0
3754
Газета СНГ Печатная версия

21.02.2001 00:00:00

Эмомали Рахмонов: "Россия для нас главный стратегический союзник"

Тэги: Таджикистан, Рахмонов, сотрудничество

Президент Таджикистана Эмомали Рахмонов - один из немногих лидеров стран Содружества, принципиально и последовательно стремящихся к сближению своего государства с Россией, развитию политических и экономических двусторонних отношений, укреплению СНГ в целом и обеспечению безопасности южных рубежей нашей конфедерации. Душанбе сделал немало шагов навстречу Москве и сегодня ожидает ответной реакции. В интервью "НГ" президент Таджикистана поднимает назревшие вопросы таджикско-российских взаимоотношений.

Таджикистан, Рахмонов, сотрудничество

-ГОСПОДИН президент, на сессии Верховного Совета республики в городе Ходженте еще в 1992 году вы заявили, что Россия для Таджикистана является главным стратегическим союзником. С тех пор прошло более 8 лет. Изменилось ли ваше мнение?

- Нет. Россия была и остается для нас главным стратегическим союзником. Это официальная позиция не только руководства страны, но и всего народа Таджикистана. Мы выступали и выступаем за всестороннее сотрудничество с Россией.

- Удовлетворены ли вы уровнем таджикско-российского сотрудничества?

- Например, в пограничной сфере - да. При всех проблемах здесь есть реальные видимые успехи. Если брать экономическое сотрудничество, то, к сожалению, последние три-четыре года оно находится на мертвой точке. Да, когда Россия переживала кризис, ей было не до инвестиций в экономику нашей страны, но теперь другое дело. Мы считаем, что сейчас у России появился реальный шанс.

В недрах Таджикистана - вся таблица Менделеева. Богатства нашей земли не тронуты. Например, самые крупные месторождения серебра в мире - это у нас Канимансур. Мы его оставили для российских инвесторов. Расторгнули контракты с некоторыми иностранными фирмами в интересах России. Есть крупнейшие в мире залежи бора. Есть и другое важное стратегическое сырье, которое нужно России.

По абсолютным показателям запасов гидроэнергоресурсов Таджикистан занимает восьмое место в мире, а по удельным - второе. Почему бы России не участвовать в их освоении? Проекты были разработаны еще при СССР. Начаты работы по Рогунской и Сантудинской ГЭС. Кстати, по Рогунской ГЭС 48 процентов объема самой тяжелой работы уже выполнено. Проект окупается за 4 года. По нашим предварительным расчетам, ежегодно он может давать более 800 млн. долл. США.

Как бы нам ни было тяжело, мы сейчас собственными силами строим Сантудинскую ГЭС. Пусть пройдет еще 10 лет, но мы все равно завершим ее строительство. У нас другого пути нет, так как без этого немыслимы развитие экономики Таджикистана, энергетическая независимость нашей страны.

Сейчас идет изучение проекта дальнейшего строительства Рогунской ГЭС. Иностранными фирмами выделен уже грант для проектирования строительства заново. Но мы бы хотели в этом и активного участия российских инвесторов и специалистов. Это выгодно для России. Расчеты показывают, что не менее 70 процентов прибыли получит российская экономика. Судите сами - технологии будут российские, металлоконструкции будут из России. Российские предприятия получат заказы.

Или взять сотрудничество в выращивании и обеспечении российской легкой промышленности хлопковым волокном. К сожалению, пока лед с мертвой точки не стронулся. Хотя мы не раз встречались, не раз об этом говорили на различных уровнях.

Мы не просим чего-то с протянутой рукой. Мы желаем сотрудничать равноправно, цивилизованным путем. Надеюсь, что с Владимиром Владимировичем Путиным мы эти проблемы все-таки решим. Таджикистан к их решению готов.

Весь мир идет к рыночной экономике. И у нас нет другого выхода. Мы ждать уже не можем. Народ надо кормить, страну развивать. На месте топтаться нельзя. Это очень пагубно.

Как бы нам ни было тяжело, Таджикистан после гражданской войны возрождается, восстанавливается. Осуществлены либерализация цен и внешней торговли, отменена государственная монополия на экспорт хлопка и алюминия, проводятся реформы в аграрном и банковском секторе, социальной сфере. За четыре последних года отмечается стабильная тенденция экономического роста нашей страны. Вначале было 3 процента, потом - 5. В 2000 году уже 8,3 процента валового внутреннего продукта.

- Господин президент, а что мешает, по вашему мнению, развитию таджикско-российских межгосударственных экономических связей? Инертность, поворот в сторону Запада, который раньше был характерен для российского бизнеса, или отсутствие средств у российских предпринимателей, чтобы сотрудничать с Таджикистаном?

- Ваши вопросы, наверное, лучше задавать членам правительства России. Что касается нас, то мы полны желания сотрудничать. Неоднократно обращались с предложениями об активизации сотрудничества в экономической сфере.

Таджикистан - единственная в СНГ страна, которая на 99 процентов выполняет те договора и соглашения, которые подписываются главами государств Содружества. Мы четко определились со своей позицией. Я думаю, что выбор за Россией. Мы ждем и надеемся, что такой поворот в экономическом сотрудничестве наших стран все-таки наступит.

Западные инвесторы не боятся рисковать. Вкладывают деньги. Почему не делают этого российские инвесторы? Ведь для этого не надо больших средств. Например, есть фьючерсные сделки по выращиванию хлопка.

Для того чтобы вырастить хлопок в Таджикистане и получить его 99 процентов, нужно вложить деньги с осени, чтобы сделать запасы горючего, подготовить технику, спахать землю для будущего сева. Он начинается с марта. Рынок определяет мировые цены. Собрал урожай - получай прибыль. Сейчас некоторые фирмы работают по этой схеме и через посредников поставляют хлопок в Россию и другие страны СНГ. Мы же пока сами не научились работать без каких-либо посредников напрямую. Но ведь это намного дешевле!

Мы сейчас работаем над освоением 100 тысяч гектаров новых земель в Данганринской долине. Из Нурекского водохранилища еще при бывшем СССР построен крупнейший в мире ирригационный тоннель длинной 14 километров. Его пропускная способность 100 кубометров в секунду, что достаточно для гарантированного орошения всего Данганринского массива. Сейчас мы прорабатываем вопрос с Азиатским банком по финансированию проекта. На этот год уже выделен кредит для освоения 6 тысяч гектаров. Земля есть, вода есть, рабочая сила есть, все необходимые сельскохозяйственные технологии отработаны, железная дорога построена. Остается только вкладывать и получать урожай.

- Может быть, инвесторов пугает недавно завершившаяся в республике гражданская война?

- Без риска получить какую-то прибыль невозможно, в том числе и в самой России. При любых, даже самых точных расчетах всегда есть определенная доля риска.

Во-вторых, почему англичане не боятся? Они у нас работают с 1992 года по добыче золота. Мы совместно с ними создали СП "Заровшан" в Пенджекенте. Отдали в разработку одно месторождение. В настоящее время добыча в Таджикистане золота больше, чем во времена бывшего СССР. Почему они могут добывать и получать прибыль, а Россия нет?

Почему не боятся работать у нас предприниматели из Италии и Республики Корея по глубокой переработке хлопкового волокна? Сейчас 36 наименований готовых изделий по самым современным технологиям идут в Европу и Азию. В Таджикистане сейчас работает более 300 совместных предприятий.

Иногда мне приходится слышать от некоторых российских партнеров о безопасности. Но здесь - пограничная группировка России и 201-я дивизия, находящиеся на территории нашей страны на основе норм международного права и межгосударственных договоров и соглашений. Это уже гарант стабильности, гарант обеспечения безопасности российского капитала.

- Значит, есть другие причины?

- Я не хотел бы давать какие-либо оценки. Отмечу, что заключено немало таджикско-российских договоренностей, но они не работают.

У нас есть не только стратегическое сырье, но и стратегические объекты, доставшиеся нам от бывшего СССР. Причем уникальные по своим возможностям. Например, объект на Памире - станция "Памир-Чакалтай". Больше таких нет нигде. Мы их не распродали. Ведем переговоры либо заключили соглашения с Россией и используем обоюдно в интересах наших стран. Около одного из таких объектов имеются богатые залежи бора. Мы не скрываем, что некоторые страны ведут упорную борьбу, чтобы заполучить их.

Даже при бывшем СССР Таджикистан по всем параметрам был самой отсталой республикой. Нам уделялось не очень много внимания. С одной стороны, мы были обижены, с другой - мы очень рады, что неосвоенные богатства достались нам.

Наши недра - это клад. Ведь политика и тогда, да и сейчас - быстрее освоить с наименьшими затратами то, что лежит на поверхности. Что в горах - оставим на потом. Пришло время, чтобы разрабатывать это сейчас. Резервы для взаимовыгодного экономического сотрудничества России и Таджикистана огромные. Только не надо бояться.

- Эмомали Шарипович, не планируется ли в Таджикистане, как в некоторых других странах СНГ, объявить русский язык иностранным?

- Некоторые политики, даже на самом высоком уровне иногда спрашивают: "А в Таджикистане показывают российские телеканалы?" Мы воспринимаем это как оскорбление. Не знают самого элементарного.

Два российских канала беспрерывно вещают на республику. Слушаем "Радио России" и "Маяк". В отдаленном Памире 75 лет не показывало таджикское телевидение, но всегда смотрели Центральное телевидение бывшего СССР. Самые отдаленные горные районы, самая глубинка страны смотрит и слушает Москву.

Вы когда-нибудь слышали из уст президента Таджикистана, членов правительства, аппарата президента какие-нибудь выпады в адрес России? Никогда и никаких антироссийских выпадов вы не услышите нигде. Это зависит от политики руководства страны. Народ всегда ориентируется на руководителей.

Наоборот, в самое тяжелое время мы создали таджикско-российский славянский университет. Там учатся не только русские, но и таджики. Там учатся юноши и девушки и из других стран Центрально-Азиатского региона СНГ. Функционируют русские школы. Русский язык изучают в таджикских школах. Это, несомненно, также позволило нам остановить отток русских и русскоязычных граждан из Таджикистана. Сейчас мы имеем примеры, когда некоторые снова возвращаются в республику. Например, в Московском пограничном отряде ФПС России в 1993-1994 годах кроме офицеров в общежитиях никого не было. Детский сад и школа не работали. А сейчас там свободного места нет.

- Жены пограничников, как и положено, снова служат с мужьями?

- Да. Стабилизация положения в стране позволила в том числе и российским офицерам приезжать служить на границу с женами и детьми.

Хотел бы отметить, что с выполнением Общего соглашения об установлении мира и национального согласия завершилась драматическая часть истории становления независимого Таджикистана и начался созидательный этап развития нашего молодого государства. Однако этому существенно препятствует неурегулированность афганской проблемы. Афганистан превратился в мировой центр по производству наркотических средств и рассадник международного терроризма. Мы не можем быть безразличны к тому, что происходит в непосредственной близости от наших южных рубежей и становится возрастающей угрозой для мира и безопасности не только в регионе, но и далеко за его пределами.

- Господин президент, в связи с наркоугрозой, исходящей из Афганистана, можно ли считать таджикско-афганскую границу южной границей Европы?

- И не только Европы. Кстати, до некоторых политиков наконец-то стало доходить, что на таджикско-афганской границе не зря стоят российские пограничники, что они защищают не только Россию и нашу страну.

На долю Афганистана приходится около 75 процентов мирового производства опия. Еще в июне 1998 года, выступая на специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, я от имени Таджикистана призвал мировое сообщество сконцентрировать усилия для установления надежного заслона на пути контрабанды наркотиков из Афганистана и создания вокруг него "пояса безопасности". Сами мы пока, к сожалению, не в состоянии сделать этого. Не хватает подготовленных кадров. На низком уровне техническая оснащенность таможенной и пограничной служб.

27 апреля 1999 года между нашей страной и Управлением ООН по контролю за наркотиками и предупреждению преступности был подписан протокол о создании Агентства по контролю над наркотиками при президенте Республики Таджикистан. Соответствующий Указ я подписал месяц спустя, а полноценно агентство начало функционировать с минувшей осени.

- Каковы основные функции агентства?

- Приоритетными направлениями его оперативно-служебной деятельности являются выявление и пресечение деятельности наркогруппировок с межрегиональными и межгосударственными связями в тесном взаимодействии с правоохранительными и специальными службами стран СНГ. В первую очередь - России, Казахстана, Киргизии и Узбекистана.

Во многом благодаря агентству и российской пограничной группе эффективность борьбы с незаконным оборотом наркотиков в прошлом году по сравнению с 1999 годом возросла боле чем в 2,8 раза. За два года только одного героина изъято 2590 килограммов. Много это или мало? Для сравнения приведу некоторые цифры. Одна европейская страна в среднем затрачивает 200 миллионов долларов в год, чтобы изъять из оборота около 370 килограммов героина.

Что выгоднее для мирового сообщества - пресекать попытки переправления через таджикско-афганскую границу крупных партий героина или потом отлавливать наркотики граммами по всей Европе? Думаю, что исполнительный директор Управления ООН по контролю за наркотиками и предупреждению преступности господин Пино Арлакки прав, говоря, что "проблема наркоторговли должна решаться у ее истоков".

- Таким образом, получается, что Таджикистан играет своего рода роль щита на пути наркотрафика в Центрально-Азиатском регионе?

- Можно сказать, что да. К сожалению, о деятельности нашей страны в борьбе с незаконным оборотом наркотиков, международным терроризмом и трансграничной организованной преступностью за пределами Таджикистана знают мало. Не хочу утверждать, но складывается впечатление, что какие-то силы очень заинтересованы создать нашей стране имидж нестабильного и непривлекательного для иностранных инвесторов государства.

- Что, по вашему мнению, необходимо сделать, чтобы остановить поток наркотиков из Афганистана, подпитку с его территории международного терроризма и различного рода экстремизма?

- Я об этом говорил только с трибуны ООН уже восемь раз - в первую очередь это прекращение гражданской войны в Афганистане. Есть определенные основания полагать, что в целях обеспечения бесперебойного функционирования международной сети распространения наркотиков не только руководство талибов, но и их покровители за пределами Афганистана не проявляют достаточной заинтересованности в скорейшем прекращении внутриафганского противостояния.

Опыт и уроки межтаджикского урегулирования показывают, что лишь при активной поддержке ведущих держав мира, прежде всего России и США, и, разумеется, при проявлении доброй воли со стороны самих противоборствующих афганских сторон Организация Объединенных Наций способна разрешить конфликт в Афганистане.

В заключение хочется сказать читателям "Независимой газеты", что вижу будущее Таджикистана как светской, демократической и процветающей страны, которая займет достойное место в мировом сообществе.

Душанбе-Москва


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Единый оператор: за и против

Единый оператор: за и против

Виталий Барсуков

0
455
Атомная эпоха

Атомная эпоха

Владимир Полканов

Росатом в год своего 15-летия продолжает дело предшественников, занимаясь десятками проектов – от неисчерпаемой энергии до квантовых компьютеров и ядерной медицины

0
874
Морская доктрина: декларация или директива

Морская доктрина: декларация или директива

Вадим Кулинченко

Олег Фаличев

Почему стратегический документ может остаться грозным заявлением

0
1006
Западные спонсоры Киева затягивают конфликт на Украине

Западные спонсоры Киева затягивают конфликт на Украине

Владимир Пучнин

Но Москва задействовала далеко не все свои возможности

0
1323

Другие новости