаться: «Это только Белла может помнить много стихов наизусть». И еще рассказал, как однажды Белла настояла на их совместном с Высоцким концерте. Слушала внимательно Жванецкого, потом Высоцкого. Помолчала и сказала: «И все-таки Высоцкий!» «И я с этим живу всю жизнь», – добавил писатель. Юбилярша его перебила: «Мишенька прекрасно знает, как я его люблю и как перед ним преклоняюсь, но на людях почему-то всегда рассказывает одно и то же». Совсем без шуток обошелся Эльдар Рязанов: «Я видел однажды, как после моего фильма «Жестокий романс» Белла вышла зареванная. Это лучшее, что она могла для меня сделать». Наградой публике, к которой Белла Ахатовна всегда неизменно обращается «досточтимая публика», стали стихи. Стихи автора. Голосом автора. Со стен смотрели акварели. Акварели Бориса Мессерера – пестрые лики Беллы. Слепки и отпечатки домов, дорог и улиц. Уголки их жизни. Живописные, бессловесные памятники нежности и любви. Друзья клялись в дружбе, любимые признавались в любви. Передовики капитализма несли драгоценности и дипломы. Зураб Церетели украсил немного уставшую и уже совсем безропотную, переставшую возражать ораторам Беллу Ахатовну медалью. «Все художники хотели прийти, но я не пустил – их много. Пятьдесят тысяч. Вот велел им медаль сделать! Прими!»

Наградой публике стала и книга. «Белла и Борис» – аудиокнига, 25 стихотворений в исполнении поэта. Записи фирмы «Мелодия» 1971–1985 годов. Увесистый серовато-белый том, манящий запахом свежих красок и новой бумаги – внутри слова, слова, слова и портреты. Больше сотни никогда не публиковавшихся фотографий. Редкость, прелесть, дар. Вечер продолжался долго, шумно, велеречиво. Говорили о принципиальности хрупкой, но несгибаемой Беллы. Говорили многословно. А в голове стучала всего одна ее строка: «Способ совести выбран». Она ей верна и равна.


Олег Табаков с увесистым подарком.
Фото Арсения Несходимова (НГ-фото)

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Доходов от экспорта газа больше не хватает для субсидирования работы "Газпрома" на российском рынке

Доходов от экспорта газа больше не хватает для субсидирования работы "Газпрома" на российском рынке

0
607
Якутский шаман возобновил свое пешее путешествие в Москву

Якутский шаман возобновил свое пешее путешествие в Москву

0
312
Министерство спорта изучает "дорожную карту ВФЛА - Колобков

Министерство спорта изучает "дорожную карту ВФЛА - Колобков

0
299
Митрополит Иларион одобрил идею размещать на стенах городских сооружений иконопись

Митрополит Иларион одобрил идею размещать на стенах городских сооружений иконопись

0
388

Другие новости

Загрузка...
24smi.org