0
1050
Газета Печатная версия

16.03.2017 00:01:00

Железный лед

Для поэта время предпочтительнее пространства

Тэги: поэзия, марина цветаева, платон, философия


8-14-3_t.jpg
Время должно «течь».
Фото Евгения Никитина

Казалось бы, что нового можно в стихах сказать о времени? «Современность поэта, – писала Цветаева, – есть его обреченность на время, на водительство им». Неудивительно, что темпоральная тема не перестает и, наверное, никогда не перестанет волновать стихотворцев. Вот и новая книга Изяслава Винтермана посвящена времени.

В языковой картине мира русской поэзии одна из главных ценностей – простор. Власть бескрайнего пространства над душой безмерна. Но для поэта время предпочтительнее пространства. Прекращая существовать в пространстве, все живое и неживое обретает жизнь во времени, поэтому время может трактоваться как иная форма протяженности.

Главный мотив сборника Винтермана – сосуществование конца и начала, ощущение времени как претерпеваемого насилия. Время для автора книги – нечто катастрофическое, конечное, теряющее свое основное свойство – текучесть, которое, как считал Платон, есть «движущееся подобие вечности». Превращаясь в «железный лед», время неизменно заканчивается смертью. Именно поэтому каждый слагатель, каждый философ стремится голосом и стихом оживить косное, застывшее, мертвое.

Для Винтермана время фальшиво, оно ложно. Переживающий отчаянье автор изображает мир как пустоту. В ней нет других людей, есть лишь частицы материи, стремительно теряющие скорость – дождевая, снежная «пыль». Скоро «время обвалится одним куском». Это означает отсутствие выбора, лабиринт без выхода. Фантасмагория, обманчивое видение, сулящее незащищенность, душевный разлад, непрочность.

Время выло, брало 

за воротник,

мяло воду в подмерзших лужах

на последнем вздохе, плывущих

в них

глаз открытых сужая ужас.

8-14-12_t.jpg
Изяслав Винтерман. Лжевремя. Стихи. 
– М.: Русский Гулливер, 2016. – 86 с.

«Лжевремя» – книга об утраченных иллюзиях, гибели, одиночестве, исчезновении, в ней поэт оплакивает себя. Время абстрагировано от событий и от истории. Оно бескачественно и необратимо.

Поэт – существо особое: для него важно осознавать, что «время проходит через него», ощущать наваждение во всей его губительности и гибельности. Он барометр «ненаступления» событий, жертва неизбежной обреченности.

Время должно «течь». Каждый момент временного потока ничтожен перед вечностью, в которой пребывает Бог. Время способно помочь человеку преодолеть хаос.

Книга Винтермана оставит у читателя ощущение странной раздвоенности ее автора и вместе с тем необычайной цельности. Уверен, читатель прислушается и почувствует брожение времени – неслышное, невидимое, неуловимое, почувствует неотвратимость духовного застоя.

Но смерть это ведь тоже житие, она – не гибель! «А в жизни и в смерти есть пластика –/ должна быть!» Состояние распада и умирания – формы бытия. Нельзя остановить время, несущее смерть. Остается воспринять мысль о конце как толчок к творчеству, способ преодоления бренности.

За последней точкой следует не очищение, а молчание. Вот это-то по-настоящему страшно: молчание языка есть небытие, «астрономический ад». Что же может противостоять небытию? Только текст, заполняющий лист, мир, творимый поэтом.  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


История любви Казановы к дню рождению Цветаевой

История любви Казановы к дню рождению Цветаевой

Надежда Травина

0
657
Увидеть собственный затылок

Увидеть собственный затылок

Андрей Юрков

О песнях и народном признании Александра Городницкого

0
1785
Смена жанра

Смена жанра

Игорь Михайлов

По рецепту Марины Цветаевой

0
615
Нет у революции конца

Нет у революции конца

Андрей Мартынов

Горький, Гумилев и радикальная отечественная философия

0
1309

Другие новости

Загрузка...
24smi.org