0
1751
Газета Идеи и люди Печатная версия

24.04.2012 00:00:00

Между Поклонной и Болотной

Сергей Дзюба

Об авторе: Сергей Андреевич Дзюба - доктор физико-математических наук, профессор Новосибирского государственного университета.

Тэги: путин, оппозиция

Все статьи по теме "Президентские выборы - 2012"


путин, оппозиция Разные люди. Разные лозунги. Разные миры.
Фото Reuters

После выборов 4 марта один из моих коллег, в коллективе человек очень уважаемый, принес на работу торт – он так захотел отметить избрание Путина. Вообще среди знакомых и близких оказалось немало таких, кто искренне этому событию радовался. Но есть и такие, кому, наоборот, оно пришлось не по душе. Причем вовсе не из-за предпочтительного отношения к другим кандидатам. Такое биполярное отношение к избранию Путина, судя по публикациям в СМИ и Интернете, распространено у нас повсеместно. Особенно четко это показали недавние массовые митинги.

Налицо очевидный идейный раскол в нашем обществе. Но вот причины его далеко не очевидны. Заокеанскими происками вряд ли здесь что-нибудь можно объяснить. Хотя бы потому, что, например, до нашей сибирской глубинки «вашингтонскому обкому» недотянуться. Не говоря уже о том, что Госдеп заплатить сотне тысяч людей за выход на митинг просто физически не смог бы. Причины этого раскола глубоки и требуют серьезного и объективного анализа.

Полный оборот

Похожий идейный раскол наблюдался в нашей стране совсем недавно, в годы правления Бориса Ельцина. Тогда одних начинало буквально трясти от одного только упоминания его имени. Другие же относились к Борису Николаевичу весьма снисходительно. Сейчас по прошествии времени причины такой поляризации мнений, наверное, стали понятны. На протяжении десятилетий люди в нашей стране были приучены к мысли, что государство является гарантом фундаментальных жизненных ценностей – таких как обеспеченность работой, жильем, качественным здравоохранением, доступным образованием. И когда в одночасье все это рухнуло, Ельцину простить такого, конечно, не могли. Не испытали большого огорчения тогда лишь немногие – те, кто увидел в новых условиях новые возможности для себя. То есть идейный раскол был связан прежде всего с различием представлений о роли государства в жизни как общества в целом, так и конкретных людей.

Произошедшая затем смена первого лица в стране и начавшаяся стабилизация в экономике и внутренней политике во многих областях жизни ситуацию разрядили. Роль государства стала опять, как и в советское время, укрепляться, количество недовольных властью заметно уменьшилось. То есть с приходом Владимира Путина идейный раскол в обществе уже перестал быть столь острым.

И вот парадокс – возвращение Путина на пост президента снова столкнуло нас с расколом. Можно думать, что причины этого в чем-то схожи с теми, которые наблюдались во времена Ельцина. Действительно, государство в подсознании людей по-прежнему является гарантом фундаментальных жизненных ценностей. Кроме того, по-прежнему память о пережитой страшной войне укрепляет подспудное убеждение в необходимости иметь сильное государство. Основной мотив высказываний в пользу Путина как раз и состоит в подчеркивании значимости сильного государства для успешного развития страны и для ее безопасности перед лицом возможных внешних угроз.

Но на митингах протестующих на Болотной и в других местах с этим тезисом никто и не спорил. Речь там шла о другом – о явном несоответствии между продекларированными официальной идеологией ценностями и сложившейся реальной ситуацией, когда о достижении этих ценностей власть не только не заботится, но и сплошь и рядом делает прямо им противоположное.

Формально – демократическое государство, но политическая жизнь у нас закатана под асфальт. В Конституции написано, что источником власти является народ, но этот народ от власти полностью отстранен. Общественным сознанием незаметно и искусно манипулируют (особую роль здесь играет ТВ). То же самое с выборным процессом. Можно только удивляться, с какой ловкостью народу был предъявлен набор кандидатур, в котором одному реальному претенденту на власть противостояли явно непроходные – миллиардер и давно приевшиеся политики. Но апофеозом всего этого была, конечно, предшествующая рокировка в тандеме. Ее многие восприняли как оскорбление своих лучших чувств.

Ложь официальной идеологии, унизительное для человеческого достоинства манипулирование общественным сознанием, лицемерие и воровство чиновников – вот что вывело людей на митинги протеста.

Надо заметить, что власть правильно поняла сигналы, посланные с Болотной. Лишился своего поста главный идеолог страны. Существенно демократизированы законы о выборах губернаторов и о регистрации политических партий.

Но это лишь малая толика того, что надо бы сделать. Часто приходится слышать и читать, что масштабы официального вранья сейчас многократно превышают то, что было во времена Брежнева. Это касается и «независимости» судов, и «свободы» СМИ, и подконтрольности обществу наших «правоохранителей», и якобы ведущейся «борьбы с коррупцией». И т.д., список здесь длинный. Особо следует упомянуть еще разве что зашкаливающее за всякие разумные пределы лицемерие штатных комментаторов на интернетовских форумах.

Не оппозиция и не политика

Протесты на Болотной в своей основе (если судить по мотивации пришедших туда людей) скорее имели не политический, а морально-этический характер. Если сравнивать эти протесты с другими имевшими место в истории явлениями, то ближе всего, на мой взгляд, к ним находится движение советских диссидентов. Диссиденты не были оппозицией в общепринятом смысле этого слова. Они не боролись за посты в государстве. Они протестовали против официальной идеологии, которую считали лживой. Один из лозунгов Болотной – «Не врать и не воровать» – перекликается с солженицынским «Жить не по лжи». А звучавшие на митингах самодеятельные песни напоминали произведения бардов советского времени. Надо помнить, что советские диссиденты, так же как и нынешние протестующие, были в явном меньшинстве в своей стране. Они отвергались и преследовались властью, и их не всегда понимало общество. Но в конце концов оказалось, что правда на их стороне.

Отсутствие явных лидеров протестного движения как раз и подтверждает тезис о его неполитичности. Наверное, и называть участников этого движения оппозицией не стоит.

Совсем неправильно считать протестное движение непатриотичным. Наоборот, эти люди потому и протестуют, что хотят видеть свое государство здоровым и поэтому сильным. Ложь официальной идеологии представляется им серьезной угрозой для нормального и безопасного развития государства. Кстати, диссидентов советского времени тоже обвиняли в отсутствии патриотизма и лоббировании интересов Запада.

Неправильно также думать, что укрепление у нас гражданского общества противоречило бы концепции сильного государства. Наоборот, сильным в современных условиях быстроизменяющегося мира может быть только государство самодостаточных, креативных и свободных граждан.

* * *

Люди с Поклонной и люди с Болотной различаются тем, что одни не замечают лживости государственной идеологии, а для других она очевидна и неприемлема. Причем это различие типов восприятия находится где-то на подсознательном уровне. Для одних государство является альфой и омегой, самодостаточной и чуть ли не сакральной ценностью. А такого рода категории обладают еще и свойством непогрешимости. Другие же на государство смотрят лишь как на необходимый инструмент для самоорганизации общества самодостаточных граждан. Для одних – человек для государства, для других – государство для человека. Опять, как и во времена Ельцина, раскол происходит из-за разного понимания роли государства в обществе.

Для одних первое лицо в государстве является не только его правителем, но и, как во времена монархий и культов личности, его персонифицированным символом. А для других глава государства – просто нанятый обществом управляющий. Вот это, наверное, и есть корень биполярного отношения к результатам выборов 4 марта. Теми нашими гражданами, которые приветствуют победу Путина, движут чувства, в чем-то схожие с чувствами, которые движут англичанами, приветствующими свою королеву. А другие граждане понимают, что в современном мире монарх может быть только символом (как это и есть в Англии), и им хотелось бы, чтобы власть над ними не царствовала, а чтобы она на них работала.

И чтобы за эту работу можно было бы по полному счету спрашивать на свободных от всяких манипуляций, объективных и честных выборах.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Создатель «Новых людей» возглавил партию

Создатель «Новых людей» возглавил партию

Евгений Солотин

Алексей Нечаев уверен, что власть должна уделять больше внимания не Ливии и Сирии, а российским регионам

0
1099
Как развивалось арбитражное производство при экс-главе экономколлегии ВС Олеге Свириденко

Как развивалось арбитражное производство при экс-главе экономколлегии ВС Олеге Свириденко

0
1672
Военное кораблестроение дрейфует в нереализованных планах

Военное кораблестроение дрейфует в нереализованных планах

Александр Иванин

В России возник флот амбиций и обещаний

0
3625
Поздравление

Поздравление

0
761

Другие новости

Загрузка...