0
1177
Газета Печатная версия

21.11.2019 00:01:00

Всякого счастья и вечности

Шекспировы сонеты глазами филолога и физика-теоретика Александра Шаракшанэ и прикладного математика Льва Верховского

Сергей Шулаков

Об авторе: Сергей Иванович Шулаков – журналист, критик.

Тэги: шекспир, сонеты, переводы, маршак, англия, авторство, френсис бэкон, дон кихот


шекспир, сонеты, переводы, маршак, англия, авторство, френсис бэкон, «дон кихот» Шекспира все время то экзаменуют, то проверяют, то исследуют… Томас Брукс. Шекспир, перед сэром Томасом Льюси. 1857. Коллекция Королевской шекспировской театральной труппы, Стрэтфорд-на-Эйвоне

Александр Шаракшанэ. Сонеты Шекспира.

– М.: ИМЛИ РАН, 2018. – 384 с.

Александр Шаракшанэ имеет две научные специальности: теоретическая ядерная физика и филология. При таком научном багаже подход исследователя к сонетам Шекспира очевиден. 78 страниц из 384‑страничной новой редакции этой книги занимает собственно перевод, остальное – статья, оригиналы, подстрочники и пр.

Проблема авторства Шекспира не является предметом статьи и комментариев. Впрочем, Александр Шаракшане упоминает, что таковая существует: «От Шекспира до нас не дошло… никаких автографов, за исключением нескольких корявых подписей под документами…» Переводчик‑исследователь напоминает, что после кратковременной славы в елизаветинскую эпоху Шекспир, кем бы он ни был, оказался в глухом забвении. Из-под спуда его извлекли в начале XIX века английские поэты‑романтики, сонеты практически заново открыл Уильям Уордсворт. Некоторая двусмысленность сонетов снимается лингвистически: признания в любви к так называемому Другу и к Темной (Смуглой) Даме, восхваления их красоты даны в таких выражениях, что не предполагают плотских отношений.

42-15-11250.jpg
Лев Верховский. Шекспир: лица
и маски.– М.: Спутник+, 2018.
– 227 с.
Приглядимся к комментариям к знаменитому 144‑му сонету: «A man right fire – мужчина, по‑настоящему прекрасный. Вероятно, эпитет «fire» указывает также и на светлый тон волос… Woman collour’d il – женщина, окрашенная злом (цвета зла). Здесь автор истолковывает черный цвет волос и смуглый тон кожи своей возлюбленной как признак злой сущности; примечательно, что в сонете 127 – первом из обращенных к Даме – он сам восстает против этого предрассудка… Till my bad angel fire my good one out – Смысл глагольной конструкции «fire out» здесь не совсем ясен, некоторые комментаторы связывают его с охотничьим термином «выкурить» (лису из норы)… С другой стороны, здесь возможны истолкования физиологического и медицинского характера…»

Найдем перевод Самуила Маршака, ставший классическим, и увидим, что при разительно отличных подходах, методичном, кропотливом, несколько затеоретизированном методе Шаракшанэ на гране дисциплин, характерном скорее для западной науки, его перевод кажется свежим, «русским», а из различных синтаксических ловушек Шаракшанэ выходит весьма остроумно.

Если и иметь в домашнем собрании отдельное издание «Шекспировых сонетов» – то именно такое. Пусть шрифт мелок и бледен, на бумажной обложке – архитектура как минимум на столетие более поздняя, чем елизаветинская, а тираж, мягко говоря, невелик. Зато всякий, кто прочтет эту книжку, узнает о знаменитых сонетах все, что нужно, и даже больше – с хорошим лингвистическим довеском.

В отличие от Александра Шаракшанэ Льва Верховского занимает как раз проблема автоства. «Время стратфордианцев, верящих в авторство актера и ростовщика из Стратфорда‑на‑Эйвоне Уильяма Шакспера (такова была его фамилия), судя по всему, приближается к концу», – заявляет он. Автор исследует посвящение «Шекспировых сонетов» («Shake‑spears sonnets») 1609 года, сборника, сохранившегося в 13 экземплярах: «Единственному вдохновителю нижеследующих сонетов Mr W.H. всякого счастья и той вечности, обещанной нашим вечно живым поэтом, желает доброжелатель, рискнувший выставить их напоказ» – переводчика автор не указывает. Соглашаясь с трактовкой Александра Шаракшанэ в том, что староанглийское begetter можно перевести как «податель» – рукописи издателю, как «создатель» – в финансовом смысле, продюсер, Лев Верховский приводит и еще одну трактовку – «автор», чего Шаракшанэ не допускает. Исходя из инициалов, адресатом посвящения могут быть Уильям Герберт (William Herbert), граф Пембрук, или Генри Ризли (Henry Wriothesley), граф Саутгемтон, к слову, неразлучные друзья. С проблемой недопустимого обращения к аристократу «Mr» автор справляется просто: указав, что иногда так сокращали обращение «мастер» – дворянский сын. Ссылаясь на известную работу Ильи Гилилова «Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого феникса», а также на труды филолога и переводчицы Марины Литвиновой, автор считает вероятным, что за дельцом Шекспиром стояли юрист и философ Фрэнсис Бэкон и его юный ученик, граф Рэтленд.

Научная специальность Льва Верховского – прикладная математика. Возможно, поэтому, отыскивая тайные знаки, он рассматривает напечатанное с выравниванием по центру посвящение еще и графически, в виде трех неустойчиво расположенных друг над другом вершинами вниз трапеций. Переместив фигуры в обратном порядке, автор получает другой текст посвящения: «Доброжелательный искатель приключений, отправляясь в путь, наш бессмертный поэт желает единственному зачинщику (так у Верховского. – С.Ш.) нижеследующих сонетов м‑ру W.H. всякого счастья и той вечности, что обещана».

Через длинную цепочку – книгу «Кориэтовы нелепости», в 1611 году изданную от имени Томаса Кориэта из Одкомба, шута наследного принца Генри, в свою очередь, серьезного и одаренного юноши трагической судьбы, книгу, полную остроумных, порой на грани цензуры, впечатлений от путешествия по Европе, истинным автором которой Лев Верховский считает все того же Роджера Мэннерса, графа Рэтленда – исследователь приписывает ему и авторство «Шекспировых сонетов», и посвящение. Ссылаясь на британскую исследовательницу Кэтрин Данкен‑Джоунс и на Марину Литвинову, Верховский напоминает, что посвящение напечатано с точкой после каждого слова, так, как древние римляне делали надписи на могильных камнях. А значит, предчувствуя скорую кончину, болезненный граф Рэтленд создал эпитафию самому себе. Кроме фразы об обещанной вечности, которую почему‑то вставил издатель Томас Торп, подписавший все посвящение своими инициалами…

В книге Льва Верховского содержатся также статьи о «Гамлете» и «Буре», несколько работ о творчестве Бена Джонсона, исторически точные и лишенные столь блистательных догадок. Кроме статьи «Кто написал «Дон Кихота», в которой подробно рассматривается версия о том, что автором испанского романа был неутомимый мистификатор Фрэнсис Бэкон. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Литературная жизнь

Литературная жизнь

НГ-EL

0
159
Случайность. Неспешность. Бессмертие

Случайность. Неспешность. Бессмертие

Ирина Шульгина

Литераторы Нина Шульгина и Михаил Фридман – соработничество в творчестве и любви

0
1471
Проснутся древние славяне…

Проснутся древние славяне…

Вячеслав Памурзин

Само содержание сбивает переводчицу на силлабо–тонику

0
429
Царь любви

Царь любви

Сергей Шулаков

Наши смутные догадки о прекрасном Константин Скворцов отливаетв зримые, волшебные, отчасти символистские образы

0
246

Другие новости

Загрузка...
24smi.org