0
903
Газета События Печатная версия

08.02.2000 00:00:00

США и Россия возобновили противостояние в космосе


Планируется, что так будет выглядеть к 2004 году Международная космическая станция

ТРЕТЬЕГО февраля с российским орбитальным комплексом "Мир" был состыкован автоматический транспортный корабль "Прогресс М-1". Основной груз - запасы кислорода и других материалов для очередной пилотируемой экспедиции на станцию. 30 марта к станции вновь после долгого перерыва отправится экспедиция: Сергей Залетин, Александр Калери и, может быть, актер Владимир Стеклов - снимать кино "Тавро Кассандры". Таким образом, если все пойдет в соответствии с нынешними планами, "Мир" скоро вновь станет обитаемым. Как минимум на полтора месяца, а там - как пойдут дела┘

Если, конечно, этому не помешает дальнейшее функционирование на орбите российского "Мира".
Фото из журнала "ЦЕРН Курьер" и Российского авиационно-космического агентства

В тот же день на очередной успех российской космонавтики отреагировал глава американского космического агентства Дэниэл Голдин. В интервью "Нью-Йорк таймс" он заявил: "Мало сказать, что мы разочарованы и сбиты с толку. Русские должны понять, что тут все дело - в их приверженности к обязательствам по проекту Международной космической станции (МКС. - Д. П.). И русские должны это продемонстрировать".

"Это - наше дело, а не дело мистера Голдина", - эти слова одного из ведущих московских космических журналистов хорошо иллюстрируют общий тон наших разговоров о "Мире" и МКС последнего времени.

Однако все не так просто. Только с первого взгляда нынешняя коллизия выглядит как стремление заносчивых Штатов осадить разонравившуюся им Россию еще в одной области - на сей раз в космосе. "У нас есть станция. У американцев ее нет, - наиболее расхожее объяснение резким протестам американских ракетчиков и государственных деятелей по поводу продолжения эксплуатации "Мира". - Вот они и давят по всем направлениям. В позапрошлом году вице-премьер Борис Немцов опрометчиво подписал правительственные документы, подтверждающие, что "Мир" будет, как и планировалось, затоплен - так недолго и перерешать. Мы никому ничего не обязаны. "Мир" - наш. Что хотим - то и делаем".

На самом деле мы-то как раз обязаны. В соответствии с рядом международных обязательств, взятых на себя Россией по программе создания Международной космической станции, мы обязаны вывести на орбиту свои компоненты МКС (и прежде всего - Служебный модуль - СМ, чей запуск уже опаздывает почти на два года), а потом - обеспечивать заправку баков модуля с помощью "Прогрессов" и поднимать орбиту МКС с помощью его двигателей.

Первый из "Прогрессов", специально спроектированных для полетов к МКС, как раз и стыковался с "Миром" 3 февраля. Ракета для его запуска, как и ракета для запуска планируемой экспедиции Залетина-Калери, тоже взята из числа предназначенных для международной программы. Что тем более, так сказать, неуклюже, если учесть, что недавно американцы зафиксировали все серийные номера ракет и их компонентов, предназначенных для МКС, и стали их отслеживать чуть ли не на заводах┘ В НАСА опасаются, что, вновь продлевая срок службы "Мира", Россия не найдет ни денег, ни желания, чтобы активно выполнять свои обязательства перед международными партнерами. Согласно неподтвержденной информации из Штатов, для подготовки Залетина и Калери уже изменен график совместных работ наших и американских экипажей в гидролаборатории Звездного городка.

Формально говоря, очередная отсрочка запуска служебного модуля МКС (которая и позволила, с одной стороны, "перераспределить" ракеты и корабли, а с другой - вновь завести разговоры на тему "Не будем топить "Мир", пока уверенно не залетает МКС!") произошла не по вине создателей модуля, а из-за ракетчиков ГКНПЦ им. Хруничева - создателей ракеты "Протон". Ракетчиков, в свою очередь, подвели воронежские смежники-двигателисты. В результате "Протоны" дважды - через раз в июне и в октябре 1999 г. - потерпели аварию при старте на Байконуре. Естественно, запуск служебного модуля отложили до завершения расследования, принятия мер и проведения нескольких менее критических запусков ракеты - для подтверждения надежности.

В итоге в конце 1999-го - начале 2000 г. вновь заговорили о национальной гордости России - орбитальном комплексе "Мир" с 11 тоннами научной аппаратуры на борту. Тем более что обстановка в целом благоприятствовала - на фоне растущей прохладцы в отношениях с Западом лишний повод для национальной гордости нам никак не помешал бы. Воспользовавшись собственными "рычагами" и "подходами" в высших эшелонах российской власти, Юрий Семенов - генеральный директор РКК "Энергия", в чьем, так сказать, "хозяйственном ведении" (в соответствии со старым распоряжением еще Олега Лобова) находится комплекс "Мир", смог добиться принятия 3 декабря 1999 г. Госдумой РФ решения о выделении на 2000 год целевого финансирования на продолжение функционирования орбитального комплекса. Выделено полтора миллиарда рублей (а на Международную станцию - 1,2 миллиона). А вскоре речь зашла и о внебюджетных средствах, наличие которых до того считалось sine qua non любых дальнейших разговоров о судьбе "Мира".

Нет слов, "Мир" - это уникальный научно-исследовательский комплекс, и МКС до его нынешней конфигурации предстоит "подрастать" еще несколько лет. На борту станции - 241 единица научного оборудования. Но все же, на какие деньги планируется продолжение банкета? Нынешние запуски к "Миру" осуществляются под финансовые гарантии западных инвесторов - фонда Gold & Apel и лично г-на Уолта Андерсона. Обещали за полет около 21 млн. долларов, из них 7 уже перечислены на счета РКК "Энергия". Немного поискав, несложно найти и описание проекта, за который уплачено 7 миллионов. Это отработка некоей электродинамической тросовой системы для подъема орбиты "Мира" (Mir Electrodynamic Tether System, METS).

Звучит довольно остроумно. Получится или нет - вопрос другой, до сих пор испытания тросовых систем в космосе к особым успехам не привели. По бизнес-плану, который я видел, вся система обходится примерно в 6,7 млн. долларов. Причем из этих денег на доставку на орбиту выделено 2,6 млн. долларов - из расчета доставки 130 кг по 20 тыс. долларов за килограмм. Кто платит за ракету и космический корабль, за командировку космонавтам и прочее - из бизнес-плана совершенно не ясно. Интереснее всего, что Уолт Андерсон - крупный рисковый инвестор и медиа-магнат - собирается перестроить "Мир" в некое подобие "орбитального "Хилтона" и брать немалые деньги с желающих провести "экстремальный уик-энд" на борту российского комплекса.

Таким образом, становятся более или менее понятными причины резкой отповеди господина Голдина, а также и то, почему он не хочет радоваться второй жизни "Мира" вместе с нами. Но что самое любопытное - второй жизни "Мира", судя по всему, никак не хочет радоваться и руководство российской космической программы. Подчеркиваю, не руководство тех или иных промышленных предприятий и корпораций, а космической программы в целом. К сожалению, в нашей печати не получило огласки, например, письмо руководителя Росавиакосмоса Юрия Коптева тому же Голдину от 13 января 2000 г. - сразу после принятия принципиального решения о спасении "Мира". Некоторые места из письма заслуживают цитирования (привожу в обратном переводе с английского).

"В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации, - пишет Коптев коллеге, - которое разрешает РКК "Энергия" продолжать эксплуатацию "Мира" по истечении первых шести месяцев 1999 г. с привлечением внебюджетных источников финансирования, коллегия Российского авиационно-космического агентства рассмотрела предложение РКК "Энергия" по программе космической станции "Мир". В соответствии с этой программой работу космической станции "Мир" планируется финансировать из внебюджетных источников, и станция продолжит свою работу до августа 2000 г. Мы также планируем использовать часть этих внебюджетных средств для программу МКС. В свете общественного мнения и политической ситуации вокруг станции "Мир" я бы хотел сообщить Вам об основных принятых нами решениях, с тем чтобы Вы имели лучшее представление о предлагаемой программе для "Мира", которая должна быть одобрена Правительством Российской Федерации в январе┘".

Дальше Коптев пишет о завершении расследования двух аварий "Протона" и о планируемом запуске служебного модуля в августе. И завершает письмо: "Я вновь жду от Вас понимания в этой ситуации и рассчитываю на Вашу поддержку".

Итак, можно понять, что Юрию Коптеву не слишком нравятся лавры спасителя "Мира" и вообще сложившаяся "ситуация", и он готов сослаться на деятельность РКК "Энергия", решения правительства, и даже на общественное мнение. Активную роль Росавиакосмоса его руководитель только что не отрицает открытым текстом.

И Коптев совершенно прав. Как чеканно формулирует директор вашингтонского Института космической политики профессор Логсдон, космическая политика есть наука об интересах. Так вот - в интересах подмосковной корпорации "Энергия" тянуть орбитальную жизнь "Мира" до последнего и сверх того, получая бюджетное и внебюджетное финансирование и не слишком-то оглядываясь на зарубежных партнеров.

А в интересах Росавиакосмоса - органа государственного управления, отвечающего за космическую деятельность России, а с недавних пор еще и за развитие отечественной авиации, - наилучшим образом реализовывать государственную политику в этой области. Какова политика: первое - предусматривает неукоснительное выполнение взятых Россией на себя международных обязательств, а второе - призвана обеспечивать национальные интересы страны. Так вот, даже если на минуту забыть о международных обязательствах, наши национальные интересы в космосе с поддержкой дальнейшего существования станции "Мир" особенно не связаны.

России необходимо практически "с нуля" восстановить гражданскую связную группировку на геостационарной орбите и добиться наконец появления хоть отечественных, хоть "лицензионных" спутников связи, более или менее приближающихся к мировому уровню. Необходимо восстановить системы видовой и радиоэлектронной разведки - сегодня над Землей летает всего два-три таких спутника (вместо положенной полудюжины морских разведчиков, нескольких "фотографов" различного разрешения, геостационарных аппаратов предупреждения о ракетном нападении). Необходимо восстановить систему метеопрогнозов из космоса - сегодня в космосе нет ни одного (!) российского метеоспутника. Необходимо принять стратегические решения по обеспечению "космической" независимости от соседей и друзей по СНГ. И так далее.

В конце февраля или в начале марта Голдин созовет экстренную встречу руководителей космических агентств 16 стран - участниц программы МКС. Будут решать, что с нами делать. А 11 февраля, как сообщило агентство ИТАР-ТАСС, Дэниел Голдин прибывает в Москву, наверное, для того чтобы окончательно сориентироваться на "местности".


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Вместо валютной "подушки безопасности" стране может понадобиться товарная

Вместо валютной "подушки безопасности" стране может понадобиться товарная

Анастасия Башкатова

Отечественная промышленность балансирует между двумя дефицитами – и сырья, и уже произведенной продукции

0
1203
Херсонщина минует стадию народной республики

Херсонщина минует стадию народной республики

Иван Родин

Пророссийские власти украинского региона обещают до конца года сменить государственную приписку без референдума

0
1261
Пацифисты распределились по трем группам риска

Пацифисты распределились по трем группам риска

Дарья Гармоненко

Противников спецоперации выявляют среди любых лидеров общественного мнения

0
1125
Зеленая повестка не выдерживает энергокризиса

Зеленая повестка не выдерживает энергокризиса

Ольга Соловьева

Недостаток инвестиций в нефтегазовый сектор грозит новым дефицитом предложения

0
950

Другие новости