0
6871
Газета Идеи и люди Печатная версия

17.06.2016 00:01:00

"В современную нам эпоху гениальные произведения и художники невозможны"

Годовая зарплата в 1945 году М. Ромма составила 180 тысяч рублей, а И. Пырьева – 200 тысяч рублей, и они не заинтересованы в тяжелых съемках новых фильмов...

Тэги: история, ссср, архивы, письма, госбезопасность, кинематограф, сталин

Полоса подготовлена по материалам книги «Культура и власть от Сталина до Горбачева. Кремлевский кинотеатр 1928 – 1953. Документы», Москва, РОССПЭН, 2005

№ 256

Докладная записка народного комиссара Государственной безопасности СССР 

В.Н. Меркулова 

А.А. Жданову о недостатках в работе художественной кинематографии 

в 1945 г.

4 марта 1946 г.

Сов. секретно

Экз. № 2

г. Москва

ЦК ВКП(б) товарищу Жданову А.А.


НКГБ СССР располагает данными о наличии существенных недочетов в работе художественной кинематографии, приведших к невыполнению плана производства кинокартин в 1945 г. (вместо 35 картин по плану фактически закончены производством только 20 фильмов).

Рабочий момент: Иван Пырьев на съемках. Послевоенный период нашего кино сдержанно называли «малокартиньем».	Фото РИА Новости
Рабочий момент: Иван Пырьев на съемках. Послевоенный период нашего кино сдержанно называли «малокартиньем». Фото РИА Новости

Большинство творческих работников считают положение в художественной кинематографии тяжелым и утверждают, что если не будут приняты решительные меры к устранению недочетов, то и в 1946 году план выпуска намеченных 40 кинокартин также не будет выполнен.

По мнению ведущих киноработников, основные недостатки в работе кинематографии заключаются в плохой организации производства, отсутствии квалифицированных кадров среднего звена и незаинтересованности некоторых режиссеров в работе над фильмами.

Мастера кинематографии считают, что Комитет по делам кинематографии усложнил процесс производства фильмов и не обеспечивает в должной мере нормальных условий для их выпуска. Режиссеры под любыми предлогами предпочитают находиться в простое, работать в театре, писать сценарии, но не заниматься своим прямым делом.

Планирование съемок поставлено неудовлетворительно, в результате чего, как правило, в первом полугодии павильоны киностудий недогружены, а во втором полугодии съемочные группы простаивают из-за отсутствия площади для павильонных съемок. Подобное положение привело к большим простоям ряда фильмов: «Иван Грозный» – вторая серия (постановщик С. Эйзенштейн), «Адмирал Нахимов» (постановщик Пудовкин), «Пятнадцатилетний капитан» (постановщик Журавлев), «Веревочка» (постановщик Фрез) и др.

Нечеткая организация производства и отсутствие надлежащих условий для работы на киностудиях порождают недовольство среди работников кино.

Приводим наиболее характерные высказывания: Режиссер Юткевич С.И.: «...есть язва, разъедающая и расшатывающая кинематографию, – это чудовищный бюрократизм.

В период 1926–1930 гг. в правлении Госкино было 5 человек и несколько человек обслуживающего аппарата, все остальные люди работали на студиях. И это элементарно, ведь именно там, на студиях, делаются картины. Посмотрите, что произошло за эти годы? Сколько работает в студии и сколько над нами?

Кинематография за последнее время превратилась в гигантскую бюрократическую машину. Пока производство картин не станет в центр внимания руководства кинематографией – картины производиться не будут, а для этого нужно уничтожить этот сложнейший путь прохождения сценария и картины в производство».

Режиссер Савченко И.А.: «...в кинематографии порочная финансовая система. Если Юткевич не выполнил план, я не могу снимать, так как нет денег. Моя группа 4 месяца сидит без денег, потому что у Петрова сорвалась съемка. А раз я без денег, я не выполняю план и, следовательно, сидит без денег и Александров. Такое же положение с организацией производства».

Режиссер Ромм М.И.: «Невзирая на изобилие служащих всех рангов, на «Мосфильме» на самом деле – безлюдие. Все это большие и малые начальники – проводники бюрократической системы, а рабочих нет. Достаточно сказать, что вместо необходимых 150 столяров-постановщиков, т.е. тех людей, которые готовят павильоны, на «Мосфильме» всего лишь 15 человек. То же самое в осветительном цехе: квалифицированных осветителей не больше 20, а должно быть не менее 100. В ремонтной мастерской работает только один мастер.

Ничто не сдвинется с места, пока художественная кинематография не получит квалифицированный подсобный персонал.

План 1946 года – 40 картин. Из них 7, застрявших с 1945 года. Остальные 33 надо начать и кончить. Для всякого, кто знаком с состоянием кинематографии, ясно, что этот план совершенно нереален и что форсировать сейчас запуск – значит только загонять болезнь внутрь. Кинопроизводство доведено до развала, степени которого не могут уяснить себе даже многие из руководителей этого дела. Выход есть один –  постройка мощных студий и подготовка рабочей силы...»

Редактор кинокомитета Сазонов А.И.: «План выпуска фильмов в 1945 году провален. Из 10 картин, намеченных в 1945 году, «Мосфильмом» сданы только три картины: «Без вины виноватые», «Близнецы», «Здравствуй, Москва». Комитет сделал все, чтобы выдать за готовую продукцию 1945 года еще две картины Мосфильма: «Иван Грозный» и «Адмирал Нахимов», но это для Госплана. Провал плана 1945 года объясняется неумелым хозяйничаньем на студиях лишних, не заинтересованных людей».

Начальник монтажного цеха Мосфильма Масино В.А.: «...было бы удивительно, если бы план 1945 года в наших условиях был выполнен. На студиях холодно и грязно, в павильонах и коридорах лужи воды, все закутаны и обуты в валенки. Кормят плохо, в столовых грязно и неуютно. Рабочие недовольны, особенно молодежь. Они с удовольствием уходят на другие предприятия».

Подобные настроения приобрели массовый характер.

Ряд крупных мастеров уклоняются от новых постановок ввиду неудовлетворительных условий работы на киностудиях. Об этом заявляют в частных разговорах режиссеры  М. Ромм, И. Пырьев, Ю. Райзман и некоторые другие.

Режиссер Пырьев И.А. заявил: «О положении на студии надо ставить вопрос перед правительством, так как дальше в таких условиях работать невозможно. До изменения условий ставить картины я не хочу».

Режиссер Райзман Ю.Я.: «Когда я себе представляю, что мне нужно скоро снимать фильм в существующих условиях, я содрогаюсь от ужаса. Хорошую картину – снять трудно, а плохую не хочется».

Некоторые работники кино объясняют нежелание режиссеров ставить новые фильмы тем, что все они уже награждены и прославлены, а съемка новой картины связана с тяжелыми условиями работы на студии, с риском и боязнью пошатнуть репутацию мастера. Поэтому режиссеры ищут побочного заработка, не связанного с постановкой картины.

Режиссер Ромм М.И. в 1945 году не ставил картины, но его годовой заработок (за участие в работе художественного совета, зарплата по студии, консультации по сценариям, режиссура в театре киноактера) составлял примерно 180 тысяч рублей.

Режиссер Пырьев, он также в 1945 году постановкой фильма не был занят, но годовая зарплата его составляла 200 тысяч рублей (зарплата по студии «Мосфильм», по журналу «Искусство кино», участие в заседаниях художественного совета, консультации по сценариям).

По этому поводу отмечены следующие высказывания:

Главный бухгалтер Комитета по делам кинематографии Черненко И.Е.: «Наблюдая на протяжении долгого времени поведение творческих работников, диву дивишься: у них совершенно паразитическая психология. Режиссер готов годами под всякими предлогами уклоняться от постановок, крючкотворствовать, халтурить на стороне, браковать сценарии, что угодно, лишь бы не ставить картину. И система такова, что поощряет их: они боятся трудностей производства, ждут более легких времен, а пока получают все блага».

Начальник планового отдела Главного управления по производству художественных фильмов Левинсон СМ.: «Сталкиваясь с работниками студии, прежде всего замечаешь исключительно разболтанное, деморализованное состояние кадров. Сейчас трудовая дисциплина вовсе пала низко. Боязнь ответственности заставляет людей часто становиться на формальные позиции в ущерб интересам производства. Это сплошь и рядом приводит к срыву работы. На студиях уже давно убедились, что невыполнение планов не влечет за собой никаких последствий».

Кинодраматург Леонидов О.Л.: «...признанные мастера чересчур уклоняются от настоящей работы. Режиссеры развращены и избалованы до последней степени. Они сидят и ждут какой-нибудь чрезвычайной постановки, которая даст им славу. Лауреаты нередко самым циничным образом в этом сознаются.

Большакову, разумеется, очень трудно, но во многом он сам виноват, упорно не выдвигая молодежь хотя бы для того, чтобы сбить спесь или лень с крупных мастеров и заставить их работать, чтобы не потерять места под натиском молодых. А сейчас они пользуются неразберихой, существующей в кинематографии...».

Главный оператор «Мосфильма» Волчек Б.И.: «Ромм начинает новую постановку только потому, что это – приказ Большакова, а не по собственному желанию. Сейчас, видно, Большаков вынужден принимать меры насилия, чтобы заставить ведущих мастеров начать работу, иначе они годами будут сидеть без дела. Это относится не только к Ромму, но и к Пырьеву и к Райзману».

Для обеспечения плана 1946 года и запуска переходящих фильмов на 1947 год потребуется не менее 50 сценариев. Между тем основной заготовитель сценариев – сценарная студия в 1945 году дала только 10 сценариев, принятых в производство.

По имеющимся данным, в настоящее время находятся в производстве и не обеспечены сценариями на 1946 год более 30 режиссеров, в том числе такие крупные мастера, как Райзман, Рошаль, Герасимов, Эрмлер, Хейфиц, Пудовкин, Донской, Бек-Назаров, Легошин и другие.

Необеспеченность сценариями в текущем году и намеченный тематический план вызывают тревогу со стороны творческих работников кино и писателей.

Редактор «Мосфильма» Вайсфельд И.В. заявляет: «...тематический план – это ведомственный документ, который нужен как база существования киностудии, а фактически все пойдет самотеком. Как можно планировать новые картины Герасимова, Бабочкина, Ромма, Пырьева, Петрова, Райзмана и других ведущих режиссеров, когда у них еще нет сценариев».

Сценарист Блейман М.Ю.: «...неужели мы все, кто раньше так много работал, ходим без дела из-за нашего нежелания работать? Все идет не от этого, нам мешают работать. Как сейчас себя должен чувствовать драматург, если его сценарии проходят следующее количество инстанций:

заявка на сценарий поступает к редактору сценарной студии;

обсуждается на редакционном совете;

обсуждается на редколлегии сценарной студии;

заключается договор на сценарий;

сценарий поступает к редактору сценарной студии;

передается на обсуждение редакционного совета;

обсуждается на редколлегии;

в случае благоприятного отзыва сценарий передается в Главк художественных фильмов, где его читают редактора;

сценарий передается на рассмотрение постоянно действующей сценарной комиссии при комитете;

сценарий поступает на просмотр начальника Главка;

сценарий поступает на просмотр председателя Комитета;

сценарий рассматривается на художественном совете Комитета;

и только в том случае, если сценарий получает одобрение худсовета, его направляют на студию, где он также проходит через обсуждение на художественном совете.

Особое внимание привлекает вопрос о создании сценариев на современные темы.

Директор сценарной студии Еремин Д.И. заявляет: «...сценариев у нас мало и они плохи, если говорить неофициально. С планом 1945 года мы кое-как вылезли, и то только потому, что производственная сторона нашей кинематографии провалилась с ним... В современную нам эпоху гениальные произведения и художники невозможны, так как творить о том, что хочется, запрещается, а рамки разрешаемого настолько узки, что в них ничего не создашь путного. За последние годы нет ни одного выдающегося сценария. Все кинопроизведения лишены качества высокого искусства».

Режиссер Пырьев И.А.: «...современной темы в нашей кинематографии не существует. Все боятся за нее браться, и в первую очередь сам Большаков. Не так повернешь тему, не тому угодишь, не так будет поставлен вопрос – и вы сталкиваетесь с запрещением вашего сценария. Поэтому Эйзенштейн сидит на «Иване Грозном», Пудовкин – на «Нахимове», Петров хочет ставить «Порт-Артур», Барнет – «Волки и овцы». Я же сам хочу делать Достоевского. Это интересно и не опасно. При такой цензуре, какая сейчас есть в Комитете и в других более высоких инстанциях, мы только и сможем выехать на истории или на классиках...»

Киносценарист Рожков Н.В.: «..в нашей кинематографии работать с каждым днем становится все хуже и хуже. Казалось бы, что сейчас у нас – кинодраматургов – должны быть большие перспективы, должно быть направление на новую тематику. В действительности все обстоит наоборот. Сценаристы-профессионалы постепенно отходят от киноискусства. Сейчас в кино занято 10–15 сценаристов, работают они медленно и плохо. Тематика – неинтересная, и большинство из них заранее знают, что их вещи ставиться не будут».

Аналогичные высказывания отмечаются со стороны и других драматургов и писателей, работающих в кино.

Народный комиссар Государственной безопасности Союза ССР

  В. Меркулов

__________________________________

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 467. Л. 17–24. Подлинник, машинопись. Подпись – автограф.

(1) Вопрос отсутствия профессиональных высокохудожественных киносценариев и волокита с их утверждением волновали самих писателей. В деле сохранилась докладная записка писателя-драматурга, лауреата Сталинской премии В.А. Соловьева в ЦК ВКП(б) А.А. Жданову от 6 февраля 1946 года, в которой поднимались все эти вопросы (там же, л. 8–16).

(2) На записке В.Н. Меркулова помета: «Послано: т. Маленкову Г.М.,  т. Жданову А.А.».


№ 255

Письмо В.И. Виткович 

И.В. Сталину

о создании серии фильмов 

«Сталин»

[Не позднее 31 января 1945 г.]


Глубокоуважаемый, дорогой, любимый тов. СТАЛИН! Прошли Ленинские дни (1). Вспоминаем Великого Ленина, и чем больше лет проходит, тем величественнее его образ, тем яснее его всемирно-историческое значение. Этот гениальный человек повернул колесо истории.

Но почему же нет фильма о Ленине с самим Лениным, без каких бы то ни было артистов. Остались лишь описания, а ЖИВОГО ЛЕНИНА – только отрывки.

Но о Ленине все важно, все имеет мировое историческое значение, как он жил, как работал, как разговаривал с людьми, как отдавал приказы, как горел на своей великой работе, как болел и умирал этот Великий Человек.

Важны не только его великие дела, важны детали его жизни, как он садился за стол, как улыбался, как разговаривал с детьми, как отдыхал.

Ленин не имел права возражать против того, чтобы его запечатлели для будущих поколений. Он настолько велик, что он не принадлежал себе, он ВОЖДЬ НАРОДА – принадлежал Народу, поэтому обычное понятие о скромности к нему нельзя было применять. Ленин не нуждался в фильме «ЛЕНИН». Этот фильм нужен был народу, будущим поколениям, будущему человечеству, которое будет целовать те камни, которых касалась нога Ленина.

И фильма о ЛЕНИНЕ НЕТ.

Образ, коренящийся в сознании и подсознании, переносится на экран. А оттуда – обратно.	Кадр из фильма «Сталинградская битва». 1949
Образ, коренящийся в сознании и подсознании, переносится на экран. А оттуда – обратно. Кадр из фильма «Сталинградская битва». 1949

Какая непоправимая ошибка, как жалко и больно. Остались только отрывки, ничтожные по своему размеру.

И есть еще у нас Великий Продолжатель дела Ленина.

Это Вы – дорогой и любимый товарищ СТАЛИН.

Преклоняюсь пред Вашей великой деятельностью.

Как один из рядовых нашего Народа – горжусь тем, что нашим Государством руководит Великий Сталин.

Вы – наше СОЛНЦЕ, наша ГОРДОСТЬ.

И если Великий Ленин создал Страну Советов, то Великий Сталин не дал всему остальному миру уничтожить эту Страну.

Ваша мудрая, истинно ГЕНИАЛЬНАЯ политика и руководство величайшим Советским Государством мира привело к тому, чего заранее никак нельзя было ожидать: мы оказались в союзе с самыми мощными государствами мира, которые, хотят они этого или не хотят, между прочим, защищают дело Ленина – Сталина.

Мощную Германию разгромил – СТАЛИН.

Спас от гибели Советское Государство, Советский Народ, советскую культуру, науку – СТАЛИН.

Спас человечество от невиданных в истории ни с чем не сравнимых немецких мерзавцев – СТАЛИН.

ДА БУДЕТ БЛАГОСЛОВЕННО ИМЯ ЕГО.

ОН ВЕЛИК, КАК ЛЕНИН.

Мы, современники, не можем представить себе полностью всего величия деятельности Сталина.

Вы уйдете в века и будете жить, пока будет существовать наша планета.

Но разве можно допустить, чтобы не было СЕРИИ ФИЛЬМОВ «СТАЛИН».

Ведь Вы, как Ленин, не принадлежите себе. ВЫ НАШ. Каждое слово, движение Ваше нам дорого, как дорого оно всему Советскому Народу и многим миллионам людей земного шара.

Неужели можно не запечатлеть на пленку ЗВУКОВОГО ОБЪЕМНОГО кино ВСЮ Вашу великую работу, и в частности работу СЕГОДНЯШНЯГО дня.

Если такого фильма не будет, то это будет так же непоправимо, как вышло с Лениным. Это будет неправильно по отношению к тем миллионам, которые сейчас готовы умереть за Вас.

Дайте возможность ближе ознакомиться с Вами, с методом нашей работы и ГЕНИАЛЬНОЙ деятельности, ближе всмотреться в Вас, учиться у ВАС.

Если Вы найдете нужным разрешить мне внести предложение управлению Кинематографии о создании серии фильмов «СТАЛИН», то я это немедленно сделаю, буду благодарен Вам и счастлив.

Писать же без Вашего разрешения не считаю возможным.


Искренне и до конца преданный Вам

доктор физико-математических наук, профессор

В.И. Виткович (2)

Москва 8, Красностуденческий проезд, д. 10, кв. 27

________________________________________

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 717. Л. 102. Подлинник, машинопись. Подпись – автограф.

(1) День смерти В.И Ленина 22 января был нерабочим днем в СССР вплоть до 1951 года. 6 августа 1951 года Политбюро постановило утвердить указ Президиума Верховного Совета СССР об объявлении 22 января днем рабочим. Сталин исправил указ: «Идя навстречу многочисленным пожеланиям трудящихся и учитывая поступившие заявления от профсоюзных и других общественных организаций, в которых справедливо указывается, что проведение 22 января как нерабочего, праздничного дня, не соответствует характеру событий – памяти В.И. Ленина, и 22 (9) января 1905 года, – которым посвящается этот день, Президиум Верховного Совета СССР постановляет: 1. Считать 22 января рабочим днем (Сталин зачеркнул «за исключением тех случаев, когда он совпадает с воскресным днем». – Сост.). 2. Отмечать и впредь 22 января как день, посвященный памяти В.И. Ленина и 9 января 1905 года» (Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 1090. Л. 12).

2 На документе имеется штамп регистрации в Особом секторе ЦК ВКП (б) 31 января 1945 г. и помета секретаря: «т. Маленкову. 8.11.1945».


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Воспитывать талибов Россия и Индия будут вместе

Воспитывать талибов Россия и Индия будут вместе

Андрей Серенко

Москва разочарована неэффективностью Исламабада в вопросе афганского урегулирования

0
185
Константин Ремчуков: Люди хотят понять, кто они и для чего они в этой жизни, осознать свою идентичность

Константин Ремчуков: Люди хотят понять, кто они и для чего они в этой жизни, осознать свою идентичность

Константин Ремчуков

0
296
«Светофорная» коалиция в Германии вскоре приступит к работе

«Светофорная» коалиция в Германии вскоре приступит к работе

Олег Никифоров

Главной заботой нового канцлера и правительства станет поголовная вакцинация немцев

0
200
ФСИН выставляет счет за побеги

ФСИН выставляет счет за побеги

Екатерина Трифонова

С заключенных стали взыскивать расходы тюремщиков на облаву и поимку

0
278

Другие новости

Загрузка...