0
701
Газета Печатная версия

15.08.2019 00:01:00

По компасу розы ветров

Москва и Антарктида, Кавказ и Япония: безграничная география русской прозы

Тэги: дальний восток, япония, корея, калмыкия, москва, антарктида, философия, андрей тарковский


28-15-11.jpg
Обретение пространств / Составители Елена
Бажина, Игорь Кузнецов. – М.: Союз
российских писателей, 2019. – 384 с.
(Библиотека альманаха «Лед и пламень»).

Новая книга Союза российских писателей «Обретение пространств» собрана из очерков‑эссе 22 авторов. Оформление и композиция издания классически ясны и просты. Восьмичастная  компоновка авторских текстов, включая предисловие и послесловие, содержит немало возможностей для создания художественно‑изобразительного образа «Обретения пространств». Самый наглядный – роза ветров. Компас розы ветров и открывает разделы книги.

Образ пространств создается наглядно‑географическими названиями разделов: «Север» и «Запад», «Восток» и «Юг». Это скрещенье направлений разделено частями «На переломе» и «Посреди географии». Малый тираж книги ориентирует на избирательность чтения, позволяя представить знаменитого проводника‑сталкера у Андрея Тарковского и его выбор пути в таинственном пространстве.

Эссе «Писатель и пространство» Владислава Отрошенко тему издания определяет как профессиональный разговор об эстетике и поэтике, психологии литературного творчества. Олег Ермаков в играющем роль послесловия, содержащего выводы заключения очерка‑эссе «Конец света», назидательно наставляет не терять родимую почву под ногами в рискованных пируэтах.

Через идущую от Аксакова поэтику и символику путешествий («Зимняя рыбалка на озере Воже» Алексея Варламова), ностальгическое признание в любви к своему городу («Признание» Олега Глушкина) и рассказ о поныне волнующем сердце прошлом закрытых на реставрацию древних башен («Небо на ремонте» Ирины Батаковой) авторы первых разделов приходят к историческим рассуждениям о рожденных европейской мыслью утопических идеалах урбанистики («Идеальный город» Леонида Юзефовича). Таков вектор от содержащего всего один текст «Севера» к трехчастному «Западу».

Раздел «Восток» через «Прогулки по Томску» Владимира Крюкова ведет нас на Дальний Восток в Корею и Японию («Страна непрерывного цветения» Натальи Якушиной и «Ситамати» Юлия Стоногина). «Юг» уводит к Кавказу («На троне Пятигорска» Андрея Балдина, «Джуга – любовница мужа» Вероники Кунгурцевой) и в бескрайние просторы калмыцкого кочевья («Территория любви» Василия Голованова), а затем и за пределы России на Южный полюс («Храм в Антарктиде» Константина Кравцова).

Центральные разделы книги – «На переломе» и «Посреди географии». Эти стержневые композиционные части «Обретения пространств» напрямую связаны с идеей обложки, которая готовит читателя к их восприятию.

«На переломе» задает аксиологию низа и верха, плохого и хорошего, что подкреплено черными и белыми окраинами обложки, а текстуально – содержанием очерков Елены Бажиной («Черный снег Белого Споя») и Сергея Круля («Рожденная на холмах»). Первый – об отравляющей экологию варварской разработке недр земли, второй – о счастливо растущей и процветающей Уфе, когда‑то всего лишь крохотной крепости.

«Посреди географии» рождается из образа спектра на той же обложке. Не случайно и авторов в этом разделе по числу цветов спектра – семь. Этика, эстетика, культурология пространства – все здесь. Это – и самый философский раздел, и предельно российский, отчий. «Посреди географии» – самая многоликая в своей полифонии часть книги. Расположение текстов здесь не без иронии перекликается даже с самой последовательностью цветов спектра.

28-15-1.jpg
Путешествуя по пространствам, лучше не
терять родимую почву под ногами
в рискованных пируэтах. Павел Филонов.
Земля в пространстве. Конец 1920-х. ГТГ
Ольга Никонова ностальгически живописует уютный и родной мир Ярославля («Вселенная пахнет малиной и ромом»). Здесь самая теплая краска спектра. Для Натальи Рязанцевой малая родина – Москва, город посреди географии, в котором она девочкой бегала с рукописями своих стихов в знаменитый дом на Поварской, где наставляли ее литературные консультанты Союза писателей. Москва остается центром мира, точкой отсчета всех странствий («Где‑то на краю света»).

Игорь Кузнецов предлагает целое философское исследование русской культуры. Думается, в память о Петре Яковлевиче Чаадаеве иронично по отношению к своему автору‑повествователю автор‑конструктор и «композитор» сборника располагает свое эссе в разделе на третье место, желтое. Тем самым завершается теплая часть спектра («От Дао до сумасшествия»).

Светлана Василенко ставит свою героиню в условия, которые по внутреннему шоку можно было бы сравнить с ощущением младенца, катящегося у Сергея Эйзенштейна в коляске по лестнице. В эскалации контрастов психологических состояний героини, как думается, и состоит художественный прием, аттракцион Светланы Василенко, глубокого исследователя психологии творчества на стыке искусств («Тайный Гамбринус»).

Собственно холодные тона спектра начинает калейдоскоп очерков‑зарисовок Анатолия Головкова «Млечный путь». Здесь голубой цвет воды и неба имеет преимущественно пейзажный характер. Второй цветовой план очерков этого маленького цикла в холодке некоторой отстраненности повествователя от самого себя и от персонажей. Сходя на пристань в Дербаново, он чувствует себя в родных палестинах Марко Поло или даже самим Афанасием Никитиным.

Путевые заметки «De Profundis» Павла Басинского, путешествующего в обществе собратьев по перу в «Литературном экспрессе» по России, написаны с любовью к точным деталям и с доброй улыбкой. И разве не умилительна искренняя серьезность заключительной фразы‑вывода: «Писатели – лучшие люди на земле!»

Самая тяжелая часть спектра досталась эссе «Про Руян‑город» Александра Кравцова. Фиолетовый цвет – один из символов безразличия, вошедший в поговорки. И здесь, можно предположить, принцип композиции соблюден от противного. Автор словно полемизирует с невидимым оппонентом. Эссе преисполнено пафоса неравнодушия к судьбам земель российских. Соблюден здесь и композиционный принцип итога, обобщения, но не с выходом в абстракцию, а с углублением в конкретику перспективы добрых и значимых для России дел, отнюдь не малых: основания, закладки, строительства новых городов. Какими быть этим новым городам? Ответом на этот вопрос становятся не только слова, но и реальная практика автора.

Сборник, озаглавленный по названию рубрики альманаха «Лед и пламень», вводит читателя в круг актуальных проблем ощущения авторами мироздания. Не без юмора делятся авторы и своими философскими поисками унаследованных от античности гениев места, бережно, с пиететом охраняющих и оберегающих родные очаги.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Америка стремится к доминированию в мире и полной свободе в военных действиях

Америка стремится к доминированию в мире и полной свободе в военных действиях

Ирина Дронина

Политика США подрывает систему международной стратегической стабильности

0
265
Если Трамп купит Гренландию, появятся ли там «Ледяные черви»?

Если Трамп купит Гренландию, появятся ли там «Ледяные черви»?

Александр Широкорад

0
489
Лидер афганских талибов потерял брата

Лидер афганских талибов потерял брата

Андрей Серенко

0
862
Пентагон намерен пересмотреть приоритеты совершенствования системы ПРО

Пентагон намерен пересмотреть приоритеты совершенствования системы ПРО

Владимир Иванов

Некоторые генералы США считают необходимым развитие пассивных космических элементов ее структуры

1
2519

Другие новости

Загрузка...
24smi.org