0
5219
Газета Наука Печатная версия

25.12.2002 00:00:00

Кто и как измеряет науку

Валентина Маркусова

Об авторе: Валентина Александровна Маркусова - кандидат технических наук, заведующая отделением ВИНИТИ.

Тэги: ран, наука, финансы

Революционные преобразования, происходящие в России после распада бывшего Советского Союза, резко отразились на финансирование науки. Именно поэтому представляется целесообразным воспользоваться рядом науковедческих показателей для оценки деятельности РАН за период 1993-2000 годов.

Измерители науки

Наукометрические показатели - это количественные показатели, в основном основанные на данных из опубликованных материалов (в частности, из периодической литературы и, в случае прикладных исследований, - из патентов), которые представляют различные аспекты научной деятельности в количественном облачении.

Ключевым моментом для развития наукометрии явилось создание и выпуск уникального политематического Указателя цитированной литературы - Science Citation Index (SCI). Химик по образованию, доктор Юджин Гарфилд является создателем этого указателя и его фирма - Institute for Scientific Information (Институт научной информации, ИНИ) - выпускает это издание с 1964 года. С 1990 года ИНИ принадлежит информационному гиганту (типичный пример глобализации информационной индустрии!) канадской компании Tompson Scientific.

В основу создания указателя SCI была положена новая и необычная техника индексирования библиографических ссылок, позволяющая не только производить оперативный и многоаспектный поиск, но и проследить применение и развитие научных идей, не соблюдая дисциплинарных границ и снимая семантические ограничения традиционных предметных указателей. Вскоре после выпуска указателя SCI статистические данные, содержащиеся в указателе, стали использовать для проведения аналитических исследований по оценке науки.

Отметим, что США ежегодно публикуют около 250 тыс. научных статей, а Россия - 23 тыс. Бюджет на фундаментальную науку США около 200 млрд. долл., а бюджет на фундаментальную науку в России, включая отраслевую, - 16 млрд. руб. То есть "себестоимость одной публикации" в США была в 40 раз больше, чем "себестоимость одной научной публикации" в России. На самом деле бюджет Российской академии наук, а именно РАН дает 90% информационного потока России в БД SCI, составляет 4 млрд. руб., то есть разница в затратах на единицу научной продукции примерно в 100 раз.

Вклад СССР и России в мировую науку в 1991 и 2000 гг.

Впервые количественные показатели по оценке развития науки в США были опубликованы в 1972 году в отчете ННФ под названием "Science Indicators". В качестве двух важных показателей по оценке науки и развития научных направлений в США и мире впервые были использованы данные по количеству научных статей и их цитируемости, содержащиеся в указателе SCI. С тех пор на протяжении последних 30 лет в отчетах, которые публикуются Национальным научным фондом (ННФ) раз в два года, прослеживаются тенденции развития науки в США, странах Европы и Азии и в мире в целом.

В мае 2002 года был опубликован отчет под названием "Показатели развития науки и техники" - "Science & Engineering Indicators, 2000" (S&TI, 2000). Издание S&TI пользуется огромным авторитетом в мировом научном сообществе, и именно по нему проводятся все оценки развития науки.

За основу оценок развития науки в США и других странах мира в качестве количественных показателей выбраны число опубликованных научных работ и патентов, отраженных в SCI, и их цитируемость.

Напомним читателям, что ежегодный комплект БД SCI содержит только журнальные статьи в 3750 лучших научных журналах мира, из которых 1500 - американских и 71 - российский. Ежегодно SCI включает около 750 тыс. научных статей и 18 млн. ссылок. По объему рассматриваемой литературы БД SCI не имеет равных в мире и охватывает около 90% журнальных статей, опубликованных мировым научным сообществом.

По данным Института научной информации, мировой массив статей, попадающих в сети цитирования, распределяется следующим образом: около 70% статей цитируется 1 раз в год, 24% статей - 2-4 раза, около 5% статей от 5 до 9 раз, менее 1% статей - свыше 10 и более раз в год. Около 40% научных статей никогда не цитируется.

Вопрос об использовании цитирования для оценки научной продуктивности всегда вызывал споры. Именно Гарфилд обратил внимание на строгую корреляцию между цитируемостью и такими формами признания научных заслуг, как присуждение почетных премий, включая Нобелевскую. Цитируемость после присуждения Нобелевской премии резко возрастает.

Обычно от появления публикации в печати до момента ее цитирования проходит не менее года. А если вспомнить, что в отечественных журналах статьи хранятся до полутора лет, то шансы цитирования работы реально появляются через 2-2,5 года после опубликования. В некоторых областях знания статье необходим период времени не менее 10 лет, чтобы получить значительное число ссылок, в то время как в других областях пик цитирования статьи может быть достигнут в течение нескольких лет.

Выше мы отмечали, что в SCI отражается только 71 российский журнал. К сожалению, очень трудно "пробиться" в круг журналов-источников (так называются журналы, обрабатываемые для создания SCI).

Импакт-фактор

С цитируемостью научных публикаций неразрывно связан другой показатель, по которому оценивается цитируемость научных журналов, а следовательно, и "научный вес" журнала в мировом научном сообществе. Этот показатель называют импакт-фактором научного журнала. Значения импакт-факторов 5684 научных журналов можно получить из указателя цитируемости журналов - Journal Citation Reports (JCR). Эта база данных на оптических дисках за 2000 год содержит сведения о 100 российских журналах, 90% которых издаются Российской академией наук.

Рост публикаций в городах России без Москвы и Санкт-Петербурга.

По определению создателей JCR, "импакт-фактор журнала в текущем году есть соотношение, в числителе которого находится количество ссылок на публикации этого журнала в течение двух лет предшествующих году обследования, а в знаменателе - количество статей, опубликованных данным журналом в течение этих же двух предшествующих году обследования лет". Понятно, что, таким образом, в равные условия ставятся "тонкие" и "толстые" журналы и учитывается временной интервал (около года), который необходим для включения статьи в коммуникационную сеть науки.

Теперь рассмотрим совокупность российских журналов.

В БД JCR за 2000 год число российских журналов снизилось со 108 до 100. В 1995 году всего три журнала имели импакт-фактор больше единицы. В 2000 году таких журналов стало пять. Вершину списка по-прежнему занимает журнал "Успехи химии" с импакт-фактором 1,429. За ним следует журнал "Успехи физических наук" (1,182), который занимал лидирующее положение среди советских и российских журналов с 1975 г. В 2000 г. двадцать один журнал имел импакт-фактор более 0,5, а в 1995 году таких журналов было только восемь.

Значительно повысили свой импакт-фактор такие журналы, как "Петрология" (с 0,225 до 0,786), "Письма в астрономический журнал"(с 0,513 до 0,953), "Доклады по астрономии" (с 0,372 до 0,702), "Биохимия" (с 0,496 до 1,050), "Письма в Журнал экспериментальной и теоретической физики" (с 1,026 до 1,411), "Лазерная физика" (с 0,556 до 0,891), "Журнал структурной химии" (0,315 до 0,505) и др. 55% российских журналов в 2000 году имели импакт-фактор выше 0,25, а в 1995 году таких журналов было 34%. Таким образом, за пять лет российские журналы значительно улучшили свои показатели. Лишь 18% наших журналов имеют импакт-фактор менее 0,1, а в 1995 году таких журналов было 35,5%. Бесспорно, в этом сыграло свою роль политика РАН по изданию "МАИК Наука" англоязычных версий российских научных журналов.

Два престижных отечественных журнала "Доклады Российской академии наук" и "Polymer Journal", используемых для подготовки SCI, не оказались включенными в JCR Master List. Как удалось выяснить в ИНИ, оба эти журнала на английском языке стали поступать в ИНИ только с 2000 г. Для расчета импакт-фактора научного журнала нужно не менее двух лет. Издание JCR за 2002 год появится только летом 2003 года. Тогда мы узнаем импакт-факторы этих двух журналов.

Неспециалисту значения импакт-факторов российских журналов могут показаться довольно низкими. Есть несколько причин, объясняющих это явление. Во-первых, низкий импакт-фактор российских, как и советских научных журналов, объясняется как отличием поведения цитирования, так и в значительной мере принадлежностью к неанглоязычной периодике. В анализе научных журналов, выполненном около 20 лет назад, Юджин Гарфилд отмечал, что 85% научной литературы опубликованы на английском языке, и значение импакт-фактора статьи (то есть средняя цитируемость одной статьи, написанной на английском языке) составляло 3,7 раза. Это значение в несколько раз выше, чем у статьи, опубликованной на русском (0,9), немецком (0,6), французском (0,5) и японском (0,5) языках.

Анализ импакт-фактора 127 японских журналов, включенных для подготовки SCI в 1995 году, показал, что только 14 журналов имеют импакт-фактор от 1 до 2, а импакт-фактор остальных журналов мало отличается от таковых у российских журналов.

В отчете S&TI за 1998 год отмечалось, что 67% ссылок в американских публикациях сделаны на работы американских ученых. Ни одна нация не цитирует так высоко свои работы, как американская, что объясняется авторами отчета как показатель высокого качества американской науки, глубиной и широтой охватываемых проблем. Американцы в 1995 году практически не цитировали ни российские, ни китайские публикации за 1991-1993 годы, в то время как российские ученые процитировали за этот период времени 35% американских работ и сделали только 17% ссылок на российские статьи, опубликованные в 1991-1993 годах. В Великобритании было около 30% ссылок на собственные работы; во Франции - 24%; в Японии - 37%. Простой подсчет показывает, что мы сами цитируем свои работы в четыре раза меньше, чем американцы. Понятно, что нам не следует сильно удивляться, что нас мало цитируют другие страны.

По данным Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), в публикациях грантодержателей содержится до 60% ссылок на англоязычные публикации. Кроме того, в отечественных статьях содержится значительно меньше ссылок, а значит, и вероятность цитирования рядового исследователя ниже.

Наш вклад в мировую науку

США принадлежит первое место по числу научных статей - 31% всего мирового объема публикаций.

Тем не менее, по данным "S&TI, 2000", доля публикаций США с 1990 года неизменно снижается за счет роста публикаций латиноамериканских стран и стран Азиатского региона.

СССР был на третьем месте в мире по числу научных статей, и его доля в мировом потоке статей составляла 7,0%. По данным "S&TI, 2000", количество научных публикаций стран бывшего СССР сократилось на одну треть, как следствие резкого сокращения ассигнований на науку, по мнению американских специалистов.

Рост научного сотрудничества России с ведущими странами мира в 2000 г.

После распада СССР, в БД SCI публикации России как отдельной страны стали учитываться только с 1993 года. С тех пор Россия постоянно занимает седьмое место в мире по числу научных статей - около 3,7%, или 23 тыс. статей. Следует отметить, что в информационной системе "Диалог", содержащей 900 различных баз данных, включая БД SCI, круг российских журналов шире и количество публикаций России составляет 27 тысяч.

Несмотря на то что база данных SCI охватывает только 71 научный журнал России, можно с достоверностью сказать, что данные ИНИ отражают реальную картину того, что происходит в российской науке. За последние восемь лет резко выросло число совместных публикаций с иностранными учеными. Доля этих публикаций составляет около 33% от общего числа российских работ в БД SCI.

Аналитическим отделом ISI постоянно изучаются тенденции развития публикаций ведущих стран мира. В декабре 2001 года появился анализ оценки вклада России в мировую науку под заголовком "Russian Science, 1996-2000". Доля России в мировом информационном потоке составила 3,57% (или 124 557 статей). Ниже приводится перечень областей знаний, в которых вклад России превышает ее долю в мировом потоке: физика - 9,71%; науки о земле - 7,43%; космические исследования - 7,19%; химия - 6,78%; материаловедение - 4,29%; математика - 3,83%; техника - 3,70%.

Области знаний, в которых доля России значительно ниже, чем средняя доля России в мировом потоке, - молекулярная биология (2,63%), биология и биохимия (1,93%), вычислительная техника (1,05%) и т.д.

Глобализация науки и рост международного сотрудничества являются характерными признаками науки конца XX - начала XXI века. По данным "S&TI, 2000", по сравнению с 1986-м в 1999 году доля совместных публикаций с учеными по крайней мере одной иностранной страны выросла на 14%. В 1999 году доля совместных публикаций составила 17% от мирового потока статей. Доля совместных публикаций США - 43% в 1999 году, причем на долю США в международном сотрудничестве России приходится 25%. В отчете отмечается, что за последние десять лет в международном сотрудничестве США с ведущими странами мира не произошло изменений за исключением России. Россия отныне входит в десятку стран, с которыми США имеет наиболее сильные научные связи.

Российские публикации по областям знания по отношению к доле России в мировой науке

За последние восемь лет резко выросло число совместных публикаций с иностранными учеными. Доля этих публикаций составляет около 33% от общего числа российских работ в БД SCI.

Исследования, выполненные по гранту ИНТАС 96-0036 "Российская наука в переходный период", руководителем которого являлся автор этой публикации, показали ведущую роль РАН в международном сотрудничестве. Как и физики США, российские физики и астрономы лидируют в международном сотрудничестве. Наши исследования по оценкам за 1993 и 1998 годы продемонстрировали впечатляющий рост научного сотрудничества России по математике с такими странами, как Италия, США, Нидерланды.

Цитируемость российских публикаций ниже, чем вклад России в мировую науку, и составляет 0,93%. В цитировании отечественных и зарубежных исследователей по отношению к российским (советским) публикациям наблюдается незначительный рост. Так, во времена СССР доля отечественных ссылок составляла 1,18% от мирового потока ссылок в 1990 году, а доля публикаций - около 7,5% от мирового потока. Однако в 1999 году доля цитируемости отечественных публикаций составляла 0,93% от мирового потока, а доля отечественных публикаций была в два раза меньше, чем бывшего СССР, - 3,7%. Из рисунка ясно видно, что соотношение между долей страны в мировом потоке и долей ее цитируемости изменилось к 2000 году в пользу России.

Целесообразно отметить, что доля цитируемости всей Восточной Европы и всех стран бывшего СССР вместе составляет 2,1%. На долю России из этих ссылок приходится около 45% ссылок.

Посмотрим, как распределяются эти ссылки в мировой науке. В декабре 2001 года аналитическим отделом ISI был подготовлен список 196 российских ученых, которые были процитированы более 1000 раз. Конечно, физиков в этом списке больше всех. Однако вершину списка занимает математик - академик Владимир Арнольд (более 10 817 ссылок), за ним следует умерший в 1987 году академик Яков Зельдович. Его работы были процитированы более 10 797 раз. Среди участников списка - члены президиума РАН академики Александр Андреев, Михаил Алферов, Юрий Гуляев, Виктор Кабанов, Геннадий Месяц, Николай Платэ, Людвиг Фаддеев, Владимир Шувалов, Владимир Фортов.

В среднем, по данным за 2000 год в SCI, каждый автор был процитирован около 10 раз. Конечно, эта цифра включает и самоцитирование. Недавно выполненное социологическое исследование руководителей проектов, получивших поддержку РФФИ в 1993-1998 годах показало, что цитируемость 250 респондентов варьируется в пределах от 4 до 150. При этом в среднем каждый из них был процитирован 9,2 раза. В это же время средняя цитируемость членов РАН (была проанализирована цитируемость 94 респондентов - действительных членов и членов-корреспондентов РАН) составляла 32,6, то есть была в четыре раза выше, чем средняя цитируемость "обычных" руководителей проектов. Отметим, что среди руководителей проектов, включенных в обследования, профессор-физик Нагаев Е.И. из Москвы был процитирован 127 раз (он вошел в список ученых, процитированных более 1000 раз), а его коллега профессор Бухбиндер И.Л. из Томска был процитирован 144 раза. Оба этих ученых являлись не только руководителями проектов, поддержанных РФФИ, но и получили гранты от НАТО, Международного научного фонда, ИНТАСа. Отметим еще раз - корреляция между цитируемостью и получением научных наград, грантов и званий была выявлена Гарфилдом в начале 80-х годов.

В 1990 году под руководством Гарфилда было выполнено специальное исследование, посвященное анализу советской науки. Результаты этого анализа нашли отражение в публикации под названием "Русские идут". В БД по российской науке попадали все ученые, которые были процитированы не менее 50 раз за 1973-1988 годы. В этой же публикации была рассмотрена группа из 25 городов, ученые которых опубликовали не менее 250 материалов. В таблице приведен список этих городов (за исключением одиннадцати городов, которые теперь принадлежат другим государствам СНГ) и данные по числу публикаций за 1993 и 2000 годы.

Значительное снижение количества публикаций по сравнению с 1989 годом наблюдалось только в Москве в 1993 году. По данным Европейского исследования ("Urban Studies") по сопоставлению вклада в науку различных стран и городов, Москва находится на третьем месте среди европейских городов по числу публикаций, а Санкт-Петербург - на 25-м месте.

Сопоставление данных за 1993 и 2000 годы дает более достоверную картину состояния российской науки. За последние семь лет количество публикаций Москвы стабильно и находится в пределах более чем 11 000. Закономерное падение количества публикаций наблюдалось в 1993 году практически во всех городах России. В 2000 году наблюдается рост числа публикаций, особенно в городах Урала и Сибири. Политика создания и развития региональных отделений РАН, безусловно, способствовала росту научного потенциала этих регионов.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Вилла за миллион может поставить крест на политической карьере главы Минздрава ФРГ

Вилла за миллион может поставить крест на политической карьере главы Минздрава ФРГ

Олег Никифоров

Перспективный немецкий министр оказался в поле зрения Фемиды

0
1487
Представители гражданского общества могут вывести российско-германские отношения из нынешнего тупика

Представители гражданского общества могут вывести российско-германские отношения из нынешнего тупика

Олег Никифоров

Инициатива развития двусторонних отношений в различных видах спорта между Федеративной Республикой Германия и Российской Федерацией поступила от немецких спортсменов

0
698
Предчувствие новой глобальной войны

Предчувствие новой глобальной войны

Дмитрий Литовкин

Американский корабль проверил на прочность российскую границу

0
1971
Китайский «Барсук» обзавелся гиперзвуковым «Кинжалом»

Китайский «Барсук» обзавелся гиперзвуковым «Кинжалом»

Владимир Карнозов

В Сети появилась съемка бомбардировщика с гигантской аэробаллистической ракетой

0
1167

Другие новости

Загрузка...