0
5552
Газета Идеи и люди Печатная версия

08.06.2020 19:47:00

Многоженство в Татарстане перестает быть редкостью

Институт брака у поволжских мусульман может трансформироваться

Раис Сулейманов

Об авторе: Раис Равкатович Сулейманов – религиовед, эксперт Института национальной стратегии.

Тэги: татарстан, ислам, многоженство, полигамия, брак, трансформация


татарстан, ислам, многоженство, полигамия, брак, трансформация До создания гаремов дело не дойдет, но полигамия может стать нормой семейно-брачных отношений. Кадр из фильма «Белое солнце пустыни». 1970

Исторически практика многоженства среди татар и башкир была редкой. Сохранившиеся в трудах дореволюционных этнографов описания семейно-брачных отношений у татар хоть и сообщают о фактах полигамии среди зажиточных слоев мусульман Поволжья, однако явление это было малораспространенным в широких слоях населения. В советское время случаев и без того непопулярного среди татар многоженства не было зафиксировано: и дело не только в том, что государство это запрещало, но и сама полигамия воспринималась ими как нечто противоестественное: семейная этика татар была такова, что только моногамия виделась нормой.

Постсоветский период исламского возрождения у татар привел постепенно к изменению отношения к браку мужчины с двумя и более женщинами одновременно. Тем более что ислам разрешает мусульманину иметь до четырех жен при условии равного материального обеспечения последних со стороны супруга.

Несмотря на допустимость полигамии в исламе, эта форма семейно-брачных отношений первые два десятилетия постсоветской эпохи не встречала массового распространения даже среди верующих татар. «У нас это широко не распространено. Почему? Потому что у нас условия жизни сложные. В Аравии, к примеру, взял двух жен, поставил две палатки, дал им по одному платью, накормил – этого достаточно. А здесь ведь у нас каждой надо построить теплый дом, купить шубу», – объяснял непопулярность многоженства главный казый (духовный судья) Татарстана Джалиль Фазлыев.

В представлении татарских женщин идеальный брак должен быть моногамным, а появление второй жены трактуется как узаконенная религиозными предписаниями измена первой жене. Не только светская, но и активно верующая татарка или башкирка желает быть не первой, второй или какой-нибудь по счету женой, а единственной. Характерен в этой связи скандал, который произошел в 2009 году в Казани, когда на исламском интернет-сайте знакомств www.nikahrt.ru, который должен был содействовать созданию мусульманских семей, стали регистрироваться женатые мужчины. Именно это и возмутило татарских мусульманок, которые увидели в происходящем легализацию многоженства. Тогда председатель Союза мусульманок Татарстана Наиля Зиганшина гневно заявила, что «наши традиции не могут принять полигамию. Наш менталитет не готов его принять. Это и не нужно». Администрации сайта пришлось оправдываться, в конечном счете сайт перестал функционировать.

В 2010-е годы примеров многоженства становилось все больше, о чем периодически сообщали казанские СМИ: постепенно члены полигамных семей не стеснялись рассказывать о своем опыте жизни.

По мере распространения практики многоженства в Татарстане вторые жены сталкивались с ситуацией, когда они, заключая никах (религиозный обряд бракосочетания, совершаемый имамом), были обмануты супругом, поскольку он оказывался уже женатым, а о наличии первой жены не сообщал. А та тоже была не в курсе, что муж заводит себе вторую жену. Нетрудно догадаться, что это приводило к трагическим последствиям для таких женщин. Решить эту проблему попытались в Духовном управлении мусульман Татарстана в 2014 году, в муфтияте инициировали введение строгого учета всех заключаемых в регионе религиозных браков среди исповедующих ислам. Для этого в каждой мечети должны были заводиться метрические книги для фиксации всех проводимых духовенством браков. Причем декларировалось, что сделано это специально, чтобы обезопасить женщин от заключения брака с теми мужчинами, которые не предупредили их о том, что уже женаты. Записи о религиозном браке должны были заноситься не только в метрические книги, планировалось создать электронную базу всех, кто прошел религиозный обряд бракосочетания.

Эта в целом позитивная мера на практике не заработала. Ярче всего это проиллюстрировал имам казанской мечети «Туган авылым» Ильнар Зиннатуллин, которому не раз приходилось проводить никах, где мужчина женился на второй жене при наличии первой, о чем он сам поведал журналистам. При заключении таких браков бывает, что мужчина скрывает от первой жены, что заключает брак с другой женщиной, рассчитывая либо вообще не рассказывать первой жене о наличии второй жены, либо намереваясь после поставить ее перед фактом, полагая, что первой жене придется смириться с этим.

Во всех случаях многоженства мужчина живет на две семьи: жены живут в отдельных квартирах, а не вместе. Первой жене, если она, после того как узнала, что муж женился еще на второй женщине, не подала на развод, приходится принять такую ситуацию как данность. Как правило, нежелание разводиться с мужем у первой жены продиктовано тем, что она не хочет разваливать семью и материально не готова растить одна детей. А потому вынуждена терпеть. В идеале по закону шариата мужчина должен предупредить первую жену о своем намерении завести вторую жену и получить ее согласие, но, поскольку на это он рассчитывать не может, заключает никах со второй женой и без одобрения первой супруги. Такой никах даже при отсутствии согласия первой жены считается действительным с точки зрения норм мусульманского права. Вторые жены – это либо молодые и влюбчивые девушки, либо одинокие многодетные женщины за 40 лет, которые согласны на такой статус из-за нежелания оставаться одинокими или по материальным причинам. Их мотивация – найти финансовую поддержку для себя и своих детей (нередко это дети от предыдущего мужа).

Многоженство остается одним из вопросов внутренней жизни мусульманской уммы Татарстана, о чем ярко свидетельствует специально проведенная в марте этого года в казанской мечети «Марджани» ее имамом Мансуром Залялетдиновым встреча с татарской молодежью на тему религиозного брака, где имам привел следующий пример: «В последнее время ко мне приходит много молодых людей и мужчин постарше. Они ищут себе вторую жену. Те, кто ищет третью, встречаются реже. В то же время есть много девушек, которые готовы стать вторыми женами. Есть и такие, у которых умерли мужья и они остались одни с детьми на руках. Выхода не остается, да и детям нужен отец. Что же этой женщине остается делать?»

С точки зрения российского государства, религиозный брак не имеет юридической силы, тем более когда мужчина заводит себе вторую жену. Однако это и существующее негативное отношение татарского общества к полигамии не останавливают верующих мусульман. О многоженстве приходится говорить вслух даже в высших эшелонах светской и духовной власти Татарстана. Президент Татарстана Рустам Минниханов выступил против практики многоженства, а муфтий Татарстана Камиль Самигуллин пусть и уклончиво, но также не рекомендовал такую форму семейно-брачных отношений. В этой истории любопытно не то, что оба не поддержали полигамию, а то, что такие вопросы вообще задаются. Это говорит о том, что есть определенное лоббирование многоженства со стороны тех мусульман, которые рассчитывают получить одобрение полигамии у светской и религиозной элиты Татарстана.

Их цель заключается в том, чтобы сделать полигамию такой же нормой для семейно-брачных отношений в обществе, как и моногамия. И если сегодня татарское население в своей широкой массе не приемлет многоженство, осуждая его, и разговоры о легализации полигамии воспринимает как потворство нафсу (похотливым чувствам) некоторых мужчин, которые используют религию для его прикрытия, а моногамия видится как естественная и допустимая с точки зрения доминирующей сегодня в обществе морали форма брака, это не означает, что институт брака не может трансформироваться со временем.

По нашим оценкам, численность полигамных семей среди активно верующих мусульман в Татарстане составляет не больше 1% общего количества. Цифра крайне незначительная на первый взгляд, однако число случаев многоженства будет постепенно возрастать по мере усиления исламизации в регионе. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Нагорный Карабах. Мечеть в Агдаме стала символом победы Азербайджана

Нагорный Карабах. Мечеть в Агдаме стала символом победы Азербайджана

0
320
Набожные леваки – на авансцене американской политики

Набожные леваки – на авансцене американской политики

Оксана Коткина

Чем Байден будет расплачиваться за поддержку со стороны ревнителей социальной морали

0
1229
Исламский мир на христианском фундаменте

Исламский мир на христианском фундаменте

Дмитрий Урушев

Полузабытая цивилизация на границе миров и времен

0
427
Анкара продвигает проект "Великого Турана"

Анкара продвигает проект "Великого Турана"

Виктор Надеин-Раевский

Чем руководствуется Эрдоган во внешней политике

0
2061

Другие новости

Загрузка...