0
1900
Газета Воины и Армии Печатная версия

16.07.2018 13:34:00

Китайская дилемма России

Москва занимает нейтральную позицию в отношении претензий Пекина на спорные территории в Южно-Китайском море

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин – заместитель директора Института политического и военного анализа.

Тэги: юва, юговосточная азия, южнокитайское море, россия, китай


юва, юго-восточная азия, южно-китайское море, россия, китай На островах Спратли в ЮКМ Пекин уже давно создает сильную военно-морскую группировку. Фото с сайта www.navy.mil

На фоне Ближнего Востока, Украины, Африки, Корейского полуострова регион Юго-Восточной Азии (ЮВА) и примыкающая к нему юго-западная часть Океании кажутся очень спокойным местом. Наиболее заметный конфликт в этом регионе в данный момент чисто геополитический – спор за острова и акватории Южно-Китайского моря (ЮКМ). Китай без всяких оснований претендует на всю акваторию этого моря (кроме территориальных вод других выходящих к нему стран) и на все острова моря (Парасельские и Спратли). При этом на Парасельские острова также претендует Вьетнам, на Спратли – тот же Вьетнам, а также Филиппины, Малайзия, Бруней и Тайвань (в роли «альтернативного Китая»).

Поскольку ситуация в ЮВА напрямую не затрагивает важнейшие экономические и политические интересы России, Москва до сих пор избегала занимать какую-либо позицию по данному вопросу. Она не хочет поссориться с Китаем в условиях резкого обострения отношений с Западом, при этом рассматривает страны АСЕАН как важных партнеров по военно-техническому сотрудничеству и как потенциальный геополитический противовес Китаю. Кроме того, российские компании «Роснефть» и «Газпром» принимают участие в разработке вьетнамских месторождений на спорном шельфе ЮКМ. В апреле 2012 года «Газпром» и вьетнамская компания «Петровьетнам» подписали соглашение о разработке двух газовых месторождений на континентальном шельфе в районе архипелага Спратли, в ответ на это Китай заявил протест, сославшись на то, что соглашение охватывает акватории ЮКМ, относящиеся к китайской зоне исключительных экономических интересов.

В 2016 году совместные российско-китайские военно-морские учения в ЮКМ были расценены в мире, в том числе во Вьетнаме, как однозначная поддержка Китая Россией. Тогда же Москва поддержала игнорирование Пекином решения Гаагского арбитража в пользу Манилы по иску последней по поводу принадлежности ряда островов и рифов в ЮКМ, что также было расценено как полная поддержка ею Пекина (в том числе и в самом Пекине).

На самом деле, учения «Морское взаимодействие» проходят ежегодно с 2012 года. По четным годам они проводятся в зоне ответственности ВМС НОАК, по нечетным – Тихоокеанским флотом (ТОФ) ВМФ РФ. Российская сторона теоретически могла бы проводить учения в зонах как Приморской, так и Камчатской флотилий, входящих в состав ТОФ, однако на практике делает это только в зоне Приморской флотилии (в Японском море в районе Владивостока). Китайская же сторона по очереди проводит учения в зоне каждого из своих трех флотов: в 2012 году – Северного, в 2014 году – Восточного. Соответственно в 2016 году «пришла очередь» Южного флота, зоной ответственности которого является именно ЮКМ. Ни в каком другом месте учения пройти просто не могли.

Отказ Москвы от проведения учений стал бы прямым вызовом в отношении Пекина, чего российская сторона, разумеется, не хотела, но учения «по очереди» никак нельзя трактовать в качестве акта поддержки Москвой китайской позиции по конфликту в ЮКМ именно потому, что они очередные, а не внезапные, а место их проведения было давно известно. Более того, масштаб учений был искусственно сокращен российской стороной, а место их проведения было максимально удалено от спорных районов. Учения прошли у берегов провинции Гуандун, то есть материковой части КНР, принадлежность которой никто не оспаривает. Таким образом, Москва сделала все возможное, чтобы ее позиция по-прежнему выглядела нейтральной. В 2018 году «Морское взаимодействие» вновь пройдет в зоне Северного флота НОАК, так что придраться на самом деле не к чему.

Что касается поддержки Россией отказа Китая признать вышеупомянутое решение Гаагского арбитража, то в данном случае Москва не поддержала Пекин, а в очередной раз показала, что она принципиально не признает подобных решений вообще. Это объясняется тем, что аналогичные решения могут быть приняты и против России (например, по вопросу принадлежности Крыма или Курильских островов), чего она, разумеется, также не признает. То есть в данном случае Москва продемонстрировала общие последовательность и принципиальность, а не позицию по конкретному делу.

В целом до последнего времени Россия старалась не просто сохранять нейтралитет, а совсем «не замечать» проблему и соответственно не делать никакого выбора. Однако полностью самоустраниться от данной проблемы все-таки стало для Москвы невозможно, особенно сейчас, когда российское руководство постоянно подчеркивает глобальный статус своей страны и готовность участвовать в решении всех важнейших международных проблем. Тем более что хотя регион ЮВА прямо и не граничит с Россией, но находится от нее не слишком далеко.

В итоге Москва начала призывать к «мирному решению проблемы с учетом интересов всех сторон» и желательно на двусторонней основе (то есть отдельно между Китаем и Вьетнамом, Китаем и Филиппинами, Китаем и Малайзией), при этом без вмешательства стран, не имеющих отношения к данному региону, под которыми подразумеваются только и исключительно США.

Более определенную позицию по проблеме разграничения Южно-Китайского моря Москва могла бы занять в случае, если бы у нее появились в данном регионе какие-то очень значительные интересы. Они могли бы быть связаны либо с созданием в регионе российских военных баз, либо с участием российских компаний в разработке крупных месторождений нефти и газа, либо с резким увеличением одной из стран региона закупок российских вооружений. Однако пока таких возможностей России не предоставляет даже Вьетнам, применительно ко всем остальным странам региона подобные проекты вряд ли могут обсуждаться даже на теоретическом уровне.

Китай, разумеется, хотел бы гораздо более акцентированной поддержки со стороны России своей позиции по проблеме принадлежности акватории и островов ЮКМ, но для этого он сам должен оказывать гораздо более активную поддержку Москве по другим принципиальным вопросам (Крым, Украина, Сирия и т.д.), чего пока не наблюдается. Кроме того, видимо, в Пекине догадываются о том, что если бы Москва сделала однозначный выбор в его пользу, то это в гораздо более сильной степени толкнуло бы страны АСЕАН в сторону США, что вряд ли было бы выгодно Китаю. То есть  для Китая закупка российских вооружений Вьетнамом является меньшим злом, чем, если бы Вьетнам начал подобные закупки в США.

Впрочем, если Вашингтон и дальше будет активно демонстрировать свою антикитайскую позицию по конфликту в Южно-Китайском море, это автоматически будет толкать Москву в сторону поддержки Пекина. Если же США свою активность снизят, позиция России останется более или менее нейтральной.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


США берут Европу в заложники

США берут Европу в заложники

Владимир Иванов

Чем ответит Москва на ликвидацию Договора о РСМД

0
1944
Открытие мемориальной доски Леониду Васильевичу Смирнову

Открытие мемориальной доски Леониду Васильевичу Смирнову

Ирина Дронина

НПО «Высокоточные комплексы» Госкорпорации «Ростех» отдало почести первому директору АО «ЦНИИ автоматики и гидравлики»

0
926
Горькие плоды независимости придатка НАТО

Горькие плоды независимости придатка НАТО

Владимир Винокуров

Латвия остается одним из активных игроков на антироссийском фронте Европы

0
1901
Пекин переходит  в наступление

Пекин переходит в наступление

Александр Храмчихин

Китай продолжает выдавливать Россию и Индию из их традиционных зон влияния

0
2431

Другие новости

Загрузка...
24smi.org