0
3012
Газета Кино Интернет-версия

20.09.2019 20:14:00

Анна Меликян: «Всегда сразу чувствуешь, «попадает» фильм в тебя или нет»

Режиссер рассказала о своем опыте работы в жюри международного фестиваля

Тэги: анна меликян, интервью, кинофестиваль, меридианы тихого, режиссер, фильм, мальчик русский, трое, фея


190920-5.jpg
Фото предоставлено пресс-службой
МКФ «Меридианы Тихого»
17-й международный кинофестиваль «Меридианы Тихого» во Владивостоке завершился победой двух российских дебютных фильмов - «Мальчика русского» Александра Золотухина и «Большой поэзии» Александра Лунгина. Специально для «НГ» кинообозреватель Ольга ГАЛИЦКАЯ поговорила с председателем жюри фестиваля, режиссером Анной МЕЛИКЯН, о том, почему был сделан именно такой выбор, и о том, какими будут ее новые фильмы.

 - Известно, что фестиваль «Меридианы Тихого» имеет свои особенности. Как ты отнеслась к его специфике, к тому, что в нем собраны фильмы в основном из стран Азиатско-Тихоокеанского региона, а в главном конкурсе соседствуют полнометражные и короткометражные фильмы?

- Сэкономили на жюри (смеется). Маленькие фильмы - это всегда счастье. Все коротко. Если вдруг не нравится, не беда, они быстро заканчиваются. А если серьезно, то мне очень интересно смотреть фильмы именно этих стран – тихоокеанского региона. Скажем, мой друг Паша Руминов – фанат корейского кино, он знает о нем все. А я только самые громкие фильмы видела, так что здесь для меня была прекрасная возможность целую неделю смотреть кино, которое я почти не знаю, открывать его для себя.

- Тем не менее, Гран-при и приз за лучшую режиссуру получили российские картины. Кто-нибудь обязательно скажет: «Ну вот, как всегда награждают своих».

- «Мальчик русский» был единственным фильмом, который безоговорочно понравился всем членам нашего жюри. Он необычный, удивительный визуально, он на физическом буквально уровне передает ужас войны. Это прекрасный фильм, в особенности для дебютанта. Всегда ведь сразу чувствуешь, «попадает» фильм в тебя или нет. В нас попало, мы были единодушны в своем решении. «Большая поэзия» тоже замечательная работа. Два таких талантливейших дебютанта в конкурсе – уже большая удача, жюри это понимало.

- Во Владивостоке ты впервые, хотя больше десяти лет назад на здешнем фестивале победила твоя «Русалка». Были у тебя какие-то особые ожидания, связанные с этим городом?

- Морских деликатесов хотела. Крабов! Встречи с морем ждала. Я же родилась в Баку, выросла на море, для меня видеть море – счастье. На фестиваль «Меридианы Тихого» очень давно звали, но никак не получалось поехать. Сентябрь обычно киношное такое время, сплошная работа. А в этот раз меня позвали за полгода до начала, мне казалось, что я как раз буду свободна, и с радостью согласилась приехать. Хотя совсем не свободна, сейчас вот вернусь, и через два дня у меня в Москве начинаются съемки.

- Что за фильм? «Фея»?

- «Фея» уже снята, заканчивается постпродакшн, к марту фильм будет полностью готов. Так получилось, что очень быстро случился второй проект, называется «Трое». Это камерная история на трех актеров.

- Давай сначала про «Фею». О чем она?

- Про сюжет не буду, даже не знаю, как его пересказать. Для себя я решила, что у меня складывается трилогия: «Русалка», «Звезда», «Фея». Главную роль Константин Хабенский играет, а еще там есть такая особенная,  смешная девочка – как я люблю. Ее сыграла Катя Агеева, я ее в свое время хотела на главную роль в «Звезду» утвердить. Но она тогда поступила на курс к Олегу Кудряшову, а он не разрешил первокурсникам сниматься. И вот прошло шесть лет, и в итоге я ее опять нашла. Она немножко как Инна Чурикова в фильме «Начало».  Надеюсь, тоже будет необычная для зрителей - вроде Маши Шалаевой в «Русалке», Тины Далакишвили в «Звезде».

- Хотя бы завязку фильма проясни немного.

- Послушай, ну сложно объяснить. Если скажу, то подумаешь, что я сошла с ума. Вот в Википедии написали: «создатель компьютерных игр увидел себя в храме в лике Христа и все в его сознании поменялось». Короче, он решил, что он Андрей Рублев. Вот такой у меня сюжет.

- Необычно, по крайней мере. А Екатерина Агеева кого играет?

- Она и есть фея. Девочка-активистка, которую герой встретил на улице. Костя Хабенский в этой истории компьютерный гений. Не знаю, куда меня занесло, но всем нам было безумно интересно работать. Ингеборга Дапкунайте в одной из ролей появится, Юра Борисов, который в «Быке» сыграл, Никита Еленев из «Гоголь-Центра», Гриша Калинин, Алиса Хазанова. Снимали в Москве, такая городская история.

- А новый проект, который сразу после «Меридианов» начинаешь снимать, о чем?

- «Хвост», так сказать, от Рублева тянется. Работая над «Феей», я углубилась в творчество Андрей Рублева. У него, как все знают, есть знаменитая икона «Троица», самая главная в православии. В Третьяковке я купила книгу, целиком ей посвященную, там про цвет, про композицию, про сюжет, много всего. На меня произвело огромное впечатление, что Рублев первым в России из сюжета «Троицы», многонаселенного, подробного, убрал всю толпу персонажей и выделил самое главное – трех ангелов. Сделал фокус на Троицу. Это же совершенно гениальная идея, она меня поразила. Если ты рассказываешь о троих, зачем нужны все второстепенные лица. Я решила именно так рассказывать свою историю. Обычно как? Если герой, допустим, в кафе, нужно показать официантку, которая берет заказ, людей, которые там же оказались и так далее. Я подумала: зачем мне это все? Нужно освободить пространство для троих главных героев. Это Костя Хабенский, Вика Исакова и Юля Пересильд. То есть, это не камерная история, не в одной комнате все происходит, у нас миллион локейшенов, но в центре – только эти трое. Остальные в расфокусе, через затылки, силуэты. Другого лица, кроме трех основных, в фильме не будет. Самой страшно, потому что очень сложно два часа удерживать внимание на трех лицах, но эта идея меня держит, возбуждает, она мне очень нравится, хочется попробовать. Снимать будем в Питере и Москве.

- Кто эти трое – муж, жена, любовница?

- Ну да. Герой и две его женщины.

- На минувшем «Кинотавре» все обратили внимание, что в конкурсе преобладали фильмы о проблемах, связанных с семейными отношениями. Как ты думаешь, почему вдруг многие кинулись снимать об этом?

- Мне кажется, потому что общество в этом вопросе растеряно, не понимает, что делать. Все рушится, вся традиционная система брака трещит по швам, кризис во всем. И какой-то новой системы не придумали, люди в растерянности. В семье, к сожалению, утрачивается любовь. Как с этим быть, если люди не какие-то там подонки, не хотят причинять боль другому? Особенно трудно, когда уже есть дети. Ты хочешь быть порядочным человеком, продолжаешь ради сохранения брака жить вне любви, но непонятно – правильно ли это? Или внезапно все бросаешь и бежишь за любовью. Но тогда что – бросить детей? Невозможно. У меня до конца нет правильного ответа на этот вопрос, как тут нужно поступить. Это как испытание: давай посмотрим на тебя, как ты поведешь себя, что сумеешь сделать. Есть, конечно, люди, для кого это вообще не проблема. Полюбил одну, потом другую, есть одна семья и одновременно вторая, и любовница тоже есть – ну и что? Для них тут нет никакой моральной проблемы. Такие люди мне не интересны. Меня волнует другое – когда хороший человек столкнулся с подобной ситуацией и не понимает, что делать.

- На «Кинотавре» была лирическая драма Ян Гэ «Троица», она ведь тоже об этом.

- Да, и название созвучное. Я ей говорю: «Гэша, я вот постеснялась бы так назвать фильм – «Троица». А она, китайская смелая девочка, решилась. Она очень искренняя, я ее люблю. Она этим покоряет, своей откровенностью и честностью. Я восторгаюсь людьми с такой степенью открытости. Она этим помогает другим, когда понимаешь, что можно говорить о глубоко личном, не бояться, не комплексовать.

- Какие еще новые фильмы на тебя произвели впечатление?

- Знаешь, я весь последний год, поскольку готовлюсь к этой картине - «Трое» - пересматриваю старые советские фильмы. Я для себя решила, что мои референсы – это советское кино. Даже формат кадра у меня будет такой же, прямые цитаты тоже есть. Я в каком-то огромном удовольствии пересматриваю старое кино, некоторые фильмы впервые вижу. Киру Муратову, особенно ранние ее картины «Короткие встречи», «Долгие проводы» засмотрела буквально до дыр. Недавно впервые увидела ее фильм «Познавая белый свет». Какое замечательное кино! Посмотрела Георгия Данелию – «Слезы капали», даже не помнила этот фильм, он такой необыкновенно грустный и тоже прекрасный. «Фантазии Фарятьева» Ильи Авербаха – тоже чудо. Смотришь – и невозможно оторваться.

- Как ты думаешь, что такое было в тех фильмах, чего сейчас очень сильно не хватает?

- Там была близость к человеку. Там позволялись огромные монологи актерские, размышления, внутренние искания. Внимание к лицам. Лицо человека – это вообще вселенная. На нем можно зависать, смотреть безотрывно, если это интересно, наполнено. Какое-то бесстрашие в том, что никуда никто не спешит. При этом фильмы не очень длинные, не как сейчас, по три часа. Максимум девяносто минут. А насыщенность потрясающая.  Сейчас такого нет. Кажется, что надо все скорее, скорее. Зачем? Когда летела во Владивосток, посмотрела в самолете «Мой друг Иван Лапшин», «Три тополя на Плющихе». Слушай, это же потрясающе сделано. В «Тополях» на десятой минуте ты уже понимаешь, что это любовь. Просто Олег Ефремов так смотрит, ты читаешь в его глазах все. И не нужны километры сцен и текстов. Сразу понимаешь, как все это глубоко. Про то, что столкнулись два предназначенных друг другу человека – но не случилось. И становится так больно, так страшно, что можешь в жизни промахнуть главную встречу. Или фильм Геннадия Шпаликова «Долгая счастливая жизнь». Час ноль пять всего идет. А сколько в нем чувств и мыслей! У меня сейчас особая любовь к этим картинам. Такого же эффекта, такого уровня хотелось бы попытаться достичь.

- Скажи, а почему дважды подряд у тебя снимается Константин Хабенский?

- Недавно я вспоминала слова Сергея Соловьева, своего мастера во ВГИКе. Я его спрашивала тогда: «Сергей Александрович, почему вы все время снимаете одних и тех же артистов? Что ни фильм, всегда Друбич, Абдулов, они чудесные, но столько классных актеров кругом». Он мне говорил: «А зачем мне чужие? Мне не нужны чужие, у меня свои есть». Я его тогда не понимала. Недавно только пришла к пониманию, что первая общая картина – это лишь знакомство с актером. Ты берешь в нем то, что знаешь про него из других фильмов. И только на монтаже, когда видишь все снятое на экране, и вы уже поработали вместе, подружились, когда появилось полное доверие друг к другу, начинаешь открывать его по-новому и понимаешь, сколько упущено. Мне хочется показать Костю таким, какой он на самом деле. Потому что теперь я знаю, что то, как его используют, не совсем имеет к нему отношение. Вот Юля Пересильд будет у меня сниматься впервые. Она превосходная актриса, готовая к поиску, эксперименту, с ней интересно. С Викой Исаковой мы чудесно поработали вместе в короткометражке «Нежность». Как-то так все так удачно складывается, что в общей любви и доверии готовимся к съемкам. Хочется поскорее окунуться в работу.

Владивосток   


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Что делать власти с ростом протестных настроений

Что делать власти с ростом протестных настроений

Дефицит доверия создает в государственном механизме разрушающие нагрузки

0
8217
Граждане погрузились в потребительский пессимизм

Граждане погрузились в потребительский пессимизм

Ольга Соловьева

40% россиян не заметили улучшений в экономике страны

0
2408
Евгения Громова: "В кино меня привел Евгений Цыганов"

Евгения Громова: "В кино меня привел Евгений Цыганов"

Ольга Галицкая

Сыгравшая главную роль в фильме "Верность" актриса рассказала, какими бы хотела видеть российские фильмы и как сниматься в откровенных сценах

0
2927
О новой холодной войне

О новой холодной войне

Откат к закрытому типу общества не менее опасен, чем гонка вооружений

0
2682

Другие новости

Загрузка...
24smi.org