0
1608
Газета Культура Печатная версия

27.07.2005

Дурное дело нехитрое

Тэги: коростышевский, дура, кино, премьера


коростышевский, дура, кино, премьера Оксана Коростышевская в роли Ульяны много кривляется и мало играет. Кадр из фильма 'Дура'.
Фото предоставлено компанией 'Планета Информ'

В прокат вышел фильм «Дура» Максима Коростышевского, показанный в рамках последнего Московского кинофестиваля. Это второй режиссерский опыт Коростышевского – до этого была картина «Игра в модерн».

Собралась под одной крышей странная троица: две молодые дамы-двойняшки и писатель. Писателю Саше (Евгений Редько) негде и не на что жить, да и одна из дам, Лиза Тулина (Регина Мянник), – вполне ничего из себя, актриса. Правда, бездарная, но на что-то еще надеется. Сестра ее, Ульяна (Оксана Коростышевская), больна не очень понятной психической болезнью – оттого, что при родах пришлось щипцами вытаскивать. Саша спит с Лизой, а в перерывах пишет с Ульяны роман, предварительно записывая ее бредовые рассказы и изречения на диктофон. Надо ли говорить, что Уля без памяти влюбляется в Сашу, то и дело пытаясь привлечь его своими обнаженными неуклюжими прелестями. Саше ситуация не нравится, но он не в силах покинуть Улю – музу и Лизу – кормилицу и секспартнершу. В общем, здесь все страдают, особенно Лиза – от собственной неудачливости и от больной сестры, которая мешает и которой надо регулярно делать уколы от головной боли. Ну а Саше сам Бог велел страдать, потому как писатель. Уля страдает от того, что сестра не покупает ей новые вещи и смеется над ее любовью к гипсовому бюсту Ленина и влюбленностью в депутата Митрофанова. Внезапно Уля умирает от опухоли мозга («Вы не знали, что у нее опухоль мозга?» – спрашивает Лизу постфактум доктор. –«Нет». – «А могли бы поинтересоваться»), и Саша издает книгу под названием «Дура», благородно подписав ее псевдонимом Ульяна Тулина.

Психически больные люди – одна из излюбленных тем мирового кинематографа. Порезвиться здесь можно от души. Как правило, такого рода фильмы концентрируются на главном герое – душевнобольном человеке, а от актера, играющего душевнобольного, требуется лишь профессиональное лицедейство. Кроме того, история отношений психически больного человека с остальными – простор для разного рода моралите (скажем, бездушие общества, на фоне которого больной персонаж и оказывается единственным душевно здоровым) и повод разлить по экрану море сентиментальности. Можно вспомнить «Человека дождя» Барри Левинсона, «День восьмой» Жако Ван Дормеля или «Страну глухих» Валерия Тодоровского и «Дом дураков» Андрея Кончаловского.

Режиссер «Дуры» все перечисленное честно попытался сделать. Бездушие общества, как ему кажется, режет глаза, болезнь главной героини, подвигающая ее на непомерную искренность и выстреливание умными мыслями («Говорят, от любви умирают. А почему нельзя жить от любви?»), по замыслу авторов фильма, заставляет зрителя спрашивать у соседа по кинозалу лишний носовой платок – свой-то промок насквозь. Да и вообще, как водится, все мы насквозь больны, испорчены и циничны, а единственное чистое существо – больная Уля. И смерть ее должна заставить нас задуматься.

Задуматься и правда есть о чем. Например, о том, почему не довелось вполне приличному сценарию молодой Натальи Назаровой оказаться в более профессиональных руках, нежели Максима Коростышевского, так удачно провалившего собственный дебют – фильм «Игра в модерн». Попади сценарий в руки профессионального умного режиссера, результат мог бы оказаться очень даже приличным. Можно еще задуматься о том, есть ли смысл брать на главную роль собственную жену, если жена не умеет играть. Причем если в «Тихих омутах» Оксану Коростышевскую вела опытная и жесткая рука Эльдара Рязанова, и актриса фильм не испортила, то в «Дуре» она выглядит, как хоккеист в полной экипировке, которого в порядке шутки вытолкнули на подиум, – неуместно, фальшиво и грубо. Она старается играть трагично и страстно – а получается жеманно и манерно, она хочет, чтобы ее героиню жалели, – а она раздражает, как раздражает любая фальшь и пронзительный дилетантизм. И в целом неплохой замысел, скукожившись, превращается в пустоту, в бесцельно потраченное время и деньги. Кстати, любовь героини к депутату Митрофанову, к бюсту Ленина и первомайским демонстрациям в рядах коммунистов не только наводит на мысль о взаимной любви, подкрепленной одной из сторон материально, но и на смущенную уверенность, что героиня мало того, что больная, но и просто дура.

Тема психической болезни действительно очень привлекательна для художника. Другое дело – что ты с ней сделал, с этой темой. Удалось же Валерию Тодоровскому снять фильм про целую страну глухих и при этом избежать ненужной сентиментальности. Удалось Барри Левинсону снять слезливейшую мелодраму о смешном и благородном аутисте, не позволив себе сфальшивить. Удалось же Андрею Кончаловскому снять фальшивый «Дом дураков», вытянуть который смогла главная «психованная» в исполнении Юлии Высоцкой.

«Дура» идет в кино!» – кричат на улицах рекламные щиты. Как показал опыт, дур в кино лучше не пускать.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Мотор, поехали!

Мотор, поехали!

Юлия Науменко

Жизнь – как коробка шоколадных конфет: никогда не знаешь, какая начинка тебе попадется

0
832
Подруга дней моих суровых

Подруга дней моих суровых

Наталия Григорьева

В отечественный прокат выходит фильм "Воспитательница" – про гения и злодейку

0
975
Ночь в музее

Ночь в музее

Надежда Травина

Вера Степановская

В Большом театре – российская премьера оперы "Путешествие в Реймс"

0
758
Одного критерия – "отечественный производитель" – в сфере искусства недостаточно

Одного критерия – "отечественный производитель" – в сфере искусства недостаточно

Поддержка российского кино игнорирует вечный вопрос его качества

0
1583

Другие новости

Загрузка...
24smi.org