0
6741
Газета Печатная версия

11.08.2021 15:25:00

За Садовым и даже за Бульварным

Московские страсти американскими глазами

Тэги: москва, градостроительство, архитектура, градозащита, история, политика, культура, собянин, гражданское общество, ссср, мкад, садовое кольцо, бульварное кольцо


москва, градостроительство, архитектура, градозащита, история, политика, культура, собянин, гражданское общество, ссср, мкад, садовое кольцо, бульварное кольцо Как построить новое…

Роберт Аргенбрайт. Москва строящаяся: Градостроительство, протесты градозащитников и гражданское общество / Пер. с англ. А. Рудаковой.– СПб.: Academic Studies Press / Библиороссика, 2021. – 320 с. (Современная западная русистика = Contemporary Western Rusistika).

В последнее время статьи в рубрике «НГ-EL» «Главная тема», в редакционном обиходе называемые «шапками», очень часто посвящены книгам о Москве.

В позапрошлом номере (см. «НГ-EL» от 29.07.21) Евгений Лесин и Андрей Щербак-Жуков писали о книгах Дениса Дроздова «Большая Полянка. Прогулка по Замоскворечью от Малого Каменного моста до Серпуховской площади» и Романа Янковского «Высотка номер один. История, строительство, устройство и архитектура главного здания Московского государственного университета». Незадолго до этого в «НГ-EL» от 15.07.21 Лесин рассказал про красочный альбом «Монументальная мозаика Москвы: между утопией и пропагандой» с фотографиями англичанина Джона Хилла. В мае я рецензировала исследование нашего постоянного автора, москвоведа Александра Васькина «Лев в Москве. Толстовские места столицы» («НГ-EL» от 27.05.21). Да и в других газетных рубриках мы много раз отмечали книги, посвященные столице, ее истории, архитектуре и знаменитым людям, с нею связанным.

В общем-то, это неудивительно: достойных внимания книг на эту тему всегда выходило и выходит (и, надеемся, будет выходить) немало. К тому же так сложилось исторически, что почти для всей редакции «НГ-EL» Москва – родной город. Это не к тому, чтобы побряцать столичным снобизмом: мол, жизни нет не только за МКАД, но и за Садовым кольцом и даже за Бульварным (в пределах которого, кстати, повезло расположиться нашей газете), а мы все вышли не из народа, а исключительно из роддома Грауэрмана (который, кстати, давно закрыт). Отнюдь. Да и, например, автор этих строк появилась на свет почти за три тысячи километров от Москвы (правда, один из дедушек – уроженец столицы. А прадедушка, его отец, упомянут в телефонном справочнике Москвы за 1926 год как «влад. маг. (владелец магазина) 1-я Твер.-Ямская, 42, кв. 5» (сейчас здание с таким адресом на карте не найти…). Бьют, как известно, по морде, а не по паспорту. И любят тоже.

Книга Роберта Аргенбрайта во многом – о Москве уходящей или уже безвозвратно ушедшей. Издание интересно в первую очередь тем, что на эту тему, обычно представленную в СМИ яростно-публицистически, в данном случае высказывается не непосредственный участник борьбы защитников старой столичной архитектуры и их противников. Это взгляд не совсем с «поля боя», а из-за океана. Автора книги можно представить строчкой из песни Михаила Щербакова «Он американец, он из штата Юта…»: Аргенбрайт – профессор-эмерит факультета географии Университета Юты в Солт-Лейк-Сити. Сфера его научных интересов – историческая география и урбанистика. Поэтому новейшую историю столичного градостроительства и градозащиты профессор рассматривает с точки зрения современных урбанистических теорий. Первая глава книги под названием «Обустройство города» частично «посвящена общим теоретическим вопросам, в частности проблемам обустройства среды обитания (place-making), составляющим основу настоящего исследования». Автор разделяет подход своего соотечественника, философа-прагматика и педагога Джона Дьюи (1859–1952), согласно которому, «чтобы предпринять и провести плодотворное социальное исследование, необходим метод, основанный на соотнесении наблюдаемых фактов и их результатов». «Это именно то, что я пытаюсь здесь осуществить, и, должен сказать, это труднее, чем кажется», – признается Аргенбрайт.

9-1-2-t.jpg
…и при этом не утратить старое?
Фото Евгения Никитина
Вот, скажем, вопрос, чем место отличается от пространства. «Два человека могут смотреть на один и тот же дом, и первый будет считать его местом, а второй – пространством. Для одного дом – это дом. Человек эмоционально привязался к этому месту как к своему жилищу, чувствует свою принадлежность к нему и делает его частью своей личности. Для другого дом – объект недвижимости, профессионально оцененный в определенную сумму денег. В глазах риелтора дом – это имущество, принципиально ничем не отличающееся от ему подобных, за исключением специфических особенностей, влияющих на его рыночную стоимость как товара. Оба человека ощущают ценность дома, но в первом случае она является делом личной привязанности, а во втором – экономического расчета».

Хотя, конечно, автор не ограничивается исключительно теорией и не остается просто бесстрастным летописцем и сторонним наблюдателем. Что неудивительно: профессор имеет дело не с древними архивами и делами давно минувших дней. Он опирается в том числе на мнения и комментарии непосредственных участников описываемых в книге событий, которые не могут оставаться беспристрастными, по-разному интерпретируют факты и приводят свои аргументы. С одной стороны, развитие города неизбежно и соответственно требует нового. С другой – возможно ли вписать эти новшества в существующий культурно-исторический ландшафт, совершенно не затронув старое? Так что градостроительство, особенно в таком значимом, знаковом для всех месте, как российская столица, – тема очень непростая, включающая не только и не столько архитектурно-строительный аспект, но и исторический, культурный, правовой, политический и многие другие. Автор считает, что вопросы градозащиты непосредственно связаны с проблемой формирования гражданского общества. «Новый мэр С.С. Собянин при назначении на пост столкнулся с серьезными трудностями, не последней из которых стало завоевание доверия скептически настроенных москвичей. Возможно, больше всех были ожесточены активисты-градозащитники, однако Собянин с самого начала работал над тем, чтобы поставить отношения между «градостроителями» и «градозащитниками» на новую основу.

9-1-3-t.jpg
Роберт Аргенбрайт.
Москва строящаяся:
Градостроительство,
протесты градозащитников и
гражданское общество/
Пер. с англ. А. Рудаковой.
– СПб.: Academic Studies Press/
Библиороссика, 2021.
– 320 с.
(Современная западная русистика =
Contemporary Western Rusistika).
В последние годы мэрия действительно систематически открывала двусторонние каналы…» – утверждает автор.

В книгу включены и собственные впечатления Роберта Аргенбрайта, называемые им самим «путевым дневником» – «беглыми зарисовками посещенных мной мест, которые наложили неизгладимый отпечаток на мое понимание Москвы». Непосредственное знакомство автора с российской – тогда еще советской – столицей началось почти полвека назад, о чем профессор вспоминает во второй главе «Два переходных периода»: «Впервые я побывал в СССР в 1975 году. Будучи рабочим-строителем, я практически не разбирался в русской истории и культуре, а все, что я знал о Советском Союзе, было усвоено мной из обычных источников, которые соответствовали тогдашней политике холодной войны. Но я был скептиком по натуре и привык игнорировать правила. Я отделился от туристической группы и свел знакомство с таксистом, который в нарушение всех правил представил меня своим друзьям и устроил мне весьма необычную экскурсию по Москве. Множество последовавших за этим приключений (в том числе посещение в буквальном смысле подпольного концерта трибьют-группы Led Zeppelin) привели меня к выводу, что порожденная холодной войной картина советского общества оказалась очень поверхностной, если не опасно искаженной». Потом были другие поездки (а в конце 80-х автор даже прожил в СССР почти год, собирая в архивах материал для диссертации). От одной из них, пришедшейся на начало 1992 года, остались прямо-таки постапокалиптические воспоминания: «Не раз я видел трупы, оставленные на улице родственниками, у которых не хватало средств на похороны, – вопиюще позорное состояние русской культуры». Москвичи это подтвердят или опровергнут. Но, честно говоря, верится с трудом, что в начале 1990-х столица была усеяна трупами, как блокадный Ленинград, – такого и у нас в провинции не встречалось. То ли память профессора подводит, то ли воображение... Или это еще одно подтверждение того, что каждый видит мир по-своему. И Москву как важную для нас часть этого мира – тоже. 









Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Партии присматриваются к полевым командирам и военкорам, а те – к партиям

Партии присматриваются к полевым командирам и военкорам, а те – к партиям

Дарья Гармоненко

Неожиданные результаты спецоперации проявляются в российской политике

0
900
Советская разведчица и немецкая писательница

Советская разведчица и немецкая писательница

Борис Хавкин

0
521
«Уран», «Марс», «Сатурн» – операции планетарного масштаба

«Уран», «Марс», «Сатурн» – операции планетарного масштаба

Сергей Самарин

Сталинградская битва: хроника коренного перелома

0
738
Полк воздушных асов и свободных охотников

Полк воздушных асов и свободных охотников

Михаил Стрелец

Из истории части, где служили Иван Кожедуб и Павел Попович

0
367

Другие новости