0
4116
Газета Поэзия Печатная версия

13.09.2023 20:30:00

Как хорошо на свете просто быть

Боль и счастье этой земли

Тэги: поэзия, пейзаж, мороз, осень, лед, экзистенция


поэзия, пейзаж, мороз, осень, лед, экзистенция Лед здесь вспыхивает таинственным ощущением экзистенции бытия. Фото Андрея Щербака-Жукова

Уже одно название новой книги Андрея Шацкова звучит знаково: «На этой земле». Тут заложены – счастье и крест, мед и кнут, ощущение привкуса неба, когда речь идет о возможностях души, и конкретика слепого бездорожья, известная всякому, ибо: «На Сретенье – лужи, на Пасху – пурга./ То степи, то чащи лесные./ Что скажешь? «Россия – и вся недолга!/ Леса непролазны, круты берега».

Что сделаешь, это Россия. // Здесь нет колыбелей… Качают пращи/ Камения судеб бедовых./ Здесь в битвах не прячут за спины мечи./ И здесь не дают на разжив палачи/ Отступникам тридцать целковых».

Туго, как гнезда, скручивает поэт стихи: ветви ощущений и опыта виртуозно ложатся в оные, и наполнение содержания, даже если и отдает тяжестью земли, пронизано световой субстанцией… О, она работает различно – через эстетическое исполнение, через отблески надежды или – чувством гармонии, которое разливается в читательском сердце при соприкосновении с поэзией Шацкова. Есть своеобразная праздничная приподнятость речи в строках поэта: именно высоты ее, данные множественностью неординарных сочетаний слов и всем строем, обращенным к метафизическим небесам, и дают подобное чувствование, даже если поется о тяготах и своеродных особенностях российской (порой даже – расейской) жизни: «На матовом стекле осенних рос,/ На узорочье лиственной пороши/ Легла печаль: сюда придет мороз/ И сущему всему предел положит. // Как тускло в небе солнце ноября!/ Как ранит слух сухой осоки скрежет!/ Чадя, не разгорается заря,/ И тьма летит на веси и на вежи».

Пейзаж неласков (хотя и в нем мерцает… этакое ласковое равнодушие мира), но игра звука, резкие вибрации «з», тонкие, приглушенные оттенки «п», словно создают тот оркестровый шатер, ту особую музыкальность, что отзывается в душе… даже и умиротворением.

Много пейзажей раскрывает Шацков: здесь и зимние зоны белизны, и осеннее византийское многоцветье, и переливы других сезонов: но всегда – увиденное четко проводится сквозь индивидуальные, ни с кем не спутаешь, призмы и кристаллы дара; всегда великолепное узорочье рассыпает суммы чудесных звуков, показывая картину выпукло и объемно.

33-13-11250.jpg
Андрей Шацков. На этой земле:
стихотворения.– М.: У Никитских
ворот, 2023. – 108 с
…А вот как интересно в колбе стихотворения алхимически совмещаются книжная пыль и снежная крошка, природное и интеллектуальное, и звезда детства, вспыхивающая в строках, раскрывает счастье бытования на этой земле, код этого сложного счастья: «Эта книжная пыль,/ Прилетевшая из ниоткуда,/ Чтоб, смешавшись со снежною,/ Вновь улететь в никуда,/ Мне напомнила:/ Бабушка сказку читает про чудо,/ Что останется в сердце/ Осколками первого льда».

Явления и детали мира у Шацкова всегда подсвечены своего рода метафизикой: так и лед здесь вспыхивает таинственным ощущением экзистенции бытия, ее тайными пульсациями, озарившими в детстве, остающимися на всю жизнь.

Поэтическое слово Шацкова весомо: можно, кажется, любое взять в руку, рассмотреть, почувствовать его нюансы: «Привольно волку в матерых снегах./ На зимней свадьбе загулял матерый. // Темно в бору, лишь снегириный птах/ Горит на хвое свечкой красноперой. // Наметы и сугробы глубоки,/ Бескрайни дали сумрачной России. // Опять, как в Смуту, волчьи огоньки/ Рассыпаны на белой парусине».

Звери и птицы, как своеобразные гости мира, ощущаются поэтом по-особому, и снова ярко и самовито вспыхивают слова, переливаясь красками… Богата палитра поэта. Красива его словесная живопись.

И снегириная свечка вспыхивает тою силой, что – незримо и волшебно – связывает с пределами родной земли: родной, как собственное сердце: только бессмертной в отличие от него. Впрочем, поэт, творя свой свод, противостоит чарам и силам смерти: ибо в отличие от тела стихи опровергают могущество тлена.

Энергия счастья передается тонкой вибрацией простых строк: простых, ясных, богато насыщенных тем, что близко каждому: и поэт, фокусируя радость бытия в кристалле стихотворения, показывает меру людской всеобщности: «Как хорошо на свете просто быть!/ Все остальное – мимо, мимо, мимо./ Гулять с собакой, женщину любить,/ Когда тебе любовь необходима. // Считать ворон, колоть с отцом дрова/ И помогать с бельем усталой маме./ И слышать, как в саду растет трава,/ Где бродит кошка вместе с малышами».

Мимо трагедии проносится стихотворение, словно и не замечая ее: мимо – туда, где снова и снова можно наколоть с отцом дров, мускульно прекрасно уставая и втягивая сладкие ароматы древесины; где, сосредоточившись, сконцентрировавшись предельно, можно услышать рост травы и, приглядываясь к кошке, познать особенности ее столь отличного от нашего мира. И снова – праздничность речи поражает, завораживает.

Рождение стихов – таинственно и для самого поэта, недаром в стихотворении упоминается перламутр, играющий обычно оттенками запредельности, и общая соната стихотворения, упоминающая любовь, как Всецарицу, воспевает первооснову жизни: «Так бывает…/ Влюбляясь в чужие стихи,/ Ждешь прихода своих, что родятся под утро…/ И они зазвучат – из-под самой стрехи/ Воробьиной капелью в лучах перламутра // Этой новой, дарованной Богом зари,/ Нисходящей в пурпуре Любви-Всецарицы…» Так бывает…

И поэт, познавший правду и альфу бытия, бытования на земле, в недрах вечного вращения юлы юдоли, щедро делится с читателями всем опытом: и, умножаемый даром, дает он прекрасные, ни на кого не похожие, полные соком сути поэтические плоды…


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Гениальность поневоле или свободная деградация

Гениальность поневоле или свободная деградация

Вадим Черновецкий

Почему Россия доминировала в шахматах, а потом перестала

0
2703
Пока еще параллельная Академия наук

Пока еще параллельная Академия наук

Андрей Ваганов

Полным ходом идет превращение "Курчатовского института" в мегапрофильную исследовательскую организацию

0
4045
Я нашел тебя не в крапиве

Я нашел тебя не в крапиве

Николай Фонарев

Нина Краснова представила третий и четвертый тома воспоминаний об Анатолии Шамардине

0
301
Микроскоп, телескоп и калейдоскоп

Микроскоп, телескоп и калейдоскоп

Петр Кочетков

В Музее Алексея Толстого вспоминали Богдана Агриса

0
984

Другие новости