0
75150
Газета Политика Интернет-версия

14.04.2021 15:09:00

Артем Соловейчик: «Школа обещает подготовить людей к жизни, а на самом деле консервирует их в детстве»

Тэги: Артем Соловейчик, новые люди, москва, выборы, госдума, партия, образование, педагогика, егэ, экзамен, школа, вуз, дети, молодежь


Артем Соловейчик, новые люди, москва, выборы, госдума, партия, образование, педагогика, егэ, экзамен, школа, вуз, дети, молодежь Фото автора

В большую политику идут только необычные учителя. Артем Соловейчик – один из них. Сын гуру педагогики сотрудничества Симона Соловейчика долго размышлял над этим непростым шагом, прежде чем принял решение стать кандидатом в депутаты Государственной Думы от партии «Новые люди».

Артем Соловейчик уверен, что без политического представительства во власти невозможно перестроить систему образования в России. По его мнению, школа сегодня – это неуклюжий балласт для развития страны, территория подавления государством человеческой свободы с младых ногтей, пирамида стереотипов и нелепой отчетности с профанационной вершиной под названием ЕГЭ. С Артемом Соловейчиком мы встретились в офисе партии «Новые люди».

- Артем, почему «Новые люди»?

- Со старыми ничего не построишь. Они методично погружают школу в небытие уже 30 лет. Мы ушли от идеологии коммунизма в школе, чтобы через 30 лет отстроить ее заново. Под другой личиной и другими лозунгами, но с тем же государственным функционалом подавления свободы человеческой личности. «Новые люди» - другие. Мне близки их установки на обновление и развитие страны. На преодоление того формализма, который диктует тренды в образовании. Я в партии фактически с момента ее основания, это партия, ориентированная на интересы людей. В частности, на интересы учителей, самих школьников и их родителей.

- Сыну знаменитого на весь мир учителя-гуманиста было предопределено заниматься педагогикой?

- Совсем нет. Отец с детства говорил мне, что я сам должен выбрать свой путь. Я никогда не пользовался своей фамилией. Когда пришла повестка в армию, то не стал манкировать, хотя, конечно, мог спрятаться на какой-нибудь военной кафедре. Оттрубил три года на Северном флоте, на боевом корабле. Наравне со всеми чистил картошку на камбузе, драил гальюн. И только уже после ДМБ поступил на факультет психологии МГУ, потом аспирантура.

- Ваш первый образовательный проект Издательский дом «Первое сентября» Вы открыли еще в начале 90-х.

- Да, это было время больших иллюзий, но и короткий промежуток свободы: буйной, зачастую криминальной, но все-таки свободы. Мы пытались построить новое образование, свободное от идеологического маразма. Я тогда издавал 24 предметно-методических журнала для учителей, делал всероссийскую педагогическую газету «Первое сентября», проводил педагогические чтения. Мне всегда хотелось, чтобы в России появился новый тип учителя: человека, которому бы хватало смелости быть свободным самому и прививать эту свободу детям.

- ЕГЭ – это антисвобода? Вы за отмену ЕГЭ?

- Мы за реформирование системы ЕГЭ, за обновление самой сути единого экзамена. Плюсы у госэкзамена есть, они очевидны. Для государства единый экзамен – это общий рейтинг по всем ученикам страны. Для учеников благодаря ЕГЭ снимается стресс выпускного года. Не нужно дважды сдавать экзамены: в школе и в вузе. Появляется защита от пристрастных учителей в школах и от произвола приемных комиссий в институтах. Для вуза ЕГЭ – это искоренение оснований для коррупции. ЕГЭ уже облегчил возможность социального лифта для выпускников из сел, средних и малых городов. Но не все так просто. И школа, и вуз, и ученики являются пассивными исполнителями государственной модели. А при таком раскладе развития личности не происходит.

- У Вас есть новая формула ЕГЭ?

- Да, мы ее разработали как раз в партии «Новые люди». Мы считаем, что ЕГЭ должен быть добровольным и включать в себя несколько попыток. Проводить ЕГЭ должны независимые негосударственные тестирующие компании, а его результаты должны принадлежать ученику и его семье. Главным результатом нашей модели ЕГЭ является невозможность использовать его результаты для оценки качества работы учителя, школы, региона. Мы хотим направить ЕГЭ исключительно на интересы детей, на облегчение их взаимодействия со школой и вузами, на упрощение их вхождения во взрослую жизнь.

- Вы не считаете, что нынешний формат тестов убивает креативное начало в людях, не дает им возможность мыслить свободно, независимо?

- ЕГЭ — это вершина пирамиды отчетности в школьном образовании. Последние годы все — от самого учителя до министров и Президента — говорят о невыносимой непрофильной бюрократической нагрузке, свалившейся на плечи каждого педагога. Принимаются решения, распоряжения, но порочная практика не меняется. Наша система образования заточена не на поддержку процесса обучения и воспитания, а на бесконечный и беспрерывный сбор отчетности ради отчетности. Государственный формализм попросту убивает суть образования.

Мы дошли до той точки кипения, когда у многих людей, живущих в нашей стране, возникает немой вопрос – а зачем нужно государство, если оно даже не пытается вникнуть в реальные проблемы учителей и учеников?

Государство должно начать работать на школу, на каждого ребенка, выстраивать коммуникации, создавать возможности для развития личности. Потому что то, что происходит сейчас - это позор.

- А что конкретно не работает в сегодняшнем образовании?

- Ничего не работает. Сегодня школа не готовит детей к реальной жизни. Ее стандарты не соответствуют запросам современного мира. Махинация со статистическими данными, подгон результатов под желаемую или ожидаемую картинку. Никому уже давно не интересно, а что же происходит в реальности. Мы не готовы к вопросам с открытыми ответами. Мы по старой, порочной привычке пытаемся угадать, чего от нас ждет партия власти. Хотя той партии и той системы нет уже несколько десятилетий. А страх посмотреть правде в глаза остался. И, возможно, он стал новым удобством. Удобно имитировать. Неудобно задавать вопросы. Удобно писать отчеты и проводить исследования с заведомо известными выводами. Если ты увидел реальное положение дел, придется совершать выбор – либо заключать сделку с совестью и молчать, или преуменьшать значение увиденного. Это борьба, в которую никто не хочет вступать. Мы перестали бороться за детей. Потому что это удобно, это безопасно. Но в этом нет развития. А школа должна, обязана быть про развитие. Иначе зачем всё это? Из школы, увы, давно и почти полностью ушел смысл – создание возможностей для развития.

- Что, на Ваш взгляд, нужно сделать со школьным образованием, чтобы оно стало драйвером развития страны?

- В первую очередь, важно понять, что школьное образование может и должно работать исключительно на человека. В данном случае, на человека юного, формирующегося. На человека, которому нужна поддерживающая, развивающая среда, открытый диалог и возможность для познания себя и окружающего мира. Для изменения ситуации со школьным образованием необходимо перестать лукавить. Нужно набраться смелости и быть честными с самими собой, с людьми и со школьниками. Честно называть то, к чему мы хотим прийти. И перестать выдавать одно за другое.

- Фактически Вы сейчас излагаете свою предвыборную программу. С каких практически шагов Вы намерены начать реализовывать ее в Госдуме?

- Необходимо срочно разработать и принять целую систему законов. Школам надо вернуть максимальную свободу. Свобода начинается со свободы выбора. Например, «Новые люди» уже предложили выбирать директоров школ. Нужно дать больше реальных прав Управляющим Советам, чтобы они могли, к примеру, без всякого давления со стороны администрации выбирать поставщиков школьного питания. Открывать заново школьные кухни, корректировать меню для детей. Эти партийные инициативы уже вызвали широкую дискуссию среди учителей и родителей.

Свобода выбора начинается с создания пространства многообразия. Нам нужно вернуть свободу выбора учебников. Отказаться от идеи единой для всей страны линейки учебников. Вернуть учителю свободу адаптации учебной программы под реальное состояние класса. Для этого требуются соответствующие законы.

Школа обещает подготовить людей к жизни, а на самом деле консервирует их в детстве.

Мы находимся в ловушке дефицитов. Это дефицит смысла, дефицит осмысленности, дефицит доверия.

Необходимо вернуть доверие к учителям. В школу ведь не приходят равнодушные люди. Государство в этом смысле должно стать ресурсом. Не жандармом и не контролером, бессмысленно и беспощадно измеряющим эффективность, а ресурсом.

- Что Вы понимаете под выражением: право выбора образования?

- Каждый ребенок, каждый родитель может выбирать то образование, которое они считают лучшим для своего ребенка, а государство обязано предоставить этот выбор. Тем, кто хочет учить детей без цифры, без дистанта, такая возможность должна быть предоставлена. Ровно это и написано в Конституции — государство гарантирует образование, соответствующее выбору ребенка и родителей, его способностям, его направлению, его интересам.

Унифицирование запросов 16 миллионов детей под единый учебник, единый урок, единый вдох-выдох, недопустимо и противоречит самому духу изменений, происходящих в мире прямо сейчас, на наших глазах. Мир меняется с невероятной скоростью. Система образования по природе своей консервативна, изменения в ней происходят очень медленно. Поэтому именно запрос самих детей, родителей может быть драйвером изменений.

- Вы баллотируетесь в Думу по одномандатному округу в Москве. Считается, что в столице избираться сложнее. Почему люди должны Вам поверить?

- Москва – это город, где я родился, вырос и работаю. В столице учится более 1,5 млн. школьников, дошкольников и учащихся колледжей. В городе работает свыше 530 школ, это огромные и заинтересованные сообщества учителей и родителей. Здесь есть все возможности быть услышанным.

Понимаю, что у общества за последние 30 лет выработался стойкий иммунитет и скепсис по отношению к политикам. Слишком много и долго людей обманывали, в том числе и на государственном уровне. Обещали то, что в итоге не сделали. Партия «Новые люди» не стремится ничего обещать на пустом месте. Ситуация слишком запущена, в том числе и в образовании, чтобы говорить о том, что мы все изменим за год-два. Но мы видим цель, мы понимаем законодательную механику перемен, мы знаем, для кого мы это делаем – для наших детей и внуков, которым жить в нашей стране. «Новые люди» — это за смелость.

Нужно иметь смелость быть родителем свободного ребенка, нужно иметь смелость быть учителем свободных учеников, нужна смелость быть государством свободных граждан. Сможем быть смелыми – значит, сможем построить и новую Россию.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


О доверии и недоверии иностранным агентам

О доверии и недоверии иностранным агентам

Молодежь не верит политическим ярлыкам, но власть на нее и не ориентируется

0
450
Северная столица рискует повторить опыт прошлых выборов

Северная столица рискует повторить опыт прошлых выборов

Дарья Гармоненко

Кампания по выборам в Заксобрание подверглась перекрестным обвинениям наблюдателей

0
508
ЦИК и казнит, и милует кандидатов

ЦИК и казнит, и милует кандидатов

Дарья Гармоненко

Пока одни радуются восстановлению регистрации на выборах, другие обращаются в суд с жалобами

0
516
Пекин приравнял видеоигры к пристрастию к опиуму

Пекин приравнял видеоигры к пристрастию к опиуму

Владимир Скосырев

Компартия Китая опасается, что подрастающее поколение будет слабовольным

0
498

Другие новости

Загрузка...