0
2689
Газета Наука Печатная версия

02.12.2009

Смотреть в небо, а не в телевизор!

Тэги: астрономия, космос, мкс, экспедиция


астрономия, космос, мкс, экспедиция Рабочие будни космонавта Олега Кононенко на МКС.
Фото из архива Олега Кононенко

Олег Дмитриевич Кононенко – космонавт-испытатель 2-го класса ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С.П.Королева. Окончил Харьковский авиационный институт. С 8 апреля по 24 октября 2008 года выполнял космический полет бортинженером космического корабля «Союз-ТМА-12» и 17-й экспедиции на Международной космической станции (МКС). Продолжительность полета составила 198 суток 16 часов 19 минут 48 секунд. Совершил два выхода в открытый космос – время работы 12 часов 15 минут. Награжден медалью Золотая Звезда Героя РФ и знаком «Летчик-космонавт РФ».

– Олег Дмитриевич, в одном из газетных материалов о проведении экспериментов на МКС, в частности, было написано: «В 17-й экспедиции исследования проводили командир экипажа Сергей Волков и бортинженер Олег Кононенко – очень слаженный «тандем»┘ Бортинженер Кононенко проявил себя как настоящий исследователь». Что скажет об этой работе сам бортинженер Кононенко?

– Мы с Сергеем выполняли научные эксперименты и исследования как на российском, так и на американском сегментах МКС. Всего нами проведено более 470 сеансов по почти 50 экспериментам. Научная программа была обширной и интересной.

Например, целью одного из экспериментов было наблюдение за входом в атмосферу первого европейского грузовика ATV, невероятно зрелищным по красоте. Мы смогли зафиксировать это вхождение где-то на высоте около 100 километров и сопровождали его фотоаппаратурой до полного сгорания в атмосфере. Очень впечатляющее зрелище, эмоциональное.

Удалось нам с Сергеем сделать снимки всех стадий развития тропического урагана «Айк», возникшего в Атлантическом океане в начале сентября. Из-за него на неделю была прервана работа в Центре управления полетом в Хьюстоне. В мае 2008 года мы сфотографировали извержение вулкана Чайтен на юге Чилийских Анд. При пролете над ним возникало ощущение, что клубы пара и пепла поднимались непосредственно до нашей станции.

С интересом мы выполняли эксперимент «Профилактика». Определяли эффективность разных упражнений, помогающих сохранять физическую работоспособность в полете. Каждый сеанс эксперимента – это тест: локомоторный (на бегущей дорожке), велоэргометрический (на велоэргометре) и силовой. А специалисты на Земле оценивали наши кардиопоказатели и метаболизм.

Один из любимых экспериментов – «Сонокард». Он очень прост и доступен: надеваешь футболку, вставляешь в прибор элемент питания, включаешь, укладываешь в кармашек футболки и┘ ложишься спать. А во время сна прибор регистрирует твои сердечные сокращения, дыхание и т.д.

Не прошла мимо нас и садово-огородная тема. Для этих целей на борту имеется оранжерея «Лада». И мы выращивали растения ячменя и салата мизуна. Сначала провели посев семян ячменя. А спустя время уже растения ячменя срезали и поместили в морозильник MELFI в американском сегменте МКС. Затем высадили растения листовой культуры мизуна, которые через месяц срезали и заморозили. Температура в морозильной камере была минус 95 градусов. При открытии камеры нас обдавало клубами холодного воздуха, которые мы шутя называли «космическим холодом». Забавные получались фотографии такого «космического холода». Впоследствии растения перенесли из MELFI в американский корабль «Спейс Шаттл» и возвратили на Землю в замороженном виде. Доставка на Землю замороженных листьев растений позволяет выполнить более глубокие химические, биологические и генетические исследования.

На борту во время нашей экспедиции летали и биообъекты – ресничные водные черви и наземные легочные улитки. В эксперименте изучались процессы регенерации в невесомости.


Одна из стадий развития тропического урагана «Айк», возникшего в Атлантическом океане.
Фото из архива Олега Кононенко

– Пожалуйста, расскажите о вашей рекордной по длительности работе в открытом космосе.

– Первый наш выход оказался внеплановым. Дело все в том, что два предыдущих экипажа вернулись на Землю не по штатной управляемой траектории, а по баллистической. Специалисты пытались найти причину проблемы. В частности, возникло предположение о нештатной работе одного из пироболтов. Было принято решение о демонтаже на нашем «Союзе» аналогичного болта и возвратить его на Землю для исследования. Поэтому основной задачей выхода было изъять такой пироболт и тем самым произвести механическую расстыковку одного из замков, соединяющих спускаемый аппарат и приборно-агрегатный отсек корабля «Союз ТМА-12».

Для нас подготовили много инструкций, сняли фильм, изготовили инструмент и тренажер – фрагмент фермы с замком и двумя пироболтами. Работали мы в открытом космосе 6 часов 19 минут. И пироболт достали. Когда мы возвратились на станцию, то Грег Шамитофф (наш третий член экипажа – американский астронавт) сразу же попросил карту памяти с нашей фотокамеры, чтобы посмотреть на кадры, сделанные снаружи. И был разочарован. Мы были настолько поглощены работой, что нам даже в голову не пришло поснимать друг друга во время выхода в окружающее пространство. Выполняли только техническую съемку.

А второй выход был в соответствии с программой нашего полета. К этой работе мы готовились заранее. Нам удалось полюбоваться красотами Земли и сделать прекрасные фото для Грега.

– В чем состоит ваша нынешняя работа, не считая космических экспедиций?

– В круг задач космонавта-испытателя РКК «Энергия» входят и обязанности по участию в разработках и испытаниях всего того, что создается на предприятии.

На новых модулях российского сегмента МКС, которые готовятся к старту, выполняем типовые полетные операции. Выдаем рекомендации по инструменту, последовательности операций, удобству работы. Вместе с этим приобретаем опыт по правильной эксплуатации и знакомимся с возможными отказами в служебных системах модулей. Принимаем участие и в наземных испытаниях модернизированных скафандров, полетных костюмов, обычных и нагрузочных, медицинской аппаратуры и методик, качества бортовой пищи, питьевой воды, предметов быта и туалета.

– Как вы расцениваете отмену преподавания астрономии во многих средних школах?

– А зачем изучать астрономию? Может, и незачем современному школьнику знать, в чем разница между кометой и планетой, сколько планет в Солнечной системе, о влиянии Солнца на Землю, о том, что находится за пределами атмосферы Земли, за пределами Солнечной системы? Наверное, предмет астрономии в школе попал в разряд тех предметов, что в жизни может пригодиться, но не тот, без чего нельзя обойтись┘

Астрономия – это предмет в большей степени мировоззренческий. Ее изучение дает человечеству возможность понять законы мироздания. Наша жизнь, в космическом понимании, подчиняется этим законам, и мы, по логике, должны их знать. Государство будет поддерживать наличие астрономии как школьного предмета только в том случае, если оно заинтересовано в соответствующем мировоззрении своих граждан.

А возможно, люди просто стали слишком много смотреть телевизор и мало – на небо┘


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


«Космический» академик из плеяды генералов

«Космический» академик из плеяды генералов

Александр Песляк

К 100-летию со дня рождения Олега Георгиевича Газенко

0
2406
Земляне впервые забурились в недра Марса

Земляне впервые забурились в недра Марса

2
4607
Побег из центра Млечного Пути

Побег из центра Млечного Пути

Иван Сапрыкин

Солнце за время своего существования прошло расстояние в галактике примерно в 2 тысячи световых лет

0
3231
Феномен жизни во фрактальной Вселенной

Феномен жизни во фрактальной Вселенной

Сергей Хайтун

Если бы Господь положился только на естественный отбор, то никакой эволюции не происходило бы

0
1004

Другие новости

Загрузка...
24smi.org