2
10364
Газета Экономика Печатная версия

19.09.2016 20:36:00

Сергей Глазьев покусился на священную корову Кремля

Вместо приватизации властям советуют ввести валютный налог

Тэги: бюджетный кризис, валюта, обмен, налог, сергей глазьев


бюджетный кризис, валюта, обмен, налог, сергей глазьев Операции по обмену валюты могут стать в России еще дороже. Фото Reuters

Чтобы преодолеть бюджетный кризис и не распродавать лакомые куски нефтянки вроде «Роснефти» или «Башнефти», властям достаточно ввести однопроцентный налог на обмен валюты. Эта мера сократит прибыли валютных спекулянтов, но зато благоприятно скажется на бюджете РФ и на всей российской экономике. Доходы казны от нового налога составят 4 трлн руб. в год, подсчитал президентский советник Сергей Глазьев. До сих пор Владимир Путин противился подобным валютным ограничениям. Однако бюджетный кризис, грядущее сокращение военных расходов и падение доходов граждан могут стать веским аргументом в пользу нового валютного налога.

Вновь избранный состав Госдумы должен будет в ближайшее время утвердить бюджет на 2017–2019 годы, а также декларацию Центробанка под названием «Основные направления денежно-кредитной политики». Советник президента Сергей Глазьев уверен, что в этих документах должно быть зафиксировано введение нового валютного налога.

«Целесообразно введение налога Тобина – налога на спекулятивные операции по конвертации иностранной валюты», – пишет Глазьев. По его словам, новый валютный налог поможет стабилизировать курс рубля, а также станет источником дополнительных доходов бюджета.

Глазьев предлагает обложить новым налогом валютные операции на Московской бирже. При этом он приводит расчеты: при ставке в 1% дополнительные поступления в казну составят 1 трлн руб. в квартал. Новый валютный налог советник называет альтернативой приватизации крупных предприятий. По оценкам Минфина РФ, доходы от такой приватизации составят 1 трлн руб. В планах приватизации, в частности, значились госпакеты «Башнефти», ВТБ и «Роснефти». Однако лоббистским группам до сих пор удавалось откладывать эту приватизацию. В качестве негласной альтернативы приватизации власти рассчитывали на возможность валютных займов и новой девальвации рубля. Теперь же в этом списке появляется и налог на валютных спекулянтов.

Но настаивая на валютном налоге, Глазьев прямо противоречит заявлениям своего руководителя. «Мы… не планируем вводить какие-либо валютные ограничения или ограничения по движению капитала», – обещал иностранным инвесторам два года назад Владимир Путин. Россия не будет вводить ограничения на движение капитала, подтвердил свою позицию президент в сентябре 2016 года.

Правда, при желании можно увидеть разницу между «ограничением движения капитала» и «налогом на обмен валюты». И к такой интерпретации подталкивает острый бюджетный кризис.

В этом году дефицит бюджета уже вышел за опасную черту в 3% ВВП. Минфин прогнозирует, что дефицит по итогам 2016 года в 3,3% ВВП, а в Центробанке ожидают рост дефицита до 3,6% ВВП.

При этом бюджетные резервы близки к исчерпанию. Средства Резервного фонда могут иссякнуть уже в этом году, сообщил ТАСС со ссылкой на источник, близкий к Минфину.  При этом дефицит нарастает, несмотря на фактический секвестр бюджетных расходов, который осуществляется в ручном режиме. В прессу просачиваются новости об остром столкновении ведомств из-за грядущего сокращения госрасходов. Под нож могут пойти и оборонные расходы. В этих условиях советник Глазьев фактически ставит перед президентом жесткий выбор: резать оборонные расходы или сократить доходы валютных спекулянтов.

Данные о сокращении оборонных расходов уже есть. Вчера ЦБ сообщил об уменьшении средств на государственный оборонный заказ в уполномоченных российских банках. «Эта тенденция может быть связана с растущим дефицитом бюджета и сокращением расходов расширенного бюджета по статье «Национальная оборона» на 23,1% за первое полугодие 2016 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года», – прокомментировал РИА Новости начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий. Опрошенные «НГ» эксперты считают, что объективные обстоятельства действительно подталкивают власти к введению валютного налога. «По мере нарастания кризиса власти могут решиться на введение подобного сбора, хотя в конечном итоге он ударит в первую очередь по курсу российской валюты. Нельзя сказать, что 1% – критическое значение. Но сам факт введения такого сбора может спровоцировать увеличение рынка серых банковских операций», – говорит ведущий аналитик Amarkets Артем Деев. В среднесрочной перспективе рассчитывать на эти налоги будет сложно, поскольку на фоне ухудшения ситуации и в условиях нулевого валютного притока объем сборов будет сокращаться, полагает эксперт.

По мнению директора Института актуальной экономики Никиты Исаева, «в следующем году бюджету грозит не меньший дефицит, а резервы подходят к концу. Поэтому не стоит удивляться введению любых новых налогов».

«Инициатива вынужденная, особенно на фоне неопределенности на рынке нефти. Однако реальное налоговое поступление будет куда меньше заявленного триллиона», – считает руководитель аналитического отдела Grand Capital Сергей Козловский.

Правда, сами финансисты, как правило, не поддерживают введение валютного налога. «Банковское сообщество является одним из основных спекулятивных игроков на рынке валюты, поэтому оно будет сопротивляться введению налога Тобина и других подобных им мер», – говорит аналитик DominionFX Павел Щипанов. В случае введения валютного налога, по его словам, резко сократится объем валютных операций на Московской бирже.

«Налог на обмен валюты – крайне сложно технически реализуемый механизм», – утверждает аналитик ТeleTrade Михаил Поддубский. Он объясняет, что ключевыми игроками на валютном рынке выступают российские экспортеры и импортеры, а также иностранные инвесторы, покупающие российские активы в спекулятивных целях. Но без их участия наш рынок станет еще менее ликвидным. 

«Мы приветствуем желание правительства устранить существующие пробелы в вопросах налогообложения валютных операций. Но справедливо обеспечить одинаковые условия для наличного и безналичного обмена валюты. Обсуждаемый налог может быть введен, но так, чтобы он не дискриминировал ни один из способов конвертации валюты», – считает управляющий директор компании «БКС Брокер» Андрей Алетдинов.

«Ситуация в экономике тяжелая, поэтому могут рождаться разные фантазии. Но я не думаю, что конкретно этот налог даст позитивный результат. Надо думать не о повышении налогов, а о радикальном их снижении. В стране уже невыгодно заниматься производством. Надо эту проблему исправлять, а не затруднять оперировать деньгами», – полагает сопредседатель Московского экономического форума Константин Бабкин.

«Учитывая позицию ЦБ и экономического блока правительства, введение подобного налога маловероятно. Напомню, что Беларусь вводила 30-процентный налог на покупку валюты, но по мере стабилизации на валютном рынке Минск сразу этот налог отменил», – говорит директор департамента аналитики «Альфа-Форекса» Андрей Диргин.   

«Священной коровой» остается не прибыль спекулянтов, которых, кстати, меньшинство, а право гражданина РФ обменять законно нажитые сбережения, с которых он и так ранее уплатил налоги, без дополнительных поборов. Возможный же доход от введения подобного налога будет нестабильным, граждане уйдут «в тень», в результате мы получим «черный» рынок обмена валюты», – считает замдиректора аналитического департамента Альпари Анны Кокоревой.

«Российские власти (по крайней мере, экономический блок правительства) всегда отрицательно оценивали планы внедрения «налога Тобина» в практику регулирования рынка. Единственным условием, при котором подобное допускалось, было обозначено одобрение подобной практики со стороны МВФ. В сохранении большой доли «горячего» (спекулятивного) капитала заинтересованы многие крупные игроки как национального, так и глобального уровня. Поэтому представляется маловероятным, что руководство России попытается воплотить предложение Глазьева в жизнь – даже на фоне обострения бюджетных проблем», – отмечает руководитель налоговой практики юридической компании BMS Law Firm Давид Капианидзе. Он напоминает, что с 2009 года перспективы введения валютного налога обсуждают Бельгия, Франция, Италия и Германия, однако до сих пор эти предложения наталкиваются на жесткую оппозицию о стороны финансистов.

«Бюджет не может рассчитывать на эти налоги поскольку они никогда не будут приняты в обозримом будущем», – уверен, профессор Российского экономического университета им. Плеханова Сергей Колчин.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(2)


Владимир Степанов 22:18 19.09.2016

Налоги бывают разные, а 1% на спекулянтов не разорит их. По Тобину много стран действовали и остались в плюсе. А к ограничениям на перемещение капитала эти меры не относятся. Если и дальше сидеть и ждать невесть чего, то катастрофа неизбежна, продавать на падающем рынке нельзя, да и вообще это не решение. Хорошая мина при плохой игре с выборами не должна никого обманывать!

Владимир Моренко Владимир Степанов 23:09 19.09.2016

"Катастрофа неизбежна"? Это при такой народной поддержке?



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


СМИ задают неудобные вопросы рыбному магнату Виталию Орлову

СМИ задают неудобные вопросы рыбному магнату Виталию Орлову

Денис Писарев

Истории о том, кто и как зарабатывает в акватории России не менее интересны, чем рассказы о схватках за углеводороды

0
462
Бизнес испугался бюджетного кризиса и неуправляемой инфляции

Бизнес испугался бюджетного кризиса и неуправляемой инфляции

Анастасия Башкатова

Российские предприниматели не ощутили пользы от переизбытка денег в казне и резервах

0
2506
Нефтяные горки раскачивают рубль

Нефтяные горки раскачивают рубль

Анастасия Башкатова

Опора национальной валюты оказалась временной и ненадежной

0
1747
Бюджет "круговой обороны" утвержден в Госдуме

Бюджет "круговой обороны" утвержден в Госдуме

Ольга Соловьева

Накопление резервов для чиновников оказалось важнее роста и развития страны

0
1412

Другие новости

Загрузка...
24smi.org