0
1084
Газета Культура Печатная версия

16.04.2018 15:22:00

О свободе в искусстве говорил каждый второй лауреат

На Новой сцене Большого театра в 24-й раз вручили премию "Золотая маска"

Тэги: золотая маска, премия, серебренников, малобродский, апфельбаум

On-line версия

maska-t.jpg
Алла Демидова выступила
с обличительной речью.
Фото агентства «Москва»

Церемонию награждения национальной премией «Золотая маска», завершившую трехмесячный марафон фестиваля, режиссер Нина Чусова и художник Галя Солодовникова оформили в стиле театра будущего. Эпохи, когда люди, передав дела роботам, смогут тратить все свое время только на искусство, правда, тогда явно случится переизбыток и наград, и «лучших» среди творцов. Так организаторы не упустили возможность поиронизировать над списками номинантов, растущих в геометрической прогрессии год от года. Этим, наверное, можно объяснить некоторые решения жюри, которое объективно не смогло отметить всех достойных – позиций просто не хватило.

Особенно ярко на церемонии была видна сплоченность театрального сообщества, важность простых чувств и слов: без малого каждый из лауреатов не только говорил благодарности своим близким, но и посвятил слова свободе творчества и политическим узникам – Кириллу Серебренникову, Алексею Малобродскому, Софье Апфельбаум. Реже вспоминали о Юрии Итине. Желали всем скорейшей свободы и возвращения к работе. Публика слова встречала горячими и продолжительными овациями. Примечательно, что Владимир Мединский обещал, но так и не появился на церемонии, словно почувствовав, что будет здесь лишним.

Юрий Бутусов, получая «лучшего режиссера» за спектакль Театра им. Ленсовета «Дядя Ваня», призвал судей к милосердию, молил их быть справедливыми, попросив отпустить продюсера Малобродского из СИЗО. Многие высказывались о непростой ситуации в театре, но Алла Демидова, чью речь слушали затаив дыхание, прямо обвинила самих деятелей театра в пренебрежительном отношении государства и общества. Актриса (ее наградили за роль в постановке «Ахматова. Поэма без героя») вспомнила, как в 60-е годы театр был трибуной и рифмовался с духовностью. Теперь же театр стал близок к эстраде, не гнушается жить в жанре «Чего изволите?». Демидова сравнила театралов с детьми, которых чуть что наказанными отправляют в угол и обзывают скоморохами. Вернуться к «духовной жажде» в искусстве – вот к чему призвала народная артистка, перефразируя Пушкина.

Награды в этот раз, как и церемония, оказались политизированными. Оба жюри сочли своим долгом выразить солидарность режиссеру под домашним арестом. Жюри музыкального театра заочно наградило Серебренникова за работу в опере «Чаадский» театра «Геликон-опера». А жюри драмы поощрило спецпризом коллектив театра «Гоголь-центр» «За создание пространства творческой свободы и смелые поиски языка театральной современности». Главный приз в драме – «Лучший спектакль. Большая форма» – ушел, как точно предрек Бутусов, «Страху Любви Отчаянию» Льва Додина (мэтр говорил о состоянии безумия в мире) – важному не по новаторской форме, а именно по злободневному политическому содержанию Брехта. Да и сам Юрий Бутусов получил свою «Маску» не за эстетские «Барабаны ночи» в Москве (за них наградили только актрису второго плана Анастасию Лебедеву), а – словно в поддержку – за постановку петербургского театра, откуда был вынужден уйти со скандалом.

Зал дважды вставал на минуту молчания: чтобы почтить память ушедших из жизни мастеров своего дела – Олега Табакова и Михаила Угарова. В связи с безвременным уходом народного артиста был снят с конкурса «Дракон» МХТ им. Чехова в постановке Константина Богомолова. Худруку Театра.doc посвятил свою премию «лучшего драматурга» сезона Дмитрий Данилов. По его словам, именно Угаров вдохнул в его пьесу «Человек из Подольска» сценическую жизнь.

Главным событиям в драматическом театре были отданы второстепенные премии– «Губернатора» Андрея Могучего в БДТ им. Товстоногова жюри отметило лишь за работу художника по свету (Стас Свистунович), а грандиозный «Царь Эдип» Римаса Туминаса и вовсе остался ни с чем. Масштабное «Преступление и наказание» Аттилы Виднянского наградили только в лице блестящего исполнителя роли Свидригайлова – Дмитрия Лысенкова. Александринке ушел и главный приз в «Малой форме»: «Чук и Гек» Михаила Патласова о жертвах сталинских лагерей назван «лучшим». Тема ГУЛАГа победила и в «Куклах» – лучшим спектаклем в этом жанре признан «И дольше века длится день» Музея истории ГУЛАГа и Творческого объединения «Таратумб», его продюсер на церемонии призвал создавать больше произведений на эту тематику.

Остальные награды тут достались провинции, которая оказалась в этом году сильнее столиц в кукольном театре: режиссер Владимир Бирюков награжден за спектакль «Попугай и веники» («Кукольный дом», Пенза), художники Эмиль Капелюш и Юлия Михеева – за костромскую «Снегурочку», за работу актера – томская труппа «Скомороха». В «Эксперименте» же удостоился приза социально-художественный проект Яны Туминой «Я-Басе».

Если вернуться к «Драме», то стоит отметить, что «Малая форма» вообще была разыграна своеобразно: «Игнанию» Миндаугаса Карбаускиса оставили одну актерскую категорию (выделенная роль Вячеслава Ковалева скорее прорыв в его личной карьере). А «Дыхание» Театра Наций перетянуло на себя главную номинацию для художника. «Лучшей» стала работа Ксении Перетрухиной, она же выделена и в командном спецпризе музыкального жюри.

Жюри по музыкальному театру, избравшее довольно осторожную и даже консервативную линию в определении лауреатов, приняло несколько очень гибких решений. Они касаются двух специальных призов. Первый из них получила команда постановщиков оперы Cantos (Пермский оперный театр). Этот завораживающий спектакль-мистерия производит столь сильное впечатление, что невозможно его не отметить наградой. Между тем возникает мысль, когда же современные оперные проекты («Маску» за композиторскую работу получил автор партитуры Алексей Сюмак) будут награждаться в основной номинации?

Уже несколько лет современная опера попадает в конкурсный прицел, но или провоцирует скандал («Носферату» Дмитрия Курляндского), или остается незамеченной, или же, как в данном случае, попадает в ранг спецприза. Будем считать последнее хорошим знаком: до основного – всего один шаг.

Лучшим же стал «Билли Бад» – спектакль, поставленный в Английской национальной опере и потом в рамках копродукции показанный в Москве. Как и в прошлом году, когда победила генделевская «Роделинда». Глобализация берет свое: национальная премия вынуждена считаться с тем, что западные спектакли (бесспорно, качественные), а также их постановщики и исполнители становятся частью локального театрального контекста.

Второй специальный приз получил дуэт Анны Нетребко и Юсифа Эйвазова – за работу в опере Пуччини «Манон» Большого театра, так что жюри тем самым элегантно убило двух зайцев: наградили Нетребко и ее мужа, у Анны парадоксальным образом до сих пор не было ни одной «Маски», – и оставили возможность отметить еще двух артистов. Заслуженную премию получила Надежда Бабинцева, неоднократный номинант прошлых лет (за роль Лизы в опере Вайнберга «Пассажирка» Екатеринбургского оперного театра) и Евгений Ставинский – за нетривиальное воплощение образа Мефистофеля в спектакле Екатерины Одеговой «Фауст» (театр «Новая опера»).

«Пассажирка» получила и дирижерскую награду, хотя работа Оливера фон Дохнаньи не слишком выделялась. Если уж брать новизну и сложность материала, то не менее удачной была ювелирная работа Феликса Коробова в опере Александра Маноцкова «Чаадский». Но «квота» у современной оперы была исчерпана режиссерской наградой.

Дирижерская «Маска» в балете едет в Пермь – вместе с наградой за лучшую хореографию: их получили Алексей Мирошниченко и Теодор Курентзис за «Золушку» Прокофьева, решенную постановщиком в духе сцены из жизни советского балета.

Заметим, этот балет приносит Курентзису удачу, так как одна награда за «Золушку» у него уже есть, получена во времена его работы в Новосибирске. Третья награда этому спектаклю – за костюмы, ее обладатель – Татьяна Ногинова.

Жюри, как уже было сказано выше, кажется, действует в области балета и современного танца очень осторожно: только классика, только большие имена. Лучшая женская роль – Анастасия Сташкевич из Большого театра («Клетка»), лучший спектакль в балете – «Сюита в белом», классика XX века (Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко), лучший спектакль в современном танце – «Имаго-ловушка» Татьяны Багановой. Из молодых и новых имен отмечен лишь Нурбек Батулла за героическую работу в сольном спектакле «Зов начала (Алиф)».

В номинации оперетта/мюзикл спутал карты Театр мюзикла, по неким соображениям снявший с конкурса свой спектакль «Принцесса цирка». Думается, зря, поскольку постановка Марины Швыдкой и канадца Себастьяна Сольдевильи вполне могла бы претендовать на основную награду.

В результате три приза отошли Театру на Таганке и мюзиклу «Суинни Тодд» (лучший спектакль, режиссер Алексей Франдетти и Петр Маркин за исполнение заглавной роли). Две награды получил спектакль Филиппа Разенкова в Новосибирском музыкальном театре «Безымянная звезда» (очаровательная Евгения Огнева за роль Мадмуазель Ку-Ку и дирижер Александр Новиков) и одна досталась Анастасии Ермолаевой за женскую роль в оперетте «Микадо, или Город Титипу» (Свердловский театр музыкальной комедии).


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Басманный суд не прислушался  к Страсбургу, Мединский хочет повысить рейтинг российского кино

Басманный суд не прислушался к Страсбургу, Мединский хочет повысить рейтинг российского кино

Елизавета Авдошина

0
541
У нас

У нас

0
243
Разработку закона о культуре притормозили, но исключили оценку качества оказания услуг

Разработку закона о культуре притормозили, но исключили оценку качества оказания услуг

Елизавета Авдошина

Неделя в культуре

0
758
Главная премия – имени Ленина

Главная премия – имени Ленина

Дарья Курдюкова

Открылась выставка номинантов "Инновации-2018"

0
1068

Другие новости

Загрузка...
24smi.org