0
1073
Газета Печатная версия

02.06.2021 20:30:00

Создатель народной литературы

Как Евгений Попов покупал книги в библиотеках

Тэги: проза, урюпинск, красноярск, енисей, народ, максим горький, шаляпин, пенцентр, василий аксенов, александр кабаков, ахмадулина, венедикт ерофеев, сапгир, катаев, градский, мемуары, диалоги


20-13-2480.jpg
Сибиряк, пьяница, скандалист, знаменитый
писатель Евгений Попов. 
Фото Андрея Щербака-Жукова
«Сидор Матрасович родился в Урюпинске. Его отец был печник, мать доярка, дед стрелочник… – и через абзац читатель уже спит, урытый дедушками, прабабушками, решительно не понимая, какое ему дело до урюпинского стрелочника, – иронизировала писатель Елена Черникова в одном из интервью. – В любых жизнеописаниях невыносимо линейное, последовательное, диахроническое изложение».

Сегодня (авто)биографическая проза в тренде, и наши современники выработали разные схемы, чтобы результаты получались не столь скучными. Качественный образец биографической книги – сочинение Михаила Гундарина. «Каноны» нарушаются уже с названия: во-первых, озаглавлена книга строчкой из песни, имеющей в нашей стране репутацию «тюремной», во-вторых, своего героя биограф представляет так, словно он оттуда и вышел… Это один из «манков» книги. Впечатление, способное возникнуть у незнакомых с писателем людей, – не сомневаюсь, что эту книгу прочтут не только в литературных кругах, – развеет полномерная и искренняя биография Евгения Попова, которую рассказывают двое, Гундарин и его герой. В 20 главах – от рождения 5 января 1946 года «в городе К. на великой сибирской реке Е., впадающей в Ледовитый океан» (практически мем из прозы Попова) до нынешнего руководства Русским ПЕН-центром (да, и с проблемами ПЕН-центра, если кому интересны именно они). А цитату автор объяснит в предисловии: «Ну а песня, по первой строке которой названа книга, попросту гениальна. В ней есть все, что надо знать о нашей жизни и нашей великой стране. То-то ее так любили Максим Горький и Федор Шаляпин».

Гундарин следует примеру полифоничности текста, поданному самим же Поповым. Зимой 2010 года, вскоре после смерти Василия Аксенова, Евгений Попов и Александр Кабаков задумали писать книгу про него. При жизни Аксенов не хотел, чтобы о нем писали мемуары (это отмечает Попов). После его ухода можно было написать только «…книгу диалогов – об Аксенове, о времени, о себе». Труд двух авторов получил премию «Большая книга». «Представляется, что полифоническое строение книги во многом и обеспечило ей успех – она какая угодно, но не монотонная, не скучная, – рассуждает Гундарин. – Кроме авторских, «сугубо субъективных» реплик обоих писателей в нее включено много материала информационного, «объективного». Ту же манеру, которую Попов и Кабаков применили в книге «Аксенов», использовал Гундарин. С пояснением: «Такая система многих голосов, многих материалов привычна для книг Евгения Попова в большей степени, чем для книг Александра Кабакова, который предпочитал линейную развертку повествования». Иными словами, книга Гундарина о Попове восходит к творческому почерку Попова.

20-13-11250.jpg
Михаил Гундарин. Солнце
всходит и заходит: Жизнь
и удивительные приключения
Евгения Попова, сибиряка,
пьяницы, скандалиста
и знаменитого писателя.– СПб.;
М.: RUGRAM_Пальмира, 2021. –
460 с. («Пальмира – проза»).
Биограф «ведет диалог» прежде всего с текстами Евгения Попова, беря из них огромные цитаты. Это практически все творчество Попова: и ранние рассказы «Сын офицера», «Пение медных», и десятки более поздних рассказов, и романы «Душа патриота, или Письма к Ферфичкину», «Накануне накануне», «Подлинная история «Зеленых музыкантов», «Арбайт», и уже упомянутый «Аксенов», и самый новый сборник писателя «В поисках утраченной духовности», и интервью. Большие выдержки из текстов приводят к тому, что книга Гундарина читается как собрание сочинений Попова. К этому массиву автор книги привлекает комментарии «третьих лиц», критиков и литературоведов (Александр Архангельский, Кира Сапгир, Ольга Осьмухина, Майя Кучерская и др.). Тем самым не только подчеркивается значимость художественного явления «Евг. Попов», но и дается анализ прозы писателя в разные годы, динамики его развития, выявляются его магистральные темы, особенности поэтики, основные герои (часто шаржированные автопортреты – писатель Гдов, Н.Н. Фетисов, Е.А. Попов).

Лично мне очень любопытно, почему «второе я» писателя иногда называется Гдов. Это древний город в Псковской области – но где Псковщина, а где город К. на реке Е.? Может, Гдов значит древнерусское сокращение слова «Господов»? Священные слова наши предки на письме почтительно брали под титло. Возможно, тут допущен шуточный каламбур с фамилией Попов – поп чей? Г (оспо) дов.

Вплетена в тексты и прямая речь главного героя в главках «Говорит Евгений Попов». В этом – преимущество жизнеописания ныне здравствующего человека. Поскольку «Говорит Евгений Попов» почти после каждого эпизода своей жизни, текст Гундарина постоянно словно бы воспроизводит излюбленный творческий метод Попова – автокомментирование (о нем в книге говорится много). В конце книги приводится комментарий от ее создателя: «Список упомянутых в книге персон».

Может показаться, что самого Гундарина мало в книге, потому что он как будто ничего не изрекает, только соглашается со сказанным другими людьми. Но если вдуматься: кто, как не он, подбирает цитаты, дает слово Попову в нужные моменты и создает атмосферу книги? «Безвременье вливало водку в нас», – скажет в 1970-х еще один знакомый Попова». Гундарин пояснил: Высоцкий для него – почти ровесник Попова и советская старина. Через его песни он и пытался понять то время, в котором не жил. Мне кажется – получилось. Так что биограф в своем труде – не марионетка, а кукловод.

20-13-12250.jpg
Евгений Попов. В поисках
утраченной духовности.
Рассказы, очерки, портреты,
случаи, эссе и другие
художественные
произведения.– СПб.; М.:
RUGRAM_Пальмира,
2020. – 492 с.
Меня больше всего поразило и запомнилось то, как молодой Евгений Попов решал проблему лютого книжного дефицита в советские годы: «Там (в библиотеке. – Е.С.) набирает книг из своего списка, оставляет 25 рублей залога и исчезает навсегда». Неожиданная черточка, апеллирующая к хулиганскому заголовку!.. По словам Гундарина, этот трюк его герой проделал не в одной командировке. Всегда честно расплачивался, но мироздание откликнулось: «Судьба, впрочем, отомстит – посланный из Усть-Каменогорска книжный груз кто-то изымет в свою пользу по дороге…»

Новая книга Евгения Попова «В поисках утраченной духовности», сильно отразившаяся в книге Гундарина, состоит, как и указано в подзаголовке, из рассказов, очерков, портретов и эссе. Здесь их более полусотни. Очерки с подзаголовком «Портрет» о современниках и знакомых Попова (Кабаков, Ахмадулина, Венедикт Ерофеев, Сапгир, Катаев, Градский и многие другие) идут вперемешку с воспоминаниями, так называемыми «случаями» (яркими штрихами из жизни) и чисто художественными сочинениями, которые, впрочем, у Попова всегда тесно связаны с действительностью и не уходят в сферу чистого искусства. Это, например, изящные «рассказы на ладони», ровно такого объема.

Благодаря этому на первый взгляд бессистемному построению новый сборник малой прозы Попова воспринимается не как мемуары – но как исповедь, как переосмысление прожитого. Итог ему подводит Александр Кабаков, год назад покинувший нас, в концентрированной заметке «Евгений Попов и его народ»: «Евгений Попов – не просто народный писатель, он создатель истинно народной литературы».

Двенадцать лет назад я писала в рецензии на трехтомник Попова «Песня первой любви», «Каленым железом» и «Ресторан «Березка»: «Дыхания текста в прозе Евгения Попова – более чем!.. Его прозу не читаешь. С ней разговариваешь, споришь, дружишь, бранишься, не впадая в грех политкорректности, и даже дерешься на кулачки». А сейчас думаю, можно ли что-то другое сказать об этом феномене – и не получается.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Зло не победить пафосом

Зло не победить пафосом

Евгений Лесин

Андрей Щербак-Жуков

Вышло наиболее полное издание рассказов Игоря Яркевича

0
707
Жена Верховного

Жена Верховного

Виктор Леонидов

Первая публикация воспоминаний законной супруги адмирала Колчака

0
634
Она пишет, он рисует

Она пишет, он рисует

Дмитрий Лукьянов

Ни в каком законе не прописано право жить в центральной части города

0
119
Именем дредов, светлячков и пластинок

Именем дредов, светлячков и пластинок

Александр Москвин

Дьявол любит молодых девушек и вечеринки с ЛСД

0
186

Другие новости

Загрузка...