0
1797
Газета Культура Интернет-версия

14.02.2017 12:43:00

Ла Скала возвращает пятиактную версию "Дона Карлоса" Верди

Постановочное решение - очень традиционное: действие разворачивается на фоне до предела минималистичных декораций

Тэги: ла скала, верди, опера, театр


ла скала, верди, опера, театр Фото Marco Brescia&Rudy Amisano\Teatro alla Scala

На сцену театра Ла Скала вернулась постановка оперы Верди «Дон Карлос» в полной пятиактной редакции на итальянском языке (интегральной, как тут пишут). Сорок лет назад событийной премьерой дирижировал Клаудио Аббадо – в 2017-м возвращение к Дону Карлосу стало не менее триумфальным благодаря музыкальному руководству Мунг Ван Чунга и блестящему составу солистов: Король Филипп II –Ферруччо Фурланетто, Дон Карлос – Франческо Мели, Маркиз ди Поза – Симоне Пьяццола, Елизавета де Валуа – Крассимира Стоянова, Принцесса Эболи – Екатерина Семенчук, Великий инквизитор – Эрик Халфварсон.

Верди писал «Дона Карлоса» по драме Шиллера для Парижа, сразу же после постановки «Силы судьбы» в Санкт-Петербурге; премьера оперы на французском языке состоялась 11 марта 1867 года. На итальянском опера была поставлена сначала в Болонье, а потом в миланском Ла Скала, премьера прошла 25 марта 1868 года. С этого времени театр тесно связан с «Доном Карлосом». Когда Верди, в пору работы над «Отелло», создал четырехактную версию оперы, ее премьера тоже прошла здесь в 1884 году. Всего «Дон Карлос» ставился в театре (считая как собственно премьеры, так и реплики, так как Ла Скала живет по принципу stagione) 21 раз (нынешняя постановка – 22-ая) и семь раз открывал сезоны. Особенно значимым стало как раз открытие сезона 1977 года, когда Клаудио Аббадо впервые представил интегральную пятиактную версию оперы (историческое критическое издание Урсулы Гюнтер и Лючиано Петтаццони). В 2017 году именно эта редакция вернулась на сцену под руководством маэстро Чунга – верного последователя Аббадо.

В этой редакции полностью представлен I акт (Фонтенбло) с большим хором крестьян, открывающим первую сцену. Жители Франции поют о своих страданиях, вызванных бесконечной войной, это объясняет, почему Елизавета принимает предложение короля Филиппа, несмотря на внезапно вспыхнувшую любовь к инфанту Карлосу. Другой музыкальный фрагмент я не слышала до этого ни разу: хор и дуэт между Елизаветой и Эболи на дворцовом карнавале в начале III акта, он не только красив сам по себе, но и объясняет, почему дон Карлос «перепутал» королеву с принцессой – они поменялись масками и накидками. Жаль, что в этой редакции нет Lacrimosa, ( ламента Филиппа над телом убитого Позы). В предыдущей четырехактной версии в Ла Скала 2008 года Даниэле Гатти вставил этот фрагмент, и Ферруччо Фурланетто пел его прекрасно.

Постановка Питера Штайна, созданная для Зальцбургского летнего фестиваля 2013 года, была перенесена в Ла Скала по инициативе интенданта театра Александра Перейры. Постановочное решение - очень традиционное: действие разворачивается на фоне до предела минималистичных декораций (Фердинанд Вогербауэр), поэтому взгляд фокусируется на прекрасных костюмах Анны Марии Хейнрих – они красивы своей псевдо-историчностью, хотя король появляется в сцене Аутодафе в чисто золотом одеянии, имитируя также золотой надгробный памятник Карлу V, а потом и самого Карла – Каменного гостя из гробницы, увлекающего туда несчастного инфанта. Главное в постановке Штайна то, что она не заслоняет музыку и дает возможность певцам строить драматически достоверные образы персонажей. К некоторым недостаткам ее, однако, следует отнести затянутость (опера идет пять часов с тремя антрактами) и не совсем удачную адаптацию спектакля к сцене театра. Сцена Фестшпильхауса в Зальцбурге, для которой создавался спектакль, вытянутая и широкая, а в Ла Скала – практически квадратная, сценическое пространство многих сцен словно заключено в коробку, поэтому публика верхних ярусов видела сильно обрезанную картинку.

Короля Филиппа второй раз за историю постановок в Ла Скала спел Ферруччо Фурланетто (в прошлый раз - на открытии сезона 2008 года). На сей раз уже в легендарном статусе, ведь образ Филиппа сложился у Фурланетто за более чем 30-летие его выступлений в этой роли, недаром он каждый раз поет в одном и том же «счастливом» парике из постановки 1986 года (под управлением Герберта фон Караяна в Зальцбурге). Сам певец верит, что этот спектакль и стал «счастливым билетом», который предопределил его необыкновенно успешную интернациональную карьеру. Но легендарный статус надо подтверждать каждым выходом на сцену. В этот раз Филипп II предстал у него в значительно большей степени властителем полумира, безжалостно карающим еретиков в сцене Аутодафе, подписывающим смертный приговор своему сыну и жертвующим единственным близким ему человеком – Позой – ради политической необходимости. Но чем сильнее герой, тем заманчивее наблюдать его наедине с собой, со всеми его слабостями и печалями. И в этом смысле Сцена в комнате Филиппа – в исполнении Фурланетто – настоящий шедевр, с отточенной фразой, акцентом, жестом. Знаменитая ария «Ella giammai m'amo» («Она никогда меня не любила»), столкновение с Великим инквизитором (замечательный Эрик Халфварсон), с Елизаветой – все это в исполнении итальянского баса рисует необыкновенно интересный, комплексный образ испанского короля. И голос звучит уверенно и свежо, как будто и нет за спиной сорока лет карьеры.

Иногда говорят, что «Дон Карлос» может существовать без Карлоса и Елизаветы, но не мог бы состояться без Филиппа и Позы. В партии маркиза де Позы выступил молодой итальянский баритон Симоне Пьяццола – обладатель прекрасного голоса, и, что еще важнее, замечательной школы, умело пользующийся вердиевским легато. Все было исполнено им с большим чувством стиля и вкусом, если чего и не хватало, то это сценической яркости и индивидуальной харизмы, но это придет со временем. Кстати, Пьяцолла с детства восхищался Фурланетто, видел в нем пример для подражания, и вот мечта исполнилась: он на сцене со знаменитым певцом. Они и правда были, как отец с сыном по принадлежности к поколениям, что очень хорошо легло на знаменитую сцену Филиппа и Позы, где жесткая властность, подозрительность и зрелая мудрость короля сталкиваются с идеалистическим политическим волюнтаризмом Позы. При этом Филипп не только не отталкивает Позу, но видит в нем своего «идеального» сына, доверяется ему.

Заглавную роль исполнил тоже молодой, но уже блистающий на мировом вокальном небосклоне в статусе одного из лучших теноров Италии, - Франческо Мели. Его любят в Ла Скала, и в целом он был хорош в роли инфанта, хотя голос у него гораздо более лирический тенор, чем того требует сама партия Карлоса. Но в пользу Мели была его юношеская привлекательная внешность, подходящая образу, и прекрасное чувство фразы, аутентичный итальянский язык.

Елизавету спела болгарская сопрано Крассимира Стоянова – обладательница прекрасного голоса, с необыкновенно красивыми верхами, завораживающим пианиссимо. Она уже пела эту партию в Вене, и акустика Штаатсопер, кажется, подходила ей больше. Но и в Ла Скала голос звучал прекрасно. Ее ария в последнем акте была особенно выразительна, и голос был необычайно свеж, как будто не было позади пятичасовой оперы.

Особенно радостно было участие в спектакле Екатерины Семенчук: певица из Санкт-Петербурга уверенно занимает место на оперном Олимпе, являясь на данный момент одной из ведущих меццо-сопрано в мире. Причем в репертуаре певицы - не только меццо-сопрановые партии. Осенью с большим успехом она спела вердиевскую Леди Макбет в Опере Лос-Анджелеса. Партия Эболи идеально ложится на темный и насыщенный голос Екатерины с легкими и яркими верхами. Сама Эболи у нее – яркая и страстная натура, легко выступающая в игру (ария с фатой II акта), способная как на интриги, так и на искреннее раскаяние (Ария “O don fatale” в IV). Хотелось бы услышать ее в обеих этих партиях и в Санкт-Петербурге.

Небольшие роли тоже прозвучали превосходно: Мартин Шуммер (Монах), Челина Меллон (Голос с неба), Азер Зада (Граф Лерма). Как всегда, на высоте был хор Ла Скала, руководимый Бруно Казони. И, конечно, совершенно блестяще звучал оркестр под управлением Мунг-Вун Чунга, тщательно выстроившим все акценты, фразы, краски партитуры композитора при достаточно медленных темпах, позволявших услышать и насладиться всеми нюансами и тонкостями. И это было по-настоящему рафинированное звучание, достойное великого театра. Идеален был баланс между группами оркестра, сочетание с инструментами за сценой, со сценической бандой в сцене Аутодафе. В Ла Скала вообще ценят и любят хороших дирижеров. В начале февраля (между представлениями оперы) на сцене театра выступил и Марис Янсонс с Оркестром Баварского радио, и Валерий Гергиев с Филармониками Ла Скала. Ну а сам «Дон Карлос» еще раз подтвердил репутацию Ла Скала, как одного из лучших театров мира.

 Милан – Санкт-Петербург



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Новое наступление сил Асада станет головной болью  для России

Новое наступление сил Асада станет головной болью для России

Игорь Субботин

Встреча Лаврова и Гутерриша совпала с обострением на юге Сирии

0
1633
Кататься на велосипеде и есть при этом эскимо

Кататься на велосипеде и есть при этом эскимо

Наталья Штыркова

Лев Яковлев об остром сюжете, придумывании своей истории и роли счастливых случайностей

0
456
XII Международная летняя театральная школа Александра Калягина представит спектакли с участием своих выпускников

XII Международная летняя театральная школа Александра Калягина представит спектакли с участием своих выпускников

0
589
Гуманистическая трагедия

Гуманистическая трагедия

Евгений Авраменко

Завершился VIII Платоновский фестиваль искусств

0
732

Другие новости

Загрузка...
24smi.org