0
15913
Газета Идеи и люди Интернет-версия

08.05.2024 15:12:00

"В дни войны газета – воздух"

О советских корреспондентах на фронтах Великой Отечественной

Тэги: великая отечественная, вов, фронты, советские корреспонденты, совинформбюро, леонид терушкин, интервью


великая отечественная, вов, фронты, советские корреспонденты, совинформбюро, леонид терушкин, интервью Военный корреспондент газеты «Во славу Родины» Борис Горбатов читает боевым товарищам свою повесть «Алексей Куликов, боец...». 1942 год. Фото © РИА Новости

На рассвете 22 июня 1941 года нацистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. На третий день войны было создано Советское информационное бюро. В тот же день, 24 июня 1941 года, на фронт отправились первые добровольцы-писатели, в том числе Борис Горбатов – на Южный фронт, Александр Твардовский – на Юго-Западный, Евгений Долматовский – в газету 6-й армии «Звезда Советов», Константин Симонов – в газету 3-й армии «Боевое знамя». «В дни войны газета – воздух, – писал в самый разгар Великой Отечественной Илья Эренбург. – Люди раскрывают газету, прежде чем раскрыть письмо от близкого друга. Газета – теперь письмо, адресованное лично тебе. От того, что стоит в газете, зависит и твоя судьба». В рядах Красной армии и Военно-морского флота тогда сражались 943 писателя. Из них 225 погибли на фронте, свыше 500 фронтовых журналистов и литераторов были отмечены государственными наградами, 10 человек удостоены высокого звания Героя Советского Союза. В преддверии 9 мая и 22 июня журналист Яна ЛЮБАРСКАЯ обсудила эту тему с Леонидом ТЕРУШКИНЫМ, заведующим архивным отделом научно-просветительного центра «Холокост».

Поговорим о журналистах, которые 80 лет назад сражались на фронтах «оружием и словом»…

– Если мы говорим о советских военных журналистах, то это очень большая тема. Почти тысяча журналистов, литераторов, участвовали во Второй мировой. Среди них можно выделить и тех, кто сразу отправился на поле боя в качестве военного корреспондента, и тех, кто начинал обычными рядовыми солдатами и командирами различных родов войск, а позже перешли на работу в армейские, фронтовые, дивизионные редакции газет. Нас, сотрудников центра «Холокост», всегда интересовали свидетельства работников «лейки и блокнота» о преступлениях нацизма, о событиях Холокоста,  о чем много писали советские журналисты. И здесь надо отметить пронзительные статьи Ильи Сельвинского – корреспондента газет «Сын отечества» и «Боевой натиск», закончившего войну подполковником, который писал о преступлениях оккупантов, об уничтожении евреев в Крыму. После освобождении Керчи, под новый 1942 год, стали известны подробности расстрела 7 тыс. евреев в Багеровском рву, о чем широкой общественности сообщил как раз Илья Сельвинский. Это было одно из первых свидетельств и одно из его первых литературных произведений о Холокосте. Сельвинский вспоминал, что перед бойцами Красной армии предстала страшная картина Багеровского рва – из-под снега торчали голые ноги и руки 7 тыс. мертвецов. Поэт и писатель откликнулся на увиденное пронзительным стихотворением «Я это видел!», опубликованным в газете «Правда»:

Рядом истерзанная еврейка.

При ней ребенок. Совсем как во сне.

С какой заботой детская шейка

Повязана маминым серым кашне...

Матери сердцу не изменили:

Идя на расстрел, под пулю идя,

За час, за полчаса до могилы

Мать от простуды спасала дитя.

Но даже и смерть для них не разлука:

Не властны теперь над ними враги –

И рыжая струйка из детского уха

Стекает в горсть материнской руки.

На тот момент освобожденных от нацистов городов было еще мало, новые свидетельства о Холокосте появлялись постепенно, по ходу освобождения разных районов СССР.

Самым известным военным корреспондентом, поэтом, литератором тех лет считался Константин Симонов. Он активно писал о преступлениях нацизма, побывав во многих городах и населенных пунктах вскоре после их освобождения. И этому можно посвятить отдельную беседу. По словам сына литератора, Алексея Симонова, самым страшным на войне для его отца было плоское человеческое лицо, вкатанное в асфальт, по которому не раз проехались. Но и после этого оно сохраняло все черты человеческого лица. Симонов побывал буквально на всех фронтах, на Северном и Черноморском флотах. В декабре 1943 года как корреспондент газеты «Красная звезда» освещал Харьковский процесс над военными преступниками. В 1944–1945 годах выезжал в командировки в войска, освобождавшие Правобережную Украину, Румынию, Карельский перешеек, Болгарию, Югославию, Чехословакию, Польшу и Германию, присутствовал при подписании Акта о безоговорочной капитуляции Германии в мае 1945 года. Обо всем этом были опубликованы его сборники очерков «Письма из Чехословакии» (1945), «Славянская дружба» (1945), «Югославская тетрадь» (1945), «От Черного до Баренцева моря. Записки военного корреспондента». В своих очерках Симонов сообщал о Холокосте в Крыму, в Буковине. В августе 1944 года он одним из первых рассказал о лагере смерти Майданек, возле только что освобожденного Красной армией Люблина в Польше. В трех номерах газеты «Красная звезда» был опубликован его очерк «Лагерь уничтожения». Симонов писал об уцелевших узниках гетто в Черновцах, запечатлев на своих страницах рассказ черновицкого раввина. Данный очерк вошел в его «Дневник писателя», увидевший свет в 1975 году.

Писатель Василий Гроссман много страниц и публикаций посвятил лагерю смерти Треблинка. Дело в том, что в июле и августе 1944 года Красная армия освободила территорию Восточной и Юго-Восточной Польши, где находились известнейшие лагеря уничтожения Треблинка, Собибор, Майданек. И очень многие военные журналисты, фотографы, кинооператоры прибыли туда для фиксации злодеяний нацистов. Они не только увидели своими глазами всю ту страшную, чудовищную обстановку, истощенных людей, похожих на скелеты в Майданеке, но и поговорили с уцелевшими беглецами из Собибора и Треблинки. Василий Гроссман записывал их показания в процессе работы Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию преступлений нацистов. И уже осенью 1944 года Гроссман опубликовал серию очерков о Треблинке, которые в 1945 году составили его отдельную книгу – «Треблинский ад».

Какие еще известные военные журналисты помогали советским людям узнавать о событиях на фронтах Великой Отечественной?

– Естественно, если мы говорим о других журналистах, писателях такого высокого уровня, то тут хотелось бы вспомнить Бориса Горбатова – корреспондента газеты «Во славу Родины» Южного фронта, автора повести «Непокоренные», изданной в 1943 году. Его статьи публиковалась в «Правде», «Комсомольской правде», в журнале «Октябрь». В повести «Непокоренные» впервые в советской литературе военного времени подробно освещалась тема Холокоста. Мы узнаем, как пожилой рабочий украинец Тарас, симпатизирующий евреям, становится свидетелем того, как его знакомый доктор Фишман и другие евреи идут на расстрел. Как Тарас спасает внучку доктора…

– Речь здесь идет, разумеется, о Бабьем Яре…

– Конечно. Но сегодня мы понимаем, что это собирательный сюжет, посвященный трагическим событиям во многих городах СССР, оккупированных нацистами. В 1945 году, по сценарию Горбатова и Марка Донского (режиссера), вышел фильм «Непокоренные». В 2007 году, в первом сборнике продолжающейся и сейчас серии «Сохрани мои письма… Письма и дневники евреев периода Великой Отечественной войны», центр «Холокост» публиковал фрагменты из дневника военного корреспондента, фотографа Давида Минскера. В 1943–1944 годах он служил в газете «За счастье Родины» 38-й армии. Его записи свидетельствовали о том, что он увидел в освобожденном Киеве осенью 1943 года. Местные жители, пережившие оккупацию, рассказывали о трагедии 1941 года, о Бабьем Яре, о преступлениях германских оккупантов в Киеве.

На снимках Минскера – беженцы и сражения в Белоруссии в 1941 году, Битва за Москву, Воронежский фронт, освобождение Украины в 1943 году.

В январе 1944 года под Винницей Минскер получил тяжелое ранение правой руки и до апреля 1945-го лечился в госпитале в Москве. Руку удалось сохранить, но кисть и пальцы остались неподвижными. В 1945 году в Кремле Минскеру вручили орден Отечественной войны I степени. Он был уволен в запас как инвалид войны, в звании капитана, но сумел остаться в профессии. Затвор его фотоаппарата «Лейка», с которым он прошел по дорогам войны, был специально переделан под левую руку. Недавно сын и дочь Давида Минскера передали нам еще ряд документов (помимо фотографий) из архива отца, – переписку с родственниками и сослуживцами в 1942–1945 годах.

Говоря об освобождении самого страшного лагеря уничтожения Аушвиц-Биркенау, возле польского города Освенцим, нельзя не вспомнить советского писателя Бориса Полевого. Меньше чем через неделю после освобождения Аушвица, 2 февраля 1945 года, он опубликовал статью «Комбинат смерти в Освенциме» в газете «Правда». Когда был освобожден Аушвиц, туда были направлены военные корреспонденты Ушер Маргулис и Геннадий Савин из дивизионной газеты «За нашу победу». Они написали в армейской печати статью об увиденном.

Многие профессиональные военные журналисты, корреспонденты не сразу обрели эту важную и нужную специальность. Некоторые из них ушли на фронт рядовыми солдатами Красной армии и лишь потом переквалифицировались в работников «штыка и пера». Например, Григорий Рудин в июле 1941 года вступил в Ленинградское народное ополчение, участвовал в обороне Ленинграда, был командиром взвода связи, позже – сотрудником редакции фронтовых газет. Войну закончил в звании лейтенанта, в Курляндии. Его сын несколько лет назад передал в архивный отдел центра «Холокост» фронтовую переписку отца.

15 октября 1944 года Рудин писал своим родным письма из только что освобожденной Риги. Он был свидетелем раскопок захоронения в Румбульском лесу, где были обнаружены останки евреев, расстрелянных в ноябре-декабре 1941 года. Рудин также успел побывать в концлагере Саласпилс, став одним из первых, кто узнал о преступлениях немцев и их пособников в Латвии и сообщил об этом широкой общественности. Весной 1945 года он дополнит эту информацию новыми сведениями: «Как реликвию держу в кармане желтую звезду, снятую с убитой старенькой, как моя мать, женщины. Ведь я из Харькова получил письмо о судьбе близких родственников, не успевших эвакуироваться. Их судьба так же печальна, как многих рижан».

Невероятно трогательно… Что еще вы хотели бы сообщить нашим читателям о Битве за Москву и о людях, которые не только защищали столицу от врага, но и писали об этом…

– Буквально совсем недавно, занимаясь поиском писем бойцов Московского народного ополчения, мы с коллегами получили новые ценные сведения, зацепившись за свидетельства некоторых ополченцев, погибших в 1941 году под Москвой, установили новые детали судеб тех, кто смог уцелеть. Один из таких счастливчиков – Макс Кусильман. В 1942–1944 годах он служил в одной редакции с вышеупомянутым Давидом Минскером. До конца войны вели активную переписку Минскер, Кусильман и их товарищ – Григорий Рабинович (Горский). Он с 1932 года работал в газете «Комсомолец Востока» в Ташкенте, оттуда был призван в пограничные войска. В 1935–1941 годах трудился в изданиях Москвы и Кишинева. С июня 1941 года – военный корреспондент на Юго-Западном фронте. В августе 1944 года ошибочно признан пропавшим без вести. Войну закончил заместителем редактора газеты «Знамя артиллериста» (1-й Украинский фронт). Гвардии старший лейтенант. В 1945 году побывал на месте сожженной нацистами деревни Лидице (Чехословакия), писал об этом, посвятил Лидице неоконченную поэму. В 1942–1945 годах Рабинович вел дневник – несколько тетрадей. С июля 1942 года по сентябрь 1943 года записи делались ежедневно. В полной версии дневника, которую нам передала внучка, Анна Горская, представлены характеры и судьбы солдат, командиров, военных корреспондентов и политработников 38-й армии. Эти дневниковые записи войдут в новый, готовящийся сейчас седьмой сборник серии «Сохрани мои письма…»

В известной «писательской роте», в составе 8-й Краснопресненской дивизии народного ополчения Москвы, служило очень много московских профессиональных журналистов, членов Союза писателей. Они служили рядовыми бойцами. И среди них, возможно, новое для вас имя – Борис Рунин (Рубинштейн), литературный критик. Ему посчастливилось выжить в 1941 году, выйти из окружения, и в дальнейшем он работал во фронтовых газетах, закончив войну на Дальнем Востоке, в освобожденной от японских войск Корее. Очень рекомендую почитать его автобиографическую книгу «Записки случайно уцелевшего». Его путь фронтового корреспондента действительно невероятно интересен, а военные дневники и письма Рунина мы также публиковали в нашем шестом сборнике писем.


Читайте также


Психиатрическая помощь в Москве вышла на качественно новый уровень

Психиатрическая помощь в Москве вышла на качественно новый уровень

Варвара Ремчукова

Главный психиатр столицы Георгий Костюк – откровенно о ментальном здоровье

0
1981
Елена Привалова: "Хочу показать орган во всем богатстве его возможностей"

Елена Привалова: "Хочу показать орган во всем богатстве его возможностей"

Марина Гайкович

Все лето в парке Кусково проходит программа фестиваля "Органные вечера"

0
1575
У нас

У нас

0
2958
Руководство школой похоже на игру в пинг-понг

Руководство школой похоже на игру в пинг-понг

Елена Саволайнен

Как в Финляндии обходятся без инспекций образовательных учреждений

0
5794

Другие новости