0
2226
Газета Проза, периодика Печатная версия

16.05.2013 00:01:00

Разлученные тенишевцы

Про дождь, железный занавес и свойства памяти

Тэги: набоков, балашов, сборник, переиздание


набоков, балашов, сборник, переиздание

Aндрей Балашов, Владимир Набоков. Два пути: альманах, стихи. Факсимильное переиздание сборника 1918 года. 
– СПб.: Издательская полиграфическая фирма «Реноме», 2013. – 32 с.

В Петербурге к очередному дню рождения Владимира Набокова в издательстве «Реноме» вышел в свет оригинальный поэтический сборник, составленный в 1918 году вместе с его другом – тенишевцем Андреем Балашовым.
Поэтический альманах «Два пути» двух соучеников-тенишевцев, Андрея Балашова и Володи Набокова, увидевший свет в Петрограде в январе 1918 года, представляет собой большую библиографическую редкость. В январе 2003 года «Зверевским центром современного искусства» в Москве тиражом в 200 экземпляров было осуществлено факсимильное переиздание альманаха. Но так случилось, что весь тираж очень быстро разошелся, и наш альманах занял место на полках фундаментальных университетских библиотек и в собраниях библиофилов и знатоков книжных редкостей. Новое переиздание 2013 года полностью повторяет прежнее, однако издатель, редактор и автор публикации решили (для полноты картины той эпохи) к каждому стихотворению альманаха п р и л о ж и т ь (на полях текстов, фоном) цитаты и выписки из тенишевского журнала «Юная мысль» и вырезки из газеты «Речь» 1915–1917 годов…
Также этим переизданием мы отдаем должное соавтору «Двух путей» Андрею Балашову, стихи которого в альманахе и более зрелые, и точные, и искреннее и тревожнее, и несколько возвышаются над 12 стихотворными «потугами» юного Набокова, которые упрямо кочуют из сборника в сборник писателя.
Балашов Андрей. Год рождения – 1899. Из купцов. Поступил в Тенишевское коммерческое училище в сентябре 1908 года, окончил курс в 1916 году. Отец – Николай Александрович Балашов. Почетный гражданин. Купец 2-й гильдии. Ресторан, трактир, чаеторговля, жил на углу Садовой и Вознесенского проспекта. Мать – Елизавета Константиновна. В том же училище учились и два его брата – Костя и Сережа (искренняя благодарность за эти сведения коллегам – Юрию Левингу из Торонто и Марии Маликовой (Пушкинский дом, Санкт-Петербург). Дальнейшая жизнь и судьба Андрея Балашова после окончания «тенишевки» неизвестна. Вполне возможно, что после большевистского переворота члены этой большой семьи жили как могли в Петрограде-Ленинграде.
Неведома и история создания «Двух путей», запальчиво нареченного нашими юношами-поэтами  «альманахом». Что же касается избранного авторами названия альманаха («Два пути») – оно совершенно отвечало «духу времени». Именно после Февральской революции и свержения самодержавия в русском обществе идеалом оказался Некрасов. Повсюду слышались знаменитые некрасовские строки (с эстрады, в газетах, на митингах).
Средь мира дольного
Для сердца вольного
Есть два пути.
Взвесь силу гордую,
Взвесь волю твердую:
Каким идти?
За обойденного,
За угнетенного,
Умножь их круг,
Иди к униженным,
Иди к обиженным –
И будь им друг!
Некрасов – глубоко почитаемый поэт Владимира Гиппиуса, учителя литературы в Тенишевском училище (и поэта-символиста!). Его авторитет среди учащихся, особенно старших классов, был непререкаем  (именно под его влиянием начался как поэт юный Осип Мандельштам, и первые же его попытки на этом тернистом пути были навеяны гражданской лирикой Некрасова).
Как известно (и прежде всего из воспоминаний сестры Набокова, Елены Владимировны Сикорской, и сына писателя, Дмитрия Владимировича Набокова), Набоков чрезвычайно сдержанно относился к своим юношеским стихотворным потугам, немного чурался их и даже сердился, ежели окружающие или интервьюеры чаще обычного настойчиво пытались найти в его ранних стихах зерно настоящей поэзии.
Заметим, что именно Наталия Ивановна Артеменко-Толстая, которой посвящено это издание, первая обратила внимание на Набокова-поэта и в самых ранних его стихах находила проблески истинного таланта, и именно этим восьмистишием «Дождь пролетел…» открывался каждый составленный ею поэтический сборник писателя.
Все, что приходит из книг, когда-то было жизнью. 	Фото Алисы Ганиевой
Все, что приходит из книг,
когда-то было жизнью.
Фото Алисы Ганиевой
На самом деле в этой ранней неприхотливой летучей строке таится не что иное, как трепетный тревожный «мотив дождя», который «пролетел» через все творчество Набокова: вот он шуршит шинами, стынет в переулках, сверкает молниями, трепещет в листьях, горит в аллеях, звенит в ушах, блестит асфальтом на берлинских улицах и в глянце американских дорог. Я полагаю, что этому мотиву дождя, этой метафоре Набоков обязан Ходасевичу (как известно, Ходасевич – один из самых после Мандельштама ценимых Набоковым поэтов). Он восходит к стихотворению Ходасевича «Дождь», которое было всенепременно знакомо Набокову:
…Я рад всему: что город 
вымок,
Что крыши, пыльные вчера,
Сегодня, ясным шелком 
лоснясь,
Свергают струи серебра.
Я рад, что страсть 
моя иссякла.
Смотрю с улыбкой из окна,
Как быстро ты 
проходишь мимо
По скользкой улице, одна.
Я рад, что дождь пошел 
сильнее
И что, в чужой подъезд зайдя,
Ты опрокинешь зонтик 
мокрый
И отряхнешься от дождя.
Я рад, что ты меня забыла,
Что, выйдя из того крыльца,
Ты на окно мое не взглянешь,
Не вскинешь на меня лица ….
Остается один вопрос: почему Набоков, воспомнив альманах, так и не решился назвать и м я своего товарища-соавтора, Андрея Балашова? Ответ легко напрашивается сам собой. Не имея никаких сведений о судьбе Андрея Балашова в Советском Союзе за железным занавесом, Набоков не решался назвать его имя, дабы не принести вред своему товарищу по школе «за сотрудничество с эмигрантами»; так же он поступал и с другими адресатами в СССР (правда, исключая переписку с некоторыми киевскими коллегами по науке о бабочках).
Ничего в этом смысле не прояснилось даже после прямого вопроса Набокову о «Двух путях» и об Андрее Балашове Беллы Ахмадулиной, когда она вместе с Борисом Мессерером в начале 70-х посетила его и Веру Евсеевну в «Палас-Отеле» в Монтре. В 1991 году в апреле, в первый же приезд сына Набокова, Дмитрия Владимировича, в Ленинград, на мой вопрос о «Двух путях» он твердо ответил, что никогда и ничего ни об этом альманахе, ни об Андрее Балашове толком не слыхивал. Остается добавить, что имя главного героя предпоследнего романа Набокова «Прозрачные вещи» (Transparentthings) – Хью Персон. Эту же фамилию носит владелец типографии, где в холодном январе 1918 года был отпечатан альманах «Два пути».
На первый взгляд трудно найти здесь хоть толику, хоть намек на нарочитое совпадение. Бросим и мы это занятие, оставим потомкам «на сладкое». Надо только знать, что в романах, повестях и рассказах Набокова (как русских, так и англоязычных) нет почти ни одной случайной фамилии или имени персонажа, взятого им, что называется, «с потолка». 

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Солженицын как читатель

Солженицын как читатель

Вячеслав Огрызко

Про библиодиспуты с критиком Львом Копелевым

0
634
 Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Главкнига. Чтение, изменившее жизнь

Наталья Новохатняя

0
672
Из кинозала в бассейн

Из кинозала в бассейн

Владимир Шемякин

16-й «Волошинский сентябрь» прокатился от Севастополя до Керчи

0
447
Пять книг недели

Пять книг недели

0
1373

Другие новости

Загрузка...
24smi.org