0
4125
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

04.03.2020 20:12:00

В соглашении США и "Талибана" обнаружены правовые ловушки

Договоренности, которых так долго ждал Афганистан, с юридической точки зрения лишены международных последствий

Гаус Джанбаз

Об авторе: Гаус Джанбаз – независимый политолог, юрист-международник (Москва).

Тэги: сша, талибан, соглашение, афганистан. международное право


сша, талибан, соглашение, афганистан. международное право Выступление госсекретаря Марка Помпео на церемонии подписания соглашения между США и движением "Талибан" (запрещено в России) 29 февраля 2020 года в Дохе. Фото Fatih Aktas/Anadolu Agency via Getty Images

Соединенные Штаты и запрещенное в РФ движение «Талибан» недавно, после почти 18 лет войны и около полутора лет переговоров, подписали соглашение о примирении. Политические оценки этого соглашения заинтересованными сторонами существенно различаются. Американцы называют его основой для достижения мира в Афганистане, талибы – капитуляцией Вашингтона и важнейшим доказательством победы своего «джихада» над Америкой. Однако есть смысл оставить политические спекуляции и проанализировать договор между США и «Талибаном» с точки зрения права.

Итак, американо-талибское соглашение официально называется «О путях достижения мира в Афганистане». Изучение этого двустороннего документа дает основания утверждать, что он находится в прямом противоречии с сутью и целями войны «Талибана», которую он все еще ведет на афганской земле и которую называет «джихадом» и «борьбой против иностранной оккупации». Из текста соглашения следует, что «Талибан» путем компромисса хочет захватить у некой «вражеской стороны» политическую власть в стране (Афганистане). Если допустить, что целью соглашения является признание версии и сути войны, которую ведет «Талибан», то в таком случае США придется по-новому взглянуть на цели и задачи своего, а заодно и натовского 18-летнего пребывания в Афганистане…

В соглашении между тем отчетливо прописано, что США считают «Талибан» негосударственным игроком, проще говоря, «Талибан» не является субъектом международного права. Статус «игрока» ослабляет обязательность и значимость исполнения подписанного соглашения. В соответствии с нормами международного права, в частности с положениями Венской конвенции о международном договоре, только государства являются субъектами международных правовых отношений. Именно по этой причине негосударственные игроки (акторы), то есть международные организации, отдельные физические лица и вооруженные группировки не вправе пользоваться «привилегиями» международных правовых договоров. Поэтому можно смело утверждать, что соглашение «О путях достижения мира в Афганистане» является не международным договором, а односторонним соглашением, которое изначально лишено международных правовых последствий.

Помимо того что международное право не гарантирует исполнения американо-талибского соглашения, в то же время и какое-либо третье государство или международная организация не выступили в качестве его гарантов. Напомним, что на ранних стадиях переговоров по подготовке соглашения «Талибан» настаивали на том, чтобы гарантами договора выступили РФ и КНР. В итоге США взяли на себя обязательство (а точнее, пообещали), что соглашение будет передано «для принятия» Совету Безопасности ООН. Следует отметить, что сам по себе термин «принятие» (даже в отношении такой авторитетной организации, как ООН) не несет какой-либо юридической, правовой нагрузки.

Имплементацию и толкование норм соглашений, устранение возможных коллизий и противоречий между договаривающимися сторонами в международных договорах, как правило, обеспечивает механизм урегулирования. В соглашении «О путях достижения мира в Афганистане» каких-либо внутренних и (или) внешних механизмов устранения коллизии и толкования спорных моментов не зафиксировано. Кстати, в статье 24 афгано-американского двустороннего договора «О сотрудничестве в области безопасности и обороны», более известном как BSA и подписанном около пяти лет назад между официальным Кабулом и Вашингтоном, со всей правовой четкостью закреплены механизмы и методы устранения возможных коллизий и конфликтных ситуаций. Отсутствие в договорах подобных механизмов может означать заложенное изначально в соглашение намерение ухода (бегства) одной из сторон от ответственности. Во второй части соглашения с талибами США обещают вывести из Афганистана все свои войска, включая советников и контрактников, однако о выводе из страны сотрудников специальных служб ни слова не говорится, а это создает условия для негласного долгосрочного их присутствия. Не исключено, что такая возможность зафиксирована в секретных протоколах к американо-талибскому соглашению.

И еще одно замечание. В соглашении США и «Талибана» в четырех местах употребляется слово «Soil», которое обычно переводится как «земля». Очевидно, в тексте документа этим термином обозначаются районы Афганистана, подконтрольные «Талибану». Слово «земля» является заменой термину «территория», который обозначает регион юрисдикции, законной власти. Как известно, «территория» – это политико-юридический термин, который используется в полноценных международных договорах и документах, в частности, в уже упоминавшемся выше афгано-американском договоре о безопасности, помимо 1-й статьи, термин «территория» упоминается еще 14 раз.

Можно предположить, что терминологическая игра в американо-талибском соглашении преследует две цели. Во-первых, в случае недостижения мира в Афганистане и соответственно продолжения войны талибо-американские договоренности останутся без изменений, а из мест («земель»), подконтрольных «Талибану», не будет исходить угроза американским интересам. Во-вторых, в случае если «Талибан» в будущем станет частью политического устройства Афганистана, то в подконтрольных ему местах террористам не будет предоставляться убежище, право пребывания (виза), паспорта, оружие, а также не будут оказываться любые другие виды содействия.

Следует отметить, что правительство Афганистана и афганское государство в целом в отношении американо-талибского соглашения каких-либо международных правовых обязательств не несет. Однако упоминание в тексте договора такого словосочетания, как «исламское правительство после примирения», вызывает некоторые вопросы. Представляется, впрочем, что после принятой в Кабуле 1 марта 2020 года совместной афгано-американо-натовской декларации опасения насчет некоего особого «исламского правительства» должны быть устранены. Тем не менее следует признать, что наличие в тексте соглашения США и «Талибана» подобного рода словосочетаний противоречит принципу национального суверенитета Афганистана. 

Продолжение темы


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Тбилиси не отказывается от прозападного курса

Тбилиси не отказывается от прозападного курса

Юрий Рокс

Несмотря на критику со стороны Евросоюза, Грузия надеется получить статус кандидата в ЕС

0
540
Республиканцы "возвращают" Байдена в Афганистан

Республиканцы "возвращают" Байдена в Афганистан

Игорь Субботин

Годовщина падения Кабула дала старт новым политическим атакам на Белый дом

0
574
США провоцируют Тайвань к провозглашению независимости

США провоцируют Тайвань к провозглашению независимости

Владимир Скосырев

Китай будет вынужден либо начать войну, либо признать свое бессилие

0
705
В США хотят наказать Тегеран за попытку убийства писателя

В США хотят наказать Тегеран за попытку убийства писателя

Геннадий Петров

Нападение на Салмана Рушди может отсрочить возврат иранских углеводородов на мировой рынок

0
1429

Другие новости