0
1160
Газета Культура Печатная версия

24.11.2004 00:00:00

Моцарт и Сильвестров

Тэги: фестиваль, каган, сильвестров


фестиваль, каган, сильвестров Какая красивая пара – Наталия Гутман и Олег Каган много лет назад.
Фото из архива Московской филармонии

Контраст классики и современности составил основное содержание заключительного концерта кагановского фестиваля. Яркие, озаренные светом концерты Моцарта – знаменитый 27-й фортепианный, в котором обаятельно и неожиданно романтично солировал Алексей Любимов, и Концерт для гобоя с оркестром, где перед публикой предстал потрясающий французский гобоист-виртуоз Франсуа Лелё. Лелё знает цену не только нотам звучащим, но и паузам, в которых заставляет буквально замирать публику. Очень качественно показал себя наш филармонический оркестр, за пультом которого был гость из Эстонии Андреас Мустонен. Известный скрипач-аутентист, руководитель первого в Союзе ансамбля ренессансной музыки, он привнес свой стиль в интерпретацию Моцарта, заставляя оркестрантов расслышать и передать все богатство его музыкальной интонации. Добавим сюда привычный для аутентистов "драйв" – и бурные восторги зала обеспечены.

Иным предстал "Реквием для Ларисы" украинского композитора Валентина Сильвестрова. Его творчество давно нашло признание у нас и на Западе у таких признанных пропагандистов современной музыки, как Татьяна Гринденко, Гидон Кремер, Алексей Любимов. Последний, кстати, в этом сезоне сыграл целую серию сильвестровских опусов, в частности "Постлюдию" с РНО и дирижером Владимиром Юровским.

Посвященный памяти безвременно умершей жены – Ларисы Бондаренко, «Реквием» вряд ли необходимо сравнивать с классическими образцами этого жанра. Здесь все сугубо индивидуально – от трактовки текста (из канонического использованы отдельные фрагменты) до общей дискретности изложения. Мы словно парим в разреженном пространстве, движемся в режиме "стоп-кадра", где тревожно-угрожающие звучности сменяются неожиданными островками "красивой" музыки. В эти моменты Сильвестров прибегает к аллюзии на стиль Моцарта, символизирующий нечто идеально-прекрасное, как некогда было у Малера в его Четвертой симфонии. Этот прием – посреди хаоса и амелодичной музыки кинуть взгляд в прошлое, ощутить катарсис, обращаясь к классике, – вещь, довольно обычная среди композиторов поколения Шнитке–Денисова. Однако реакция публики в данном случае была не столь однозначно положительная, как на недавнем фестивале того же Шнитке. В течение почти 40-минутного сочинения люди планомерно покидали зал. Не то чтобы это носило характер массового бегства – просто для многих метафизические размышления о жизни и смерти, высказанные непривычным языком, оказались выше сил. Понадеемся, что эта российская премьера окажется не последним исполнением "Реквиема" и что публика, если и не полюбит, то привыкнет.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Вместо валютной "подушки безопасности" стране может понадобиться товарная

Вместо валютной "подушки безопасности" стране может понадобиться товарная

Анастасия Башкатова

Отечественная промышленность балансирует между двумя дефицитами – и сырья, и уже произведенной продукции

0
982
Херсонщина минует стадию народной республики

Херсонщина минует стадию народной республики

Иван Родин

Пророссийские власти украинского региона обещают до конца года сменить государственную приписку без референдума

0
1018
Пацифисты распределились по трем группам риска

Пацифисты распределились по трем группам риска

Дарья Гармоненко

Противников спецоперации выявляют среди любых лидеров общественного мнения

0
945
Зеленая повестка не выдерживает энергокризиса

Зеленая повестка не выдерживает энергокризиса

Ольга Соловьева

Недостаток инвестиций в нефтегазовый сектор грозит новым дефицитом предложения

0
785

Другие новости