0
1030
Газета Идеи и люди Печатная версия

17.06.2005

Москва и Ташкент заинтересованы в стабильности

Тэги: узбекистан, каримова, инвестиции, экономика


Несмотря на внешнюю стабилизацию жизни в Андижане, актуальность рецидива новых мятежных действий не только в Ферганской долине, но и в других регионах республики остается высокой. Подавлен один очаг, но не устранена главная причина, по которой вероятность более серьезных антирежимных выступлений далеко перешагнула цифру 50%.

Но прежде чем прогнозировать дальнейшее развитие событий, нужно ответить на несколько вопросов. И главный из них – вопрос о власти. Кто правит в Узбекистане? На самом ли деле это президент Ислам Каримов или, может быть, кто-то из членов семьи Каримовых?

Несмотря на сложную ситуацию в Андижане и других городах Ферганской долины, в Узбекистане обрастает все новыми подробностями газовая интрига. Так, со ссылкой на инсайдерскую информацию агентство «Интерфакс» передает информацию о том, что несмотря ни на что, ОАО «Газпром» активизирует деятельность в разработке узбекских нефтяных и газовых месторождений.

По словам источника, вопреки сохраняющейся напряженности «Газпром» планирует интенсифицировать разработку газоконденсатного месторождения Шуртан (Кашкадарьинская область) для обеспечения сырьем Шуртанского газохимического комплекса. Кроме того, «выгодным обещает быть совместный проект по капитальному ремонту скважин», – сообщает источник.

Однако, по другим данным, обстановка, в которой приходится действовать российской госмонополии в этой среднеазиатской республике, остается сложной. В Узбекистане по-прежнему существуют влиятельные силы, которые препятствуют развитию энергетических проектов с российской стороной. На данном этапе «Газпром» находится в проигрыше из-за откровенно коррупционной политики кругов, близких к президенту Узбекистана Исламу Каримову. Как сообщает международная издательская группа «Energy Intelligence Group» (сообщение EIG от 19.05.05), российские газовики опасаются, что власти Узбекистана отзовут у них лицензии на разработку ряда месторождений и передадут их в состав бизнес-империи дочери президента Узбекистана Ислама Каримова Гульнаре.

Речь идет, похоже, в первую очередь о компании «Зеромакс», которая, по утверждению EIG (9.05.05), «контролируется Гульнарой Каримовой». Такая модель взаимоотношений не может устраивать Россию. И речь здесь не столько о возможных потерях «Газпрома», сколько о вольном или невольном блокировании курса президентов двух стран на расширение двустороннего политико-экономического сотрудничества. И это происходит, несмотря на существующие договоренности лидеров двух стран, в том числе в рамках Договора о стратегическом партнерстве, подписанного в середине 2004 года.

Причиной возникновения столь двусмысленной ситуации является, может быть, с одной стороны, ослабление личного контроля над ситуацией со стороны Ислама Каримова, а с другой – негласное поощрение действий старшей дочери, в результате чего, утверждает EIG, «нефтегазовая отрасль страны оказалась под контролем Гульнары».

Такое подозрение в отношении авторитарного среднеазиатского владыки, особенно на первый взгляд, может показаться несусветной глупостью, однако... В последние два года за старшей президентской дочерью Гульнарой твердо закрепилась репутация человека номер два в узбекской вертикали власти. При этом сама «принцесса», по мнению наблюдателей, позиционирует себя в качестве скорого и единственного преемника ныне действующего президента. Осталось только на некоторое время посидеть в кресле какого-нибудь государственного чиновника высокого ранга.

Дальше – больше. В экспертном сообществе Москвы бытует мнение, что Гульнара Каримова, как многие дети, не всегда согласовывает свои действия со своим родителем и де-факто создала параллельную систему власти. Поговаривают, что она может напрямую давать указания не только министрам правительства, но и другим крупным политическим фигурам Узбекистана.

Последние же, как поговаривают, опасаясь гнева и компрометации со стороны Гульнары перед отцом, почитают за благо безропотно исполнять ее указания, «забывая» информировать об этом своего шефа – Ислама Каримова.

В этих условиях «бескомпромиссная хищница» (как называют Гульнару в узбекском бизнес-сообществе) успешно расширяет свои бизнес-плацдармы. Как писала газета «Время новостей» (номер за 8.04.05), конкуренты Гульнары Каримовой «не способны противостоять давлению могущественной узбекской леди и вынуждены бежать из страны».

Не случайно компания «Зеромакс» в последнее время вступила в стадию процветания и активно стала расширять географию интересов за счет энергетических проектов. В последнее время компания «неожиданно» стала побеждать в тендерах «Узбекнефтегаза». При этом ее специализация, как сообщает официальный сайт компании, за короткий срок расширилась от поставок оборудования и строительства производственных мощностей до разработки нефтегазовых месторождений и торговли нефтью и нефтепродуктами, – внутри страны и за ее пределами.

Примечателен тот факт, что участники недавней майской нефтегазовой выставки в Ташкенте, сетовавшие на низкий, по сравнению с прошлым годом, уровень участия инокомпаний, отмечали, что «осью» всего мероприятия, с подачи «Узбекнефтегаза», стало присутствие в ней «всемирно известной в Узбекистане компании «Зеромакс».

Тем временем позиция узбекской стороны не столь неуязвима, как этого хотелось бы Гульнаре Каримовой, ибо призрак плодово-цветочных революций бродит по просторам СНГ, высматривая себе следующую жертву. Ею, и это теперь становится все более очевидным, вполне может стать и Узбекистан – государство, где огромную роль играет исламский фактор. Здесь в отличие от событий в других республиках СНГ революционный протест вполне может стать протестом исламистов против светского режима. При этом опасность радикализации ислама, исходящая из Ферганской долины, уже не вызывает сомнений. События в Андижане подтвердили прогнозы аналитиков. «Зеленая революция» не нужна ни Ташкенту, ни Москве. Обе стороны заинтересованы в сохранении стабильности в регионе.

Однако действия президентской дочери в этих непростых условиях могут лишь способствовать дальнейшей радикализации ситуации, которая и без того сложнее, чем у соседей. Наблюдатели все более сходятся во мнении, что волнения в Андижане были вызваны совсем даже не социальными или исламистскими причинами. Есть версия (см. «Известия» за 16.05.05), что истинной причиной массовых выступлений было судебное разбирательство над 23 андижанскими предпринимателями, которым инкриминировалось участие в антиправительственной секте. На самом деле это представители т.н. «ферганского клана», который до 60-х годов был составной частью узбекской правящей элиты. В последние годы он достаточно быстро начал набирать «рейтинг» в бизнес-элите страны и привлек внимание Гульнары тем, что владеет лакомыми кусочками. Не санкционированные, как обычно, отцом новые действия старшей дочери по отторжению бизнеса «ферганского клана» переполнили чашу терпения местной элиты. Мало того, что «ферганский клан» вновь начали отстранять от финансовых ресурсов с отчуждением собственности в пользу структур Гульнары, так еще всех 23 местных бизнесменов неприкрыто причислили к врагам собственной страны и оппозиционной исламистской деятельности. Дочери не до этого – ее интересует только результат, но соответствующие структуры обязаны были учесть опыт инспирации в 50-х годах исламистской деятельности для ликвидации политических конкурентов властями государств Юго-Восточной Азии, в арабских и других странах. Печальные последствия этих промахов для режимов и их лидеров общеизвестны. «Навешивание исламистских ярлыков», как оказалось, способствует реальному зарождению исламистского движения, особенно если для этого существует не только политическая причина, но и тяжелейшее, как в густонаселенной Ферганской долине, социальное положение.

Нельзя не заметить контраст Узбекистана с Казахстаном, который демонстрирует политику открытости в бизнесе, создает привлекательные условия для иностранных инвестиций, передает активы инвесторам. В этой стране обеспечена защищенность инвестиций и, в отличие от Узбекистана, нет громких скандалов, связанных с захватом чужой собственности. Даже в Туркменистане, более закрытом государстве, чем его соседи, с более авторитарным режимом управления обеспечиваются гарантии иностранным вложениям.

Получается, что защищенность иностранных инвестиций в Узбекистане самая низкая среди государств Средней Азии. В результате по темпам развития нефтегазового сектора, по данным EIG, Узбекистан занимает последнее место среди государств-соседей: Казахстана, Таджикистана и Киргизстана. Хотя стартовые условия у них были одинаковыми.

Что касается социальной напряженности, то в Узбекистане она еще выше, чем в недавно пережившей «бунт нищих» Киргизии. А нынешние действия Гульнары, как считают многие наблюдатели, лишь создают тепличные условия для вызревания основ пока не существующего исламистского бунта.

Между тем переломить ситуацию, успокоить население и узбекских бизнесменов не так уж и сложно. Кстати сказать, не только их: некоторые известные в республике высокопоставленные чиновники из окружения Ислама Каримова все реже скрывают свое недовольство открытым «понуканием» со стороны женщины, пусть даже дочери президента, – на Востоке это вызывает отторжение. Вот и получается, что президенту достаточно урезонить Гульнару (и контролируемый ею «Зеромакс») и запустить механизм реализации ранее достигнутых соглашений с «Газпромом». Это приведет к притоку инвестиций, реальных денег в страну, социальные слои которой так в них нуждаются. Надо напомнить руководству главного нефтегазового игрока республики им же хорошо известную истину – 75–80% бюджета «Узбекнефтегаза» – это реальные поступления от «Газпрома».

Может, воззвать к совести Гульнары? Но хорошо знающие ее соотечественники-политики и бизнесмены считают, что она вряд ли уже даже под давлением нынешних обстоятельств сможет пересмотреть свои жизненные взгляды и бизнес-амбиции.

Однако нельзя также не признать, что потенциал самого президента Ислама Каримова как правителя, имеющего в мире имидж, в отличие от Аскара Акаева, опытного политика с рациональным восточным менталитетом и прекрасным инстинктом самосохранения, далеко не исчерпан. Аналитики считают, что он не только способен восстановить контроль над ситуацией при объективной ее оценке и правильном сочетании силовых мер и внутриполитических инструментариев, но и обеспечить дальнейшее выживание режима в новых после событий в Андижане условиях. И отцовские чувства к Гульнаре на этом пути не станут непреодолимой преградой.

Сегодня, как никогда, необходима высочайшая степень доверия между Россией и Узбекистаном во всех сферах взаимодействия: политической, экономической, культурной и пр. Эта степень определяется последовательными действиями, направленными на реализацию ранее достигнутых между двумя президентами соглашений, Договора о стратегическом партнерстве. Россия следует в этом русле, в ином ее упрекнуть нельзя. Ответные шаги – за Узбекистаном.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Московская область поделилась рецептами экономического роста

Московская область поделилась рецептами экономического роста

Георгий Соловьев

Участников II Столыпинского форума заинтересовал опыт несырьевого региона

0
635
Россияне создают собственный "резервный фонд"

Россияне создают собственный "резервный фонд"

Анастасия Башкатова

Население готовится к черному дню – как личному, так и в масштабах страны

0
1854
Финансовые зомби дисциплинированно выплачивают долги

Финансовые зомби дисциплинированно выплачивают долги

Ольга Соловьева

Растет число потенциальных банкротов, но снижается просрочка по кредитам

0
1415
Современная отечественная аспирантура не может удовлетворить запросы экономики

Современная отечественная аспирантура не может удовлетворить запросы экономики

Гульнара Краснова

Вадим Гриншкун

Научные кадры без ученой степени

0
1690

Другие новости

Загрузка...
24smi.org