0
4323
Газета Дипкурьер Интернет-версия

15.11.2010 00:00:00

Тихоокеанские новации Обамы

Алексей Фененко

Об авторе: Алексей Валериевич Фененко - ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН.

Тэги: обама, сша, атр


обама, сша, атр На американские военные базы в Тихоокеанском регионе переброшены бомбардировщики В-2.
Фото с сайта www.af.miil

В середине своего президентского срока Барак Обама начал пересматривать политику США в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). 27 октября госсекретарь США Хиллари Клинтон начала азиатское турне, посетив саммит АСЕАН в Ханое (Вьетнам), остров Хайнань (КНР), Камбоджу, Малайзию, Папуа – Новую Гвинею, Новую Зеландию и Австралию. 6 ноября президент Барак Обама отправился в поездку по странам АТР, посетив Индию и Индонезию. Финалом поездки стало участие Барака Обамы в саммите «двадцатки» в Сеуле (Южная Корея) и форуме АТЭС в Иокогаме (Япония).

Эти визиты призваны доказать растущую роль АТР во внешнеполитической стратегии Вашингтона. В каждой столице американские гости говорили об отношениях США с принимающей страной. Но общий посыл их заявлений оставался неизменным. И Хиллари Клинтон, и Барак Обама говорили о необходимости обновить формат американского присутствия на Тихом океане.

Чего боятся в Вашингтоне?

Система американского присутствия в АТР была создана в 1950-е годы. В то время был подписан комплекс союзных договоров США с Австралией, Новой Зеландией, Филиппинами и Южной Кореей. Позднее к ним добавились Американо-японский договор безопасности (1960) и «Закон об отношениях США с Тайванем» (1979). Эти соглашения были призваны: 1) гарантировать мирный характер политики Японии; 2) обеспечить присутствие Америки в АТР и 3) сдерживать военную мощь СССР и КНР.

В конце 2000-х годов на первое место выходит тезис об экономической опасности со стороны Китая. В ноябре 2009 года Барак Обама предложил Пекину диалог по проблемам глобальной экономики, нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ) и изменения климата. В ответ Пекин заявил о приверженности идее «многополярного мира» и неприятия американского формата «Группы двух» (G2). Противоречия углубились из-за роста отрицательного сальдо в торговле США с КНР. Администрация Обамы стала возвращаться к сформулированной еще в 1995 году стратегии «сдерживания Китая».

Другая проблема – усиление АСЕАН. За минувшие 20 лет эта организация стала претендовать на роль интеграционного центра. Возникла система привилегированных консультаций ассоциации с партнерами в форматах АСЕАН+1 (КНР), АСЕАН+3 (КНР, Япония, Южная Корея) и АСЕАН+6 (АСЕАН+3 + Индия, Австралия, Новая Зеландия). На базе последней в 2005 году возник Восточноазиатский саммит как основа для будущего «Восточноазиатского сообщества». Американцы опасаются, что привилегированное партнерство АСЕАН и КНР создаст новую систему безопасности в Восточной Азии без участия США.

Перспективные проекты

Противостоять этим тенденциям в рамках системы старых военных союзов невозможно. Поэтому демократы начинают реализовывать ряд новых проектов.

Во-первых, Вашингтон усиливает военно-политическое взаимодействие с Австралией и Новой Зеландией. 4 ноября была подписана Веллингтонская декларация о стратегическом партнерстве США и Новой Зеландии. Документ постулировал намерение сторон развивать сотрудничество в области борьбы с терроризмом, ликвидации последствий стихийных бедствий и нераспространения ОМУ. 8 ноября последовало Мельбурнское соглашение США и Австралии об увеличении численности военных контингентов. Стороны также обсудили проект американо-австралийского соглашения о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства.

В годы холодной войны Договор АНЗЮС (1951) не имел большого военного значения. Теперь ситуация меняется. На австралийской и новозеландской территории при поддержке США строится сеть станций наблюдения за ядерными испытаниями. Канберра и Веллингтон с помощью американцев модернизируют свои ракетные потенциалы. С 2007 года Австралия участвует в развертывании американской системы стратегической ПРО. Уместно ожидать присоединения к этому проекту и Новой Зеландии.

Во-вторых, США намерены расширить присутствие в Индокитае. Госсекретарь Клинтон указала на необходимость укрепить военные связи с Таиландом и Филиппинами в области борьбы с терроризмом и стихийными бедствиями.

Не менее важно, по словам Клинтон, укрепление американского военного присутствия в Сингапуре, то есть в Малаккском проливе. Уместно ожидать попыток США активизировать сотрудничество с Малайзией и Индонезией в ракетно-космической сфере.

Особую роль, возможно, станет играть развитие американо-вьетнамских отношений. Речь пока не идет о партнерстве в военной сфере. Но 29 октября Клинтон заявила о намерении расширять связи с Ханоем. Госдепартамент надеется, что Вьетнам поможет Америке подключиться к работе Восточно-Тихоокеанского саммита и даже сформировать новый формат привилегированных консультаций США с АСЕАН.

В-третьих, американцы расширяют военно-политические контакты с Индией. В настоящее время Дели уже имеет разветвленную систему взаимодействия с Вашингтоном: от Американо-индийского соглашения в сфере мирного использования атомной энергии (2006) до Соглашения о разделе военной продукции (2009).

Теперь американо-индийское сотрудничество выходит на политический уровень. Президент Барак Обама 8 ноября пообещал содействовать Индии в получении статуса постоянного члена Совета Безопасности ООН. Впервые с начала 1990-х годов Белый дом начинает отходить от стратегии блокировки реформы этой организации.

В-четвертых, США прорабатывают сценарии создания альтернативы АСЕАН. Заделом может стать подписанное Сингапуром, Брунеем, Чили и Новой Зеландией Соглашение о транстихоокеанском стратегическом экономическом партнерстве (2005). В Вашингтоне популярны размышления об активизации экономического взаимодействия на севере Тихого океана – между США, Канадой, Японией и российским Дальним Востоком.

Новая тихоокеанская стратегия Обамы меняет суть стратегии «сдерживания Китая». Прежде речь шла о проведении силовых демонстраций вблизи границ КНР. Теперь администрация Обамы делает ставку на подъем альтернативных Китаю центров влияния. США готовы предоставить им определенные ресурсы для достижения статуса полноценных региональных держав. Центр американских интересов смещается из треугольника КНР–Тайвань–Япония в Южную Пацифику.

Японский синдром

Особую роль в тихоокеанской стратегии США играет Япония. После Второй мировой войны эта страна была лишена самостоятельной военной политики. Американо-японский договор безопасности 1960 года разрешил Токио иметь небольшие Силы самообороны. Но Японии было запрещено их применять за пределами Японского архипелага. Задачи по ее обороне брали на себя вооруженные силы США.

Почти все правительства Японии стремились переподписать договор 1960 года в пользу усиления военной самостоятельности Токио. В 1992 году японский парламент принял закон, разрешающей Силам самообороны Японии участвовать в миротворческих операциях ООН. В 2004-м было подписано Токийское соглашение по вопросам сотрудничества в области ПРО. В 2006 году Соединенные Штаты не возражали против преобразования Агентства самообороны в Министерство обороны Японии.

К концу 2010 года в американо-японских отношениях сложилась двойственная ситуация. Нынешнее правительство Демпартии во главе с Наото Каном выступает за всемерное развитие военных контактов с Вашингтоном. Но администрация Барака Обамы пока не поощряет роста военной самостоятельности Японии. В ходе недавних кризисов вокруг Южных Курил и острова Сенкаку (Дяоюйдао) Белый дом занял уклончивую позицию. (Госдепартамент подтвердил свои обязательства по Договору 1960 года, но не заявил о прямой поддержке Токио в кризисах.) Тематикой будущих американо-японских переговоров, по-видимому, станет ограниченное расширение полномочий Токио в области военно-космической и военно-морской политики.

Перспективы для России

Для России новая тихоокеанская стратегия США несет в себе как позитивные, так и негативные моменты. Интерес Вашингтона к российскому Дальнему Востоку облегчит американские инвестиции в экономику этого региона. Могут ускориться и потенциально выгодные для России общие экономические проекты в рамках АТЭС. В перспективе речь может идти о создании на российском Дальнем Востоке зон свободной торговли.

Но в настоящее время Россия уже имеет комплекс политических связей с Китаем. «Большой» российско-китайский договор 2001 года предусматривает широкий спектр взаимных обязательств Москвы и Пекина. Втягивание в обновленную систему американского присутствия может создать в Пекине ощущение переориентации России.

Для эффективной политики на Тихом океане России важно добиться американских инвестиций. Но не менее важно умело уклониться от излишних американских объятий ради предотвращения потенциальных конфликтов с Пекином.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


За Архитектурную премию Москвы будут бороться 178 претендентов

За Архитектурную премию Москвы будут бороться 178 претендентов

Елена Крапчатова

Жюри определит лауреатов к июлю

0
720
Чинить коммунальное хозяйство будут по "Инфраструктурному меню"

Чинить коммунальное хозяйство будут по "Инфраструктурному меню"

Ольга Соловьева

На восстановление инженерных сетей правительство решило направить дополнительные 12 миллиардов рублей

0
1026
Дебаты кандидатов – больше не телешоу

Дебаты кандидатов – больше не телешоу

Иван Родин

Харитонов и Даванков без огонька и Слуцкого обсудили проблемы образования

0
1247
Правительство расширяет программы льготной ипотеки

Правительство расширяет программы льготной ипотеки

Михаил Сергеев

Выдача жилищных кредитов с бюджетной поддержкой выросла за год на треть

0
1745

Другие новости