0
1239
Газета Печатная версия

24.08.2000 00:00:00

Лев Толстой: Летопись последнего года жизни. Август 1910-го

Тэги: Толстой, Короленко


АВГУСТ 1910 года. Последний месяц лета. Время жатвы, сбора плодов, время подведения итогов. Толстовский месяц. Месяц его рождения. Нынче он отпразднует его в последний раз.

Лев Николаевич - в Ясной. Рядом с ним Софья Андреевна, Александра Львовна. Постоянно живут здесь домашний врач Душан Петрович Маковицкий, секретарь Валентин Федорович Булгаков. Татьяна Львовна с семьей наезжает из Кочетов, бывают сыновья - Лев, Андрей. Чертков тоже неподалеку, в Телятинках, у него проводит лето Александр Борисович Гольденвейзер, часто посещающий Ясную Поляну.

Посетителей в Ясной Поляне, жаждущих обрести кто духовную, а кто и материальную поддержку, великое множество. Однако они мало интересны Толстому. В начале августа он отмечает в дневнике: "Много посетителей пустых. Слаб телесно, и на душе не хорошо, не добро".

Но наконец-то в Ясной появится посетитель, которого все ждут с нетерпением.

Шестого августа приезжает человек, которой хотя бы на время рассеивает мрачное настроение обитателей Ясной Поляны, увлекает самого Толстого и его домашних своими рассказами и интересными разговорами. Это Владимир Галактионович Короленко.

"Я видел Льва Николаевича только три раза, - писал Короленко в статье "Великий пилигрим", имеющей подзаголовок "Три встречи с Толстым". - В первый раз это было в 1886 году, второй, в 1902-м и в последний - за три месяца до смерти┘

┘И когда я оглядываюсь на них, то впечатление у меня такое, как будто на длинном пути, загроможденном всякого рода жизненными впечатлениями... три раза весь этот житейский туман раздвигается, и на расчищенном месте является яркий образ крупного замечательного человека┘"

Напряженный интерес к Толстому проходит через всю жизнь Короленко. Еще в начале 80-х годов он пишет заметки о Толстом, и одна из последних его статей, помеченная 20 ноября 1920 года (умер Короленко в 1921 году), также посвящена Толстому.

Шестого августа 1910 года Короленко появляется в Ясной, придя пешком со станции Засека. О его пребывании и беседах с Толстым подробно рассказано и в "Записках" Маковицкого, и в "Записях" Гольденвейзера.

Толстой отмечает в дневнике: "Приехал Короленко. Очень приятный, умный и хорошо говорящий человек".

"Короленко оказался┘ прекрасным рассказчиком, - сообщает в своем дневнике Булгаков. - Материал для рассказов ему в изобилии давали воспоминания его богатой событиями жизни".

Все, кто был в этот вечер в яснополянском доме, отмечают огромный интерес Толстого к рассказам Короленко, внимание Льва Николаевича к собеседнику. На многие явления жизни - общественной, литературной, культурной - взгляды Толстого и Короленко совпадали. Короленко даже удается вовлечь Толстого в беседы на чисто литературные темы.

Вот что пишет об этом Валентин Федорович Булгаков: "Удивительно то, что в Ясной Короленко сумел удержаться на своей позиции литератора┘ Обыкновенно Лев Николаевич всех вовлекал в сферу своих интересов, религиозных по преимуществу, между тем Короленко, кроме того, что сосредоточил общее внимание на своих бытовых рассказах и вообще разных "случаях" из своей жизни, но еще и ухитрился вызвать Льва Николаевича на чисто литературный разговор, что редко кому бы то ни было удается".

После отъезда Короленко Толстой пытается возобновить прерванную работу над статьей "О безумии" - против эпидемии самоубийств, охвативших Россию в то время. Статья осталась неоконченной и опубликована была только после смерти Толстого. В это же время Лев Николаевич работает над исправлением корректур сборника "Путь жизни", но напряженная атмосфера в Ясной Поляне не располагает к творчеству. "Суета не дает работать", - записывает Толстой в дневнике.

Обстановка в Ясной Поляне в августе 1910 года очень тяжелая. Пожалуй, приезд Короленко - одно из последних радостных событий для всех. Толстой очень тяжело переживает историю с завещанием, прежде всего его тайное составление. Второго августа он записывает в дневнике: "Очень, очень понял свою ошибку. Надо было собрать всех наследников и объявить свое намерение, а не тайно".

Софья Андреевна догадывалась о существовании тайного от нее завещания, она чувствовала себя обиженной: как мог ее муж, проживший с ней 48 лет, скрывать от нее свои завещательные распоряжения? Она подозревала, что вдохновителем завещания является Чертков, и потребовала от Льва Николаевича порвать с ним всякие отношения.

Приехавший в Ясную Поляну Павел Иванович Бирюков так описывает ту атмосферу, которую он застал в доме Толстых: "Обитатели Ясной Поляны переживали тогда тяжелое время. Приезжие туда получали впечатление какой-то борьбы двух партий; одна, во главе которой стоял Чертков... и другая партия Софьи Андреевны..." И между этих обеих "партий" - ТОЛСТОЙ.

Лев Николаевич страдает по-настоящему. Рефреном в его дневниках звучит запись: "Что-то будет".

14 августа Толстой уезжает в Кочеты к дочери Татьяне, думая отдохнуть там душой, как не раз бывало. В Ясную Поляну он вернется только 22 сентября.

В Кочетах он много гуляет, ездит верхом вместе с Маковицким, посещает спектакль в школе, где деревенские мальчишки представляют "Злоумышленника" Чехова и где, как отмечает Маковицкий, "Лев Николаевич сердечно, громко смеялся"; работает над предисловием к сборнику "Путь жизни", переделывая его в общей сложности более ста раз. Замечательная запись Толстого в дневнике 20 августа: "Жив и более чем жив, чем ожидал┘ Утром правил "Предисловие".

Софья Андреевна тоже понемногу успокаивается в Кочетах. Толстой даже отмечает: "Софья Андреевна хороша. Если бы только не тревожилась".

28 августа - встреча дня рождения Толстого. "Рождение Льва Николаевича, ему 82 года. Чудный, ясный, летний день", - записывает в своем дневнике Софья Андреевна. В Кочетах - только самые близкие, на столе - небольшой букет полевых цветов, которые собрала внучка Танечка Сухотина.

28 августа 1910 года - последний день рождения Толстого, на котором присутствовал он сам.

Личная биография подходила к концу. Дальше будут дни рождения, которые мы будем праздновать без него, а после - те, которые будут праздновать и без нас. Но этот день всегда - для тех, кто есть, и для тех, кто будет, - останется Праздником Рождения Личности, Торжества Духа и Мысли.

28 августа. Вот и прошло последнее лето в жизни Льва Николаевича Толстого.

Все, что сбыться могло,
Понапрасну ни зло,
Мне, как лист пятипалый,
Ни добро не пропало,
Прямо в руку легло.
Все горело светло.
Только этого мало.
Только этого мало.
Жизнь брала под крыло,
Берегла и спасала,
Мне и вправду везло,
Только этого мало.

(Арсений Тарковский).

Татьяна Меденникова,
старший научный сотрудник музея Л.Н. Толстого

(Публикации из этого цикла см. также в "EL-НГ", # 3, 5, 11, 15, 18, 23, 27)


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Лукашенко набрал миротворческий вес

Лукашенко набрал миротворческий вес

Антон Ходасевич

Операция ОДКБ усилила в СНГ позиции руководителя Белоруссии

0
779
Партии и правительство остались без рейтингов

Партии и правительство остались без рейтингов

Иван Родин

Социологи в нынешнем году долго отдыхают от политических опросов

0
696
Казахстану грозит африканский путь развития

Казахстану грозит африканский путь развития

Виктория Панфилова

Порядок в республике пока еще хрупок

0
1020
Адвокаты опасаются цифровизации следствия

Адвокаты опасаются цифровизации следствия

Екатерина Трифонова

Очные ставки в онлайн-режиме могут превратиться в спектакли

0
710

Другие новости

Загрузка...