0
3669
Газета НГ-Энергия Печатная версия

11.09.2012

Трансазийский коридор развития

Владимир Рудашевский

Дамир Рыскулов

Об авторе: Владимир Давыдович Рудашевский - доктор экономических наук, профессор, заместитель председателя комитета РСПП по промышленной политике, регулированию естественных монополий и тарифам; Дамир Мирзакулович Рыскулов - доктор экономических наук, профессор, советник председателя совета директоров группы компаний "Атомпромресурсы".

Тэги: россия, политика, экономика

НГ-Энергия продолжает дискуссию о путях развития России, начатую в июньском номере Алексеем Хайтуном из Института Европы.

россия, политика, экономика Проблему экспансии на восток и на юг россияне начали решать еще в Средневековье.
В.И.Суриков. Покорение Сибири Ермаком

Выступая на Мировом политическом форуме в Ярославле в 2011 году, известный политолог Збигнев Бжезинский сказал: «Последнее десятилетие XX века было отмечено тектоническим сдвигом в мировых делах... Евразия тем не менее сохраняет свое геополитическое значение. Не только ее западная часть – Европа – по-прежнему место сосредоточения значительной части мировой политической и экономической мощи, но и ее восточная часть – Азия – в последнее время стала жизненно важным центром экономического развития и растущего политического влияния… Евразия является центром мира, и тот, кто контролирует Евразию, осуществляет контроль над всем миром».

Действительно, значение Евразии и ее роль в мировых процессах определяющая. На этот регион приходится 75% населения Земли, 60% внутреннего валового продукта и 75% энергетических ресурсов. В целом потенциальная мощь Евразии превосходит таковую США. Поэтому она во многом сдерживает перерастание локальных конфликтов в вооруженное столкновение.

С определенной уверенностью можно предположить, что безопасность не только региональных игроков, но и их ближайших соседей во многом будет зависеть от того, насколько разумно они распорядятся своими уникальными ресурсами и преимуществами в той или иной коалиции, помня, что коллективное выживание отличается от индивидуального желания «спастись» большими возможностями добиться успеха. Исходя из этого Россия постоянно на протяжении многих лет разноформатно пыталась войти в Европу через «окно, прорубленное Петром». Все предпринятые попытки удовлетворить свое историческое желание так и не увенчались успехом. Не помогают этому и вытянутые из нашей страны в Германию, Францию и другие государства Европы магистральные трубы для поддержки их экономики газом и нефтью России. Может быть поэтому, а также осознавая, что наша страна наполовину полна Европой и наполовину пуста Азией, руководство России стало предпринимать практические шаги в поддержку и поощрение проектов сотрудничества с азиатскими странами. Азиатское направление – это не только быстрорастущий Китай. Для России Азия простирается по меридиану – от Арктики до Индийского океана, а по широте от Урала и до Тихого океана. Здесь самая богатая ресурсами, но практически малообжитая и необустроенная территория Арктики, Сибири и Дальнего Востока.

Решение стратегических задач новой повестки дня требует поиска новых, нестандартных инновационных решений, в том числе асимметричных ответов на существующие угрозы безопасности, так как противодействовать им традиционными способами становится все труднее (а в ряде случаев – уже и невозможно). При этом есть понимание того факта, что в Арктическом совете, СНГ, ЕврАзЭС, ОДКБ и ШОС евразийской экономической интеграции не уделяется достойного внимания. К примеру, в ЕврАзЭС и ШОС отсутствует стратегия совместных действий в плане продвижения экономической интеграции на многосторонней и взаимовыгодной основе.

В ЕврАзЭС Россия – лидер сообщества. Но она пока не предложила интеграционный проект, который стал бы фундаментом эффективного развития многосторонних взаимовыгодных экономических отношений всех участников этого сообщества. Как представляется, основная причина в том, что ЕврАзЭС и ШОС по-прежнему делают главную ставку на развитие военного сотрудничества и взаимодействия по вопросам безопасности, чем умаляют важность экономической составляющей. В результате и эти «клубы по интересам» так и не стали экономическими коалициями. В этих институтах еще не сложились условия развития полноценных экономических отношений. Правда, как свидетельствуют обнадеживающие результаты заседания членов ШОС в Пекине в июне 2012 года, к процессу «политического сближения» участников этой авторитетной в мире организации добавляется экономическое измерение, заинтересованность в инвестиционных проектах.

Несмотря на наличие между дружественными странами-участниками «шанхайского клуба» ряда расхождений во взаимопонимании отдельных вопросов, инициативы формирования единого экономического пространства в Центральной Азии, в ЕврАзЭС и ШОС все чаще становятся предметом обсуждения.

18 ноября 2011 года после подписания в московском Кремле трехсторонней Декларации России, Беларуси и Казахстана о евразийской экономической интеграции значительно продвинулась идея создания Евразийского экономического пространства. По мировым меркам это будет мощное объединение – совокупный ВВП трех стран составляет почти 2 трлн. долл. Промышленный потенциал «тройки» оценивается в 600 млрд. долл., объем выпуска продукции сельского хозяйства – около 112 млрд. долл., а общий потребительский рынок – более 165 млн. человек. Его продолжение проявилось на заседании ШОС 6 июня 2012 года.

Стабильный спрос на конкретный проект ликвидации последствий и выхода из кризиса вызвал поток идей. По замыслу большинство из них сводится к созданию международных транспортных коридоров, очевидно помня, что Америка вышла в свое время из глубокой депрессии благодаря строительству дорог. К сожалению, выдвигаемые инициативные предложения сохраняют широтную нацеленность на извлечение прибыли нефтегазовыми компаниями и производителями товаров широкого спроса. Убедительный тому пример – активная реализация мегапроекта «Западная Европа – Китай».

Наступательно-агрессивная политика «широтного мышления» сводится к тому, что стратегическая территория, обладающая высоким экономическим потенциалом, становится трансконтинентальным «проходным двором». Ее сохранение будет сдерживать возрождение Северного морского пути (СМП), снижать конкурентоспособность Транссибирской магистрали и ограничивать развитие производительных сил, наземной инфраструктуры приарктической территории и т.д. Еще больше усугубят положение, если начнут форсировать реализацию обсуждаемых широтных проектов.

Золотой меридиан Евразии

С нашей точки зрения, уязвимость и снижение эффективности существующих транспортных осей широтной направленности можно ликвидировать путем создания общего для стран Срединной Евразии (СЕА) меридионального Трансазийского коридора развития (ТРАЗКОР) России, республик Центральной Азии, Китая (Синь-Цзян Уйгурский автономный район), государств Каспийского региона и Аравийского моря.

Актуальность Трансазийского проекта также предопределена необходимостью сохранения устойчивого развития экономики стран СЕА и улучшения качества жизни населения. Сложность задачи заключается в том, что каждое государство постоянно находится в состоянии поиска ответов на внешние и внутренние угрозы, которые возникают в большинстве случаев по независимым от него причинам.

Проект задуман как «плетение глобальной транспортной сети» для «улова» выгод и преимуществ системного сплочения геоторий транспортными сетями. Его навигатором должен быть план «дорожной карты» власти, научного сообщества и бизнеса, для составления и реализации которого необходимо будет принять межправительственное Соглашение о начале проектных и научных работ.

По мере реализации структурообразующих проектов ТРАЗКОР станет трансконтинентальной геостратегической вертикалью Евразии и основой обеспечения повышенной устойчивости и безопасности национальных экономик всех 19 ее государств. Понятно, что в рамках перспективного будущего ТРАЗКОР должен охватывать все инфраструктурные компоненты – собственно грузопоток, информационные каналы, финансовые и семантические потоки, таким образом, речь действительно идет о проекте, притом проекте глобальном: глобализации территорий Срединной Евразии и глобализации процессов ее познания и переустройства.

Актуальность создания ТРАЗКОР подтверждается многими соображениями известных политологов. Так, например, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ С. Караганов уже года четыре во всяких аналитических докладах, выступлениях критиковал российскую политику в Азии за отсутствие нацеленности на пристегивание нашей страны к азиатскому экономическому локомотиву. К этому локомотиву успешно прицепились США, страны Латинской Америки, даже во многом и Европа. Есть уверенность, что потенциал соразвития и торгово-инвестиционного сотрудничества достаточен, чтобы страны СЕА на равных могли извлекать дивиденды совместных мегапроектов. Преимущества меридиональной экономики обеспечат возможность организовать, координировать совместную деятельность государств СЕА и использовать потенциал созвездия государств СЕА в собственных интересах.

Главная миссия ТРАЗКОР заключается в улучшении качества жизни 1,5 млрд. трансазийцев посредством повышения ценности труда и создания 20 млн. высокооплачиваемых рабочих мест: в строительстве, на грузообразующих и грузопотребляющих объектах промышленности, энергетики и сельского хозяйства.

Замысел Трансазийского проекта опирается на уникальный опыт Великого шелкового пути, развивает научно-проектные и конструктивные решения ученых и инженеров, реализованные в Арктике, на Урале, в Западной Сибири, Центральной Азии, прикаспийских регионах.

Международный наднациональный Трансазийский коридор развития (ТРАЗКОР) проходит по территории стран Евразии (России, Китая, республик Центральной Азии, стран Каспийского региона и Персидского залива) по меридиану от Арктики до Индийского океана, опираясь на их инновационные проекты трансконтинентального обустройства геотории в интересах улучшения качества жизни населения посредством консолидированного использования ресурсных и иных преимуществ реконструкции действующих коммуникаций и строительства новых дорог. Трансазийская геотория является приобретаемым стратегическим ресурсом развития всех стран СЕА.

Географически положение ТРАЗКОР уникально. По широте он находится «…между молотом Европы и наковальней Азии», а по меридиану – между холодной Арктикой и горячим Персидским заливом (см. карту). Здесь наикратчайшее расстояние в Евразии между Северным морским путем и Южным морским путем (около 4500 км).

Трансазийское созвездие выделяют его мощные геоэкономические центры притяжения:

а) Арктика. Она обладает колоссальными энергетическими и минеральными ресурсами. Для российской экономики характерны огромные расстояния между крупными экономическими объектами и сильная удаленность большинства промышленных центров страны даже от российских морских портов. В условиях же разрушения некогда целостной экономической системы и в целом схемы стратегического распределения экономических ресурсов внутренние пространства России оказались практически изолированными от экономики ключевых регионов. Вне восстановления прошлых геоэкономических по своей сути связей и их расширения в евразийском контексте представляется, что внутренние пространства России будут обречены на дальнейшее отставание в экономическом развитии. Решить данную проблему невозможно в узконациональных рамках.


Схема предоставлена автором

б) Центральная Азия. Здесь складывается ситуация, когда множество внешних игроков заинтересованы в продвижении своего влияния в регионе, а республикам Центральной Азии необходима внешняя поддержка для достижения своих интересов. То есть создаются возможности для появления самых разнообразных альянсов в интересах между внутри- и внешнерегиональными игроками. Отчасти подобное положение дел имело место и раньше, но сейчас внимание и устремления внешних игроков к региону растут и возможностей в этом направлении открывается больше.

в) Регион Каспийского моря. Все то, что происходит вокруг Каспийского моря, и то, что еще может произойти, – это только часть действий в той большой стратегической игре ведущих стран мира после самоликвидации СССР. Для России они несут с собой вполне конкретные угрозы национальным интересам.

г) Персидский залив сохранит за собой статус мирового энергетического полюса, пока в мировом топливно-энергетическом балансе доминирует нефть. Кроме военного присутствия Запада для контроля энергетических ресурсов в зоне Персидского залива важным геополитическим фактором являются территориальные споры.

Уникальные запасы полезных ископаемых стран СЕА являются весьма весомым залогом для получения кредитов на развитие, так как вовлечение их в промышленный передел создает новые товарные ценности. На севере СЕА плотно сосредоточен богатейший природный потенциал, а в южных странах имеются уникальные запасы полезных ископаемых, биоклиматические и трудовые ресурсы, которые все еще соседствует с бедностью.

Особенности СЕА (меридиональное расположение коридорообразующих исторически дружественных стран, масштабность, массивность, целостность территории при наличии всех природных «задатков прочности» и собственных проблем, сдерживающих динамичное развитие производительных сил) свидетельствуют о правильном выборе проектного места действия.

Факторы интереса

Для региона характерны уникальные запасы полезных ископаемых, трудовых ресурсов, природно-климатических ресурсов, выгодное географическое расположение, высокие территориальные преимущества, повышенный интерес иностранных компаний к сырьевым ресурсам.

Геополитические преимущества сводятся к восстановлению нарушенных хозяйственных, экономических взаимосвязей и партнерских отношений между субъектами стран центральных регионов Евразии. Это может исключить или ослабить геополитические угрозы.

Выгоды Российской Федерации состоят в возрождении Северного морского пути и укреплении роли России в Арктике; повышении загруженности Транссибирской магистрали; открытии новых рынков сбыта российских товаров (в первую очередь товаропроизводителей Урала и Западной Сибири) в странах Центральной и Южной Азии; выходе к мировым торговым портам Персидского залива; расширении сотрудничества в Каспийском регионе; активном участии в реализации новой политики в Азии; совершенствовании Евразийской транспортной политики на основе координации транспортных потоков коридора «Север–Юг» и Трансазийского коридора; обеспечении старопромышленных районов Урала качественной водой, а населения – фруктами и овощами южного ассортимента с высоким содержанием витаминов; поступлении регулярных платежей за экспорт водных ресурсов России и доходов в бюджеты разных уровней; расширении экономических связей за счет совместного освоения ресурсного потенциала Урала, Западной Сибири и Большого Тургая.

Выгоды стран Центральной Азии связаны с повышением качества жизни населения стран Центральной Азии; выходом к Карскому и Аравийскому морям; выходом на новые рынки; вовлечением в хозяйственное освоение перспективных месторождений уникальных полезных ископаемых, на базе которых можно будет создать новые предприятия цветной металлургии, энергетики и агропромышленного комплекса; созданием новых рабочих мест; развитием рынка сельхозпродукции.

Выгоды бизнеса сводятся к подписанию межправительственного Соглашения о начале работ по Трансазийскому проекту, что открывает дорогу к государственно-частному партнерству в создании совместных предприятий, открытию новых рынков, формированию новых потоков товаров и услуг, возможности организации новых высокодоходных производств в промышленности, энергетике, на транспорте, в сельском хозяйстве, стимулированию развития свободного предпринимательства.

На территории нового экономического пространства могут возникнуть благоприятные условия организации бизнеса для вторых и третьих членов семей в сфере услуг. Выгоды географического положения меридионального Трансазийского коридора развития усиливает привлекательность и преимущества совместного освоения нового экономического пространства за счет создания транспортно-коммуникационного единства континента – меридианного сквозного международного транспортного коридора Карское море – Персидский залив по территории России, стран Центральной и Южной Азии, вдоль 70╠ меридиана с выходом в Арктику, Каспийское море и Индийский океан.

Для внутриматериковых стран строительство современного транзитного транспортного коридора станет важнейшим средством ликвидации физической изоляции многих товаропроизводителей, повышения статуса стран СЕА в мировой экономике и политике, так как уже сейчас экономическое развитие центральноазиатских стран упирается в слабую транспортную инфраструктуру.

Строительство меридиональной автомагистрали и меридиональной железной дороги Карское море – Персидский залив как пускового комплекса Трансазийского проекта вблизи динамично развивающихся регионов мира усилит конкурентоспособность широтных магистралей (Транссиба, Турксиба и др.), так как на международном рынке транспортных услуг появится новая мощная развязка транспортных корреспонденций.

На пересечении Трансазиатской магистрали с Транссибом и Турксибом возникнут перспективные перевалочные узлы. На этих перекрестках могут проявиться интересы регионов России, Европы, Китая, Кореи, Японии, Вьетнама, Сингапура.

Индия, Иран, Пакистан, Арабские Эмираты и ряд других стран заинтересованы выйти на рынки Центральной Азии и Сибири. Привлекают их ее природные богатства. Со своей стороны они готовы предложить современные электронные технологии, электробытовую технику и оборудование, чай, фрукты, овощи, ковры, хлопок и т.д.

Основание говорить об эффективности Трансазийского проекта дают результаты экономических расчетов оценки инвестиций реализуемой комплексной программы «Урал промышленный – Урал Полярный». Важность сведений по этой программе заключается в том, что «Урал промышленный – Урал Полярный» фактически начал конструктивно формировать Трансазийский коридор развития.

Отсюда возьмет начало меридиональный торгово-промышленный транспортный коридор «Арктика – Персидский залив» своими наземными магистралями и судоходным морским каналом «ТрансАзия» (Карское море – Персидский залив через Каспийское море).

Трансазийский коридор развития расширит по многим направлениям границы рынка сбыта для производителей стран СЕА. Его следует рассматривать как открытый проект. Его нельзя представить без широкого взаимодействия с другими международными объединениями и институтами. Было бы эффективно рассматривать его в качестве первого мегапроекта. Для этого предлагается создать Евразийский союз как экономическое подкрепление политической интеграции. Только экономические приоритеты дают шанс для включения этого союза в качестве органичной части новой мировой экономической архитектуры, формирование которой началось под воздействием самого мощного в истории глобального финансово-экономического кризиса.

Международные транспортные коридоры редко строятся по готовому проекту, но их развитие происходит органически.

Становясь сильнее, государство стимулирует новые потребности, побуждая так или иначе расширять новации их удовлетворения собственным потенциалом и увеличением объемов торговли с внешним миром: с соседними и удаленными странами – со всеми, кто обладает ресурсами, в которых оно нуждается для подпитывания роста.

В стремлении надежно удовлетворить свои экономические потребности страны СЕА никак не ущемляют интересы других государств и не угрожают их существованию.

Основывая свое взаимодействие на правилах свободной торговли и совместимости систем регулирования объективно, в том числе и через отношения с третьими странами и региональными структурами, страны Трансазийского созвездия способны распространить эти принципы на все пространство от Атлантики до Тихого океана и от Арктики до Индийского океана. Это пространство будет гармоничным по своей экономической природе, но полицентричным с точки зрения конкретных механизмов и управленческих решений. После этого будет логично начать конструктивный диалог о принципах взаимодействия с государствами АТР, Северной Америки, других регионов.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Из избирательного бюллетеня делают криминальное чтиво

Из избирательного бюллетеня делают криминальное чтиво

Людмила Васильева

Голосующие приморцы узнают об уголовном прошлом кандидатов в депутаты

0
472
Бочаров опять недоволен Волгоградом

Бочаров опять недоволен Волгоградом

Андрей Серенко

«Медовый месяц» в отношениях губернатора и мэрии завершился на пляже

0
582
Возвращение Донбасса обойдется Украине в миллиарды долларов

Возвращение Донбасса обойдется Украине в миллиарды долларов

НГ-Online

Порошенко назвал цель Путина на востоке страны

1
5074
КАРТ-БЛАНШ. Родимые пятна отечественной власти

КАРТ-БЛАНШ. Родимые пятна отечественной власти

Александр Сухаренко

Несмотря на законодательные препоны, ранее судимые россияне по-прежнему рвутся в депутаты

0
997

Другие новости

24smi.org