0
3215
Газета Печатная версия

26.12.2019 00:01:00

Селфи всеобщего удовлетворения

Взгляд в бездну вслед за Достоевским

Тэги: проза, роман, философия, эрос, театр, дауны, достоевский, юрий мамлеев


47-12-1350.jpg
Главное – не забыть нить Ариадны. Джордж
Фредерик Уоттс. Минотавр. 1885.
Галерея Тейт, Лондон
Писатель, сценарист, кандидат физико-математических наук, автор книг «Вниз-вверх», «Черная талантливая музыка для глухонемых», «Тапирчик», «Дипендра», «На золотых дождях», «Олимп иллюзий» и др., лауреат премии «НГ» «Нонконформизм» и других наград («Бродячая собака», Silver Bullet (США), финалист премий «Антибукер», Премии им. Андрея Белого Андрей Бычков выпустил новый роман – о пороке, наказании, избавлении от порока. О театре, в котором играют так называемые дауны, живущие, однако, по определенной логике. В отличие от других – «здоровых», чье существование на самом деле пропитано ложью. Фрагмент тогда еще будущей книги печатался в «НГ-EL» от 07.04.16: «В желтом городе встать поперек неба, Ганг и Миссисипи нежны были зарницами, вычерчивали островную линию заливов Сирта – так несмелый шуршащий посох лабиринта лежал на дороге. Так бледный блендер по-прежнему взбивал коктейли в барах, и как осы, жужжали шинами машины, жалили в кассах. И город плыл по-прежнему по течению, и на корме был огромный танцпол. Все почему-то хотели веселиться, подпрыгивать все выше и выше, в этом сезоне все стремились к подпрыгиванию. Он был как-то невинно счастлив среди всех этих отчаянных прыжков, бумажек, скорлупы, фантиков, денежных купюр, автоматов по производству удовольствий, навешанных на стены, куда можно было вставлять органы в причинах или без – голову, ноги, например, чтобы получить синий вспых, или голубой массаж отставленных, отстраненных мизинцев.

И человек этот был один, с образом той женщины, и уже строил для него лабиринт намерений его Минотавр, потому что счастье его было не слишком просто, и ему все казалось, что оно еще возможно «В чем же мое предназначение? – думал Егор (а это был именно он). – И навсегда ли ушли те времена? Какие времена? Когда смешаны в хаосе прошлое и будущее, и лишь настоящему можно доверять в своем сердце?»

47-12-11250.jpg
Андрей Бычков. Переспать с
идиотом.– СПб.: Алетейя, 2019.
– 134 с.
Он не понимал этих лиц и их озабоченности, они мерцали на экранах и отражались в экранах. Селфи всеобщего удовлетворения закрывало горизонты, и события лишь печально толпились за кулисами и не знали, как им быть, выходить или не выходить в просцениум, что они все равно будут использованы на колесах удовольствий, как будто история – это только то, что происходило когда-то, а не то, что простирается впереди...»

Основатель метафизического реализма в литературе, писатель и философ Юрий Мамлеев в свое время назвал творчество Бычкова «глубоко русским», поскольку «глубина переживаний в нем настолько превосходит западный уровень, что здесь снова приоткрывается та самая бездна, которая завещана нам еще Достоевским». Проза Андрея Бычкова играет (но не заигрывает!) с читателем, балансируя на грани эроса и философии – на грани собственной мысли, которая сама себя думает, сама себя себе доказывает. И заглянуть в эту бездну вслед за автором решится не каждый. 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Я с детства помню череп прапрадедушки…

Я с детства помню череп прапрадедушки…

Илья Смирнов

Максим Лаврентьев о швейцарской психиатрии, необычной коллекции и рифмоплетстве после сорока

0
1118
Литературная жизнь

Литературная жизнь

«НГ-EL»

0
137
Попытка убежать, попытка вернуться

Попытка убежать, попытка вернуться

Злата Линник

Городской романс родом из 90-х

0
285
Любовь и дайвинг

Любовь и дайвинг

Екатерина Богданова

Светлана Хромова берет новые высоты в прозе и новые глубины в море

0
369

Другие новости

Загрузка...
24smi.org