0
6361
Газета Идеи и люди Печатная версия

04.12.2019 20:19:00

Элита – это звучит гордо?

Метаморфозы проблемы русской интеллигенции

Алексей Кива

Об авторе: Алексей Васильевич Кива – доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН, политолог.

Тэги: элита, российская интеллигенция, история


элита, российская интеллигенция, история Сталин стал диктатаром, которого обожал народ, благодаря политической элите и гуманитарной интеллигенции. Фото © РИА Новости

Все революции кончались реакциями.

Это неотвратимо. Это закон.

Н. Бердяев

Но сначала уточним, что есть элита. Четырехтомный Академический словарь русского языка определяет элиту в двух параметрах: как «лучшие, отборные экземпляры, сорта каких-то растений, животных» и как «лучшие представители общества или какой-то его части». Но элита – это обобщающее понятие, на деле существуют разные элиты, которые где-то смыкаются, а где-то расходятся и даже противоборствуют. Это властвующая элита, многоярусная бизнес-элита, военная элита, творческая элита, в которой можно выделить ученых, журналистов, людей свободных профессий и пр. С некоторой долей условности можно говорить о промышленной и аграрной элите. В царской России была сословная элита, в СССР – номенклатурная элита. В демократических странах, как правило, существует и политическая контрэлита, которая стремится конституционным путем отнять власть у правящей элиты. В России такой элиты ныне нет, причем не только из-за репрессивной политики государства, но и, что, пожалуй, главное, из-за неумения оппозиции организоваться, сплотиться и выдвинуть популярных лидеров, идеи и цели которых находили бы отклик у народного большинства.

«Короля делает свита»

Так сказал в трактате «Государь» выдающийся мыслитель, писатель и политик Никколо Макиавелли (1469–1527), сказанное им не устарело до сих пор. И в самом деле, какого масштаба и опыта ни был бы руководитель, он не может, особенно в наше время, охватить все стороны внутренней и внешней жизни государства, поэтому вынужден опираться на свое окружение. Однако свита может «сделать» и правителя-злодея. Возьмем пример Иосифа Сталина, ставшего одним из самых брутальных тиранов ХХ века. Он же не родился таким. Теоретически можно допустить, что наделенный сильным характером, хитростью и коварством, но и не лишенный таланта такой человек в тоталитарной стране мог стать диктатором типа иракского Саддама Хусейна, а в демократической стране его поведение могло бы чем-то напоминать Шарля де Голля – по натуре авторитарного руководителя, создавшего во Франции режим личной власти. Однако в стране с сильным гражданским обществом и свободными СМИ он оказался под огнем критики левой оппозиции, и его властные полномочия вскоре укоротили, а после студенческой революции 1968 года вынудили уйти в отставку. Однако в историю де Голль вошел как выдающийся государственный деятель, который положил конец частым сменам правительства в годы существования парламентской республики, покончил бессмысленную войну в Алжире и в интересах укрепления национального суверенитета вывел Францию из военной организации НАТО.

Но и в нашей стране, не имевшей демократических традиций, не было непреодолимых препятствий для того, чтобы не допустить превращения Сталина в диктатора. Да, на переходном этапе от старого к новому общественному строю, от доиндустриального к индустриальному обществу и в условиях недружественного окружения стране объективно требовалась сильная власть. Следует учитывать и то, что не исчезли в общественном сознании царистские настроения и психология холопства. Но в то же время еще памятной в народе была борьба против самовластья царей, были и нередкие случаи самопожертвования во имя освобождения народа от угнетения верхов. А еще был коллективный руководящий орган в лице Политбюро ЦК ВКП(б), принимавший решения на основе консенсуса. Тогда что? Дали о себе знать слабые стороны человеческой натуры. Борясь за власть, Сталин должен был на кого-то опираться, и он опирался на менее образованных и более слабых политиков, не являвшихся для него конкурентами. А те ради сохранения своих мест во власти его поддерживали, прославляли и охотно отдавали ему властные полномочия. При этом он мог стать не популярным в народе руководителем, а лишь диктатором, которого стали называть Великим Сталиным, вождем, гением и пр. А это уже заслуга элиты, прежде всего гуманитарной интеллигенции.

В Советской России, как это обычно и случается в первые годы после революции, началось обновление различных сторон бытия. Появились новые школы в театре, зодчестве, литературе, музыке, новые яркие представители культуры и т.д. Но реакция не заставила себя долго ждать. После свертывания сталинской группировкой НЭПа и начала насильственной коллективизации обострилась борьба во власти и начались гонения на свободных от большевистской идеологии деятелей культуры. И что на это ответила интеллигенция? Какая-то ее часть умолкла. Но гораздо большая часть в одном случае, разделяя политику большевистского руководства, в другом – ставя на первый план личные интересы, стала прославлять Сталина, приписывая ему ведущую роль в свержении царизма, в Гражданской войне, в борьбе за благо народа и т.д. Этим занимались писатели, поэты, журналисты, композиторы, кинорежиссеры, ученые и т.д. На «исследовании» биографии Сталина защитили кандидатские и докторские диссертации сотни, если не тысячи людей. Авторы посвященных Сталину книг, журнальных очерков, песен, кинофильмов и пр. получали Сталинские государственные премии (100 тыс. руб.), выдвигались на руководящие посты творческих и общественных организаций, входили в руководящие партийные органы. Как следует из материалов СМИ, славословили Сталина и клеймили «врагов народа» такие уважаемые деятели культуры, как Виктор Шкловский, Юрий Олеша, Андрей Платонов, Константин Паустовский, Василий Гроссман, Михаил Зощенко. Сталину посвящали стихи Александр Вертинский и Анна Ахматова. Что, они не знали о массовых репрессиях еще до террора 1930-х годов или хотели, чтобы они их обошли стороной? Но были и те, которые не боялись критиковать политику Сталина и его самого, например, Осип Мандельштам, только они плохо кончали.

Под многолетним непрестанным восхвалением со стороны своих приспешников, говорящих и пишущих «инженеров человеческих душ», Сталин действительно уверовал в свою гениальность и непогрешимость. А уверовав в это, он решил перехитрить всех потенциальных противников СССР, заключив договор с нацистской Германией: пусть они дерутся между собой и истощают друг друга, создавая революционную ситуацию. Но беда в том, что Сталин мыслил категориями «окопной войны», в то время как уже наступала эра «войны моторов». При этом он не осознавал, что с поражением на континенте англо-французской коалиции и оккупации вермахтом Франции ситуация кардинально изменилась. Исчезла имманентная боязнь Германии войны на два фронта, и СССР остался один на один с враждебной социализму нацистской державой, имеющей сильнейшую в мире армию, а еще и союзников. И даже перед лицом массовой концентрации вооруженных сил немецкого рейха вблизи советских границ Сталин верил Гитлеру, что объектом является не СССР, а Британия, наотрез отказываясь верить донесениям советской разведки и сообщениям наших западных друзей о скором нападении на СССР нашего «союзника».

Тут уж полная потеря «гением» здравого смысла! Допустим, Британия была бы оккупирована вермахтом, тогда каким путем в СССР могла бы идти помощь из США, сыгравшая очень важную роль в критический первый период Великой Отечественной войны?! А когда Сталин понял, что Гитлер его перехитрил и страна попала в тяжелую ситуацию, то подавленный и растерянный, он несколько дней сидел на загородной даче, пока за ним не явились члены Политбюро. Как говорят, он подумал, что его хотят арестовать. Он действительно того заслуживал, поскольку его ошибки стоили стране немыслимо больших людских потерь, страданий народа, разрушенных городов и сел, фабрик и заводов. Только члены Политбюро уже отвыкли без одобрения вождя принимать самостоятельные решения.

Кто подточил жизнеспособность СССР?

Пришедший на смену Никите Хрущеву Леонид Брежнев многим казался переходной фигурой – не очень сильной как личность и не шибко образованной. Тем не менее он справлялся с работой на разных постах и по-своему был мудрым. Учтя ошибки Хрущева, он, с одной стороны, дал спокойно жить номенклатуре по принципу «живи сам и давай жить другим», а с другой – расставил своих людей на ключевых постах власти, обеспечив себе спокойную жизнь. Однако он рано состарился и впал в старческие чудачества, проявляя неутолимую страсть к регалиям, званиям и наградам, плохо выговаривал отдельные слова и словосочетания, становясь объектом насмешек. Теряя работоспособность, Брежнев стал говорить коллегам о своей отставке, но те боялись, что с приходом нового руководителя страны они могут потерять свои места, и решили держать его на посту как можно дольше, создавая ему имидж выдающегося руководителя. И тут хорошо поработала элита. Так, окончивший войну генерал-майором политработник Брежнев стал маршалом, четырежды Героем Советского Союза, Героем Социалистического Труда. Академия наук СССР наградила его золотой медалью за вклад в развитие общественных наук, Комитет по Ленинским премиям присудил ему Ленинскую премию по литературе за трилогию «Малая земля», «Возрождение», «Целина», которую, по достоверным сведениям, писали два журналиста и публицист Анатолий Аграновский, который сводил эти три работы в единое целое. Многие политологи и журналисты не скупились давать высокую оценку заслугам Брежнева перед страной и миром. Нашлись и писатели, которые сурово осуждали критиков системы: Андрея Синявского, Юлия Даниэля и Александра Солженицына. Доносили в КГБ на своих коллег за отклонение линии партии и ученые.

В повестке же дня стояли совсем другие проблемы: как остановить начавшееся сильное отставание страны от передовых стран Запада в промышленно-инновационном развитии и по качеству жизни граждан? Остро требовалось реформирование сталинской модели социализма, но, вместо того чтобы присмотреться к попыткам его обновления в Чехословакии, силовики убедили Брежнева дать добро вооруженной силой подавить эти начинания. Они же инициировали и войну в Афганистане на стороне местных леваков, решивших строить социализм в условиях родо-племенного общества.

Страна надрывалась под тяжестью военных расходов, но силовики требовали еще больших средств. Поэтому когда меня спрашивают: «Кто больше виновен в распаде СССР – Горбачев или Ельцин?» – я отвечаю: «Брежнев и силовики». Именно тогда были упущены возможности для своевременного реформирования ставшей ретроградной общественной и государственной системы.

Где мы сбились с пути?

Если в 1990-е годы еще оказывалось сильное давление на новую власть со стороны коммунистов и лево-правых экстремистов и при принятии командой Бориса Ельцина решений политические мотивы нередко брали верх над экономическими интересами, то к началу нового тысячелетия ситуация в стране коренным образом изменилась. Были созданы устоявшиеся властные структуры: исполнительная, законодательная и судебная власти и правоохранительные органы. Остались позади и финансовые пирамиды, бизнес-сообщество представляло собой оформившиеся крупный, средний и малый бизнес, в том числе совместные предприятия с участием иностранного капитала. Резко пошли в гору цены на нефть, появились крупные средства для повышения жизненного уровня населения и обращения их в инвестиции. Казалось, складывались исключительно благоприятные внутренние и внешние условия для ускоренного развития экономики страны, так много потерявшей в 1990-е годы. Но, увы, этого не случилось. В чем причины?

Первое. Мы избрали тупиковый путь, сделав акцент не на внутреннее развитие, а на амбициозные геополитические проекты, как бы повторяя политику советского руководства. Основную вину за это, на мой взгляд, несет правящая и околоправящая элита, которая не потрудилась изучить опыт стран переходного периода, совершивших прыжок из отсталых в передовые. Это Сингапур, Южная Корея и, конечно же, родственный нам по исторической судьбе Китай, который на старте реформ имел экономику в три раза меньше российской, а ныне – в 8–10 раз больше.

Что же обеспечило Китаю такой успех и что нам мешает? Понять это поможет то, о чем говорил своим коллегам Дэн Сяопин. При этом я ссылаюсь на ушедшего из жизни крупнейшего китаеведа, академика РАН Михаила Титаренко, который передает его слова: «Мы не имеем права высовываться. Мы не должны ничего возглавлять, мы не должны ни в чем быть первыми, кроме модернизации собственной страны, кроме изучения опыта других стран. Мы должны терпеливо все выносить, проводя независимую политику». И далее: «Мы – коммунистическая партия, но мы принципиально отличаемся от распавшейся Коммунистической партии Советского Союза, у нас другое понимание социализма. Для КПСС важной задачей было построить социализм в Анголе, Афганистане, Никарагуа и еще где-то, забыв, что в ста километрах от Москвы люди живут еще в ХIХ веке. А для нас важно то, как живут люди в ста километрах от Пекина. А как живут в Анголе, это пусть ангольцы сами решают». К слову сказать, Дэн Сяопин какое-то время учился в нашей стране и знает, о чем говорит.

Академик Титаренко отмечал, что Дэн Сяопин призывал своих коллег «проявлять скромность, осмотрительность, не вмешиваться в чужие дела, заниматься экономикой, собственным развитием, создавать впечатление активной деятельности и выжидать. Негативное отношение к Советскому Союзу Запад перенес на новую Россию, фактически рассматривая ее как официально враждебное государство. А вот коммунистическому Китаю ни в чем отказа нет, в том числе в миллиардных кредитах. Китайцы не критикуют американцев, не учат их, как надо жить, а скромно сами учатся, заимствуют открыто и тайно все, что им нужно».

И что это дало Китаю? А то, что на деньги и технологии Запада, прежде всего США, Китай осуществил индустриализацию, создал мощный сектор высоких технологий, подготовил там огромное число первоклассных специалистов, а еще и за счет многолетнего профицита в торговле с Америкой получил около 5 трлн долл. И даже сейчас, когда идет торговая война между Пекином и Вашингтоном, а российско-китайские отношения переживают лучшие времена, КНР старается не нарушать наложенные на нас США и другими странами Запада санкции за политику по отношению к Украине. Парадокс? Нет! Если нами часто движут эмоции и амбиции, то Поднебесная всегда руководствуется национальными интересами.

Во все времена мудрые правители стремились проводить такую внешнюю политику, которая бы способствовала внутреннему развитию. Но это, как говорится, не про нас. Мы при экономической слабости хотим иметь свое влияние на всех континентах, в то время как немалая часть самой России, говоря словами Дэн Сяопина, живет еще в ХIХ веке. Однако было бы неправильно считать, что стагнация нашей экономики является результатом только внешней политики и санкций. Но и здесь наша элита должна была бы изучить экономическую политику названных выше стран, в этом случае она никогда не порекомендовала бы политическому руководству развивать экономику путем национальных проектов на основе указов президента. Есть и многие другие тормозящие наше развитие факторы, которые многие из нас уже многократно проговаривали.

Второе. Наверняка в недрах элиты появилась идея объявить страны НАТО и поддерживающих эту организацию потенциальными противниками России. Спрашивается, зачем? Ведь их совокупный потенциал в 15–20 раз больше нашего. Не могу понять и постоянные сообщения о появлении у нас все новых типов оружия, которым якобы нет равных в мире. Могу напомнить, что СССР был гораздо мощнее РФ, и он, по данным академика РАН Алексея Арбатова, «имел 30 с лишним тыс. единиц ядерного оружия, более 2 тыс. стратегических ракет, 60 тыс. танков и почти 200 атомных подводных лодок, что было больше, чем у всего остального мира вместе взятого». Этих средств хватило бы на многократное уничтожение всего живого на Земле. Только эти сверхвооружения не укрепили СССР, а, наоборот, истощили его и способствовали распаду.

Третье. Парадоксально, но факт: мы совсем не учимся у истории. Можно посещать в церковь, как делают многие наши чиновники, но при этом не знать библейской заповеди: «Не сотвори себе кумира». А в ней отражены мудрость и опыт сотен поколений. Напомню: не успел Владимир Путин стать президентом, как с разных сторон полилась на него лесть. А когда за счет резкого повышения цен на нефть стал расти ВВП и повышаться жизненный уровень народа, часть нашей элиты увидела в Путине уже национального лидера, что семантически примерно то же, что и «вождь». И хотя Путин явно не захотел, чтобы его называли вождем, один высокопоставленный гражданин заявил, что и после истечения второго президентского срока Путин останется лидером России. Другой высокопоставленный гражданин высказался еще конкретнее: «Есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России». После начала нового экономического кризиса тема «путиниады» исчезла из СМИ, но не требующий представления Владислав Сурков ее вновь поднял в статье в «НГ» «Долгое государство Путина». А совсем недавно он заявил о необходимости изучения «путинизма». Владислав Юрьевич не должен скромничать: он внес в это учение немало собственных новаций, и оно по праву должно называться «путинизм-сурковизм».

Ну а если серьезно: нельзя создавать культ личности руководителя и передавать ему все рычаги власти. Помимо того, что власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно, он может впасть в депрессию, у него могут развиться разного рода фобии и т.д. Известный факт: в кругу своих коллег выдающийся психиатр и невролог Владимир Бехтерев назвал Сталина параноиком после того, как его проконсультировал. А вскоре после этого умер, съев в театре несвежий бутерброд, как объяснили работавшие на Кремль врачи. Только ведь параноиками иногда в шутку называют особо мнительных людей. А Сталин, как известно, отличался и мнительностью, и особой подозрительностью, склонностью во всех неурядицах видеть происки врагов, вредителей, очень боялся за свою жизнь. Возможно, боязнь заговоров, потери власти и жизни и подвигла его на безумный террор 1930-х годов.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Польше этапы Великой Победы решили замалчивать

В Польше этапы Великой Победы решили замалчивать

Валерий Мастеров

Москва под залпы салюта вспомнит об освобождении Варшавы

0
2106
Революция ведет к упрощению

Революция ведет к упрощению

Елена Викторова

Повествование Владимира Шарова как лабиринт

0
609
Непоследовательный Сталин

Непоследовательный Сталин

Максим Артемьев

Почему Финляндия не разделила судьбу стран Прибалтики

0
1693
Адмиралы и коммерсанты

Адмиралы и коммерсанты

Андрей Мирошкин

Как небольшая Голландия стала в ХVII веке владычицей морей

0
1157

Другие новости

Загрузка...
24smi.org