0
572
Газета Non-fiction Печатная версия

16.05.2019 00:01:00

Без красок и почти без слов

Пространственный Бунин и обрюзгший Белый глазами пристрастного Адамовича

Тэги: георгий адамович, эмиграция, париж, литературная критика, марина цветаева, марк алданов, дмитрий мережковский, андрей белый


15-15-1_b2.jpg
Георгий Адамович. Собрание
сочинений. «Последние новости».
1936–1940. – СПб.: Алетейя,
2018. – 968 с.
Его неоднократно ловили на противоречиях. Марина Цветаева сделала даже подборку цитат («Цветник»), в которых одно и то же явление оценивалось с прямо противоположных позиций.

Его неоднократно обвиняли в неискренности. Марк Алданов чуть ли не каждое второе письмо к нему начинал со слов: «Не скрывайте от меня вашего настоящего мнения».

Тем не менее наследие литературного критика Георгия Адамовича (1892–1972) чрезвычайно ценно для понимания эмигрантской культуры. И не потому, что он, прожив почти восемьдесят лет, успел оставить отзывы чуть ли не о каждом мало-мальски значимом событии русского зарубежья (Шмелев, Мережковский), живо реагировал на новинки западной (Селин, Мартен дю Гар) и советской литературы (Зощенко, Леонов). Важно, что «Сквозь отступленья, повторенья,/ Без красок и почти без слов» в его критике нередко проявлялись действительно оригинальные мысли и острые замечания. Вот, например, сравнение прозы Марка Алданова и Владимира Набокова, писавшего тогда под псевдонимом Сирин: «Ни один из современных русских писателей не создал чего-либо, схожего с алдановской трилогией («Ключ», «Бегство», «Пещера». – А.М.) по сложившейся стройности частей, по законченности и четкости архитектоники. Часто говорят о композиционном даровании Сирина – и действительно Сирин исключительный мастер в области завязок, развязок и ведения действия вообще. Но у Сирина всегда одна тема, один фабульный замысел, который он и «подает» с необыкновенным остроумием и необыкновенной находчивостью. У Алданова совсем не то: его композиционный рисунок, менее резкий, менее драматический, чем сиринский, растекается в сторону гораздо свободнее. Сирин исходит из факта, Алданов кладет в основу творчества образ… Сирина всегда можно пересказать, потому что логика в его писаниях играет подавляющую роль, так же как и стиль событий. Алданов, несмотря на последовательность повествования, «непередаваем» иначе как ценой обеднения или даже искажения. Оба, в сущности, чувствуют время гораздо острее, нежели пространство (в противоположность Бунину – наименее «временному», наиболее «пространственному» из новейших русских художников), – но во времени Сирин очерчивает эпизод, а Алданов эпоху».

Возможно, здесь тоже имело место привычное стремление «перетончить», как иронически характеризовал критику автора «Одиночества и свободы» историк литературы Глеб Струве, но фактически получился пассаж, достойный научного исследования.

Да, чаще Адамович оставался пристрастен. Хотя и субъективные оценки современных критику писателей не менее важны. Вот, например, его слова о «позднем» Андрее Белом времен мемуарной трилогии: «За десять лет Белый не ослабел как художник, но обрюзг и отяжелел духовно». Конечно, в таких суждениях (и не только о Белом) он был не одинок. Можно вспомнить, что писал об авторе все того же «Серебряного голубя» Иван Шмелев, правда, в частном послании: «Никогда не терпел Андрея Белогорячечного… Бормотун-шаман и искренний до слез пакостничек, «всего-искатель», чистейший выродок-выкидыш… – словом, – «цветок», который только могла дать наша вырождающаяся интеллигенция… выкидыш с цыплячьим пухом на кочерыжке». Несправедливо? Зло? Вот только без таких филиппик (и столь любимых автором парадоксов) сложно до конца разобраться в литературных процессах минувшей эпохи.

Настоящий том рецензий, напечатанных в парижских «Последних новостях», завершает собрание сочинений. Такой вот получается «Конец главы». Почти по Голсуорси, если использовать парадоксы самого Адамовича. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Адюльтер не по-русски, или Возвращение романа

Адюльтер не по-русски, или Возвращение романа

Алла Марченко

Как будапештский Дом террора и горячие бани вдохновили Марию Рыбакову на книгу

0
1788
Таблетки правды

Таблетки правды

Владимир Соловьев

Давид Гай о том, как построить жизнь с учетом свалившихся миллионов и как бывает обидно и за Россию, и за Америку

0
1689
Париж: первая месса в Нотр-Даме после пожара

Париж: первая месса в Нотр-Даме после пожара

0
464
Осторожнее, осторожнее.  Здесь золотые слова!..

Осторожнее, осторожнее. Здесь золотые слова!..

Григорий Заславский

То, что составляло даже не театральную, а околотеатральную среду, и через столетие сохранило свое обаяние

0
333

Другие новости

Загрузка...
24smi.org