0
13015
Газета Идеи и люди Печатная версия

21.06.2022 19:27:00

Евроинтеграция Балкан делает новый поворот

Почему то, что можно Украине, нельзя Сербии

Екатерина Энтина

Об авторе: Екатерина Геннадьевна Энтина – профессор НИУ ВШЭ, руководитель отдела черноморско-средиземноморских исследований Института Европы РАН.

Тэги: ес, расширение, евроинтеграция, балканы, сербия, косово, украина, международное право

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

Все статьи по теме "Санкционные войны"

ес, расширение, евроинтеграция, балканы, сербия, косово, украина, международное право От Александра Вучича европейские чиновники, например, глава Евросовета Шарль Мишель, добиваются договоренностей с Приштиной. Фото Reuters

Июнь 2022 года принес пусть и незаметные глазу обывателя, но на деле тектонические сдвиги в политике расширения Европейского союза. С высокой вероятностью европеизировать Брюссель теперь будет не Балканские страны, а Украину и Молдавию. В Юго-Восточной Европе в тоскливом ожидании пребывает один реальный кандидат на вступление – Черногория. Хотя, судя по активности европейских дипломатов и мотора европейской интеграции – ФРГ в лице Олафа Шольца, ЕС пока не осознал, в какую западню сам себя загнал.

В начале мая германская дипломатия, а вслед за ней европейская принимали у себя глав государств западнобалканской «шестерки». В ответ на привычные стенания балканцев о том, что сидение у порога ЕС два десятилетия стало невыносимым испытанием, а также укоры, что теперь Брюссель хочет поставить их чуть ли не на один уровень с Украиной, евробюрократия не менее привычно, с характерным пионерским задором объявила о том, что придумала новую программу. И вот она непременно приведет к скорейшему (согласно тем не менее продемонстрированным успехам и с учетом множества других «если») и столь желанному всем в ЕС экстазу принятия региона в европейскую семью. Эта программа – новая инициатива Эмманюэля Макрона под названием «европейское политическое сообщество» – форма квазичленства, которая призвана включить страны в программу развития ЕС, вероятно, предоставить расширенный доступ к финансовым фондам и институционально закрепить будущее членство. Проблема в том, что удовлетворить ею Сербию, Черногорию или Северную Македонию нельзя, и это понимают в Брюсселе. Но членство никому из них сейчас предложить тоже нельзя, а что-то делать надо: рейтинги ЕС у населения Балкан стремительно падают, политические элиты прежней лояльности не проявляют. В Приштине к компромиссам не готовы. В Подгорице и Скопье практически открыто опираются только на США. В Сербии президент Александар Вучич вообще проявляет завидную самостоятельность, наряду с соседом из Анкары активно формируя собственную линию в меняющемся на глазах раскладе мировых сил. Ситуация по сохранению единства Боснии и Герцеговины на грани фола и даст о себе знать еще до всеобщих выборов 2 октября 2022 года. Поэтому за перспективу страны-кандидаты и рядом стоящие Босния и Герцеговина и Косово поблагодарили. Но всерьез не приняли.

На этом фоне показательно, что происходит в Сербии. Во-первых, с точки зрения идеологии расширения ЕС то, что сейчас делает Брюссель, – подрыв ее основ. Она заключалась в следующем: ЕС настолько привлекателен, что вопреки сложному процессу вступления и множеству внутренних проблем Евросоюза страны сами стремятся к членству. А если не хотят, то это сугубо их проблема – и точка. В случае с Сербией кажется, что ЕС и сам перестал верить в свою привлекательность и пытается инструментами открытого шантажа удержать Белград. Иначе зачем Брюсселю обязательно необходимо, чтобы Белград ввел санкции в отношении России? Каким образом это отражает прогресс Сербии? Как все знают, и внутри ЕС нет единства по вопросу санкций. А Сербия даже еще не открыла переговорную главу об адаптации общей внешней политики. Теоретически, сняв вопрос о санкциях, ЕС бы только выиграл, продемонстрировал, что Балканы – уже его геополитическое пространство и небольшие отклонения от общей позиции ему не страшны. Но вместо этого используется ресурс «фиги в кармане», как, например, закрытие воздушного пространства для пролета самолета российского министра. Кто знает, возможно, это сыграет не меньшую роль в истории, чем знаменитая «петля Примакова» над Атлантикой в 1999 году. Но оказываемое давление на фоне происходящего в мире точно не усиливает, а ослабляет желание Сербии и особенно сербов вступать в ЕС. Без них же оставшийся кусок Балкан для Брюсселя не представляет никакой ценности.

Во-вторых, с правовой точки зрения, а в какой-то степени и с позиции дипломатического профессионализма ЕС оказался в положении «а король-то голый». Во время визита в Приштину и Белград 10 июня Шольц заявил, что переговоры Белграда и Приштины должны закончиться взаимным признанием. Поскольку Приштина не оспаривает государственность Сербии, то предполагается, что это признание Белградом самопровозглашенного Косово. Вышла загвоздка. Никто из ведущих европейских лидеров как минимум с 2011 года открыто об этом не говорил. С одной стороны, это делалось потому, что «продать» идею признания Косово без компромиссов (например, раздела территории или обмена ими) сербскому обществу нельзя. Никто из лидеров Сербии вне зависимости от политической ориентации на простое признание пойти не готов. За исключением короткого периода 2017–2018 годов Приштина компромиссные сценарии всерьез не обсуждала. С другой, несколько стран ЕС не признают независимость Косово. Для того чтобы вести переговоры о членстве с Приштиной, была придумана хитрая формула. Во все отчетные документы ЕС входила формулировка «юридически обязывающая нормализация отношений Сербии и Косово». Этот же термин использовался в отчетах по региону за 2021 год. Однако 14 июня в драфте отчета Еврокомиссии Европарламенту уже была формулировка «о взаимном признании Сербии и Косово». Но это же юридический нонсенс – фиксировать требование о признании в условиях отсутствия такого решения на уровне самого Евросоюза.

Наконец, ЕС обсуждает возможность предоставления Украине статуса кандидата. И тут резонным оказывается вопрос сербского журналиста, заданный на пресс-конференции Вучича и Шольца и оставленный без ответа: в каких границах Украине может быть предоставлен подобный статус и почему то же самое нельзя сделать для Сербии? И здесь самое важное для Москвы. ЕС будет пробовать хотя бы на уровне формулировок осуществлять переговоры в территориально признанных границах Украины. Эта очевидная несовместимость походов делает кейс Косово сюрреализмом, стройная институциональная конструкция ЕС дает очередную большую трещину, а переговоры Приштины и Белграда летят в пропасть. Если ЕС начнет переговоры с Киевом как столицей, а решения по их результатам будут распространяться на реально контролируемые территории, то это свидетельствует о признании ЛНР и ДНР явочным порядком. При грамотном совместном розыгрыше Россией, Китаем и Сербией этой карты ЕС, сам того не понимая, окажется пойманным на свою же наживку: его действия лягут в обоснование новой платформы международно-правового регулирования, которую должен запустить незападный мир. 


Читайте также


Крым никуда из России не уплывал

Крым никуда из России не уплывал

Александр Широкорад

Никита Хрущев лишь сменил вывеску

0
1478
МОССАД в помощь

МОССАД в помощь

Василий Иванов

Особенности дружбы спецслужб Израиля и европейских партнеров

0
713
Российские ракетоносцы помогут Китаю

Российские ракетоносцы помогут Китаю

Владимир Карнозов

Су-35 с изготовленными в РФ средствами поражения обеспечат воздушную блокаду Тайваня

0
2471
Индия становится ключевым экономическим агентом России в Азии

Индия становится ключевым экономическим агентом России в Азии

Ольга Соловьева

Нью-Дели ждет от Москвы и сырье, и бомбардировщики

0
2323

Другие новости