0
2449
Газета Поэзия Печатная версия

12.05.2016 00:01:00

Амарсана, здравствуй, брат!

Интеллектуал из племени Чингисханова

Тэги: поэзия, анфора, эдуард лимонов, чингисхан, бодлеев, верлен, клюев


поэзия, анфора, эдуард лимонов, чингисхан, бодлеев, верлен, клюев Улыбаюсь головой – небо синее собой. Фото Екатерины Богдановой

В кои-то веки, чрезвычайно редко, раз лет в двадцать вдруг удивится такой прожженный человек, как я, поэтической книге. И вот подарил мне человек Амарсана Улзытуев свою книгу стихов только что, 20 апреля. На обложке фотография: агромадная голова махрового степняка, стиснувшего веки, чтоб нас не видеть, играть бы такому главного монгола  в фильме о монгольском могуществе, – это автор. Вообще говоря, этой своей агромадной башкой – казаном Амарсана вводит нас в заблуждение, отвлекает, так же как и горловым, хриплым, в шаманской манере камланием своих стихов, – пускает по скорее ложному пути. Нет-нет, Амарсана не притворяется степняком, он стопроцентный бурят и, значит, монгол, но его духовная территория шире нашей, он расположился сразу и в Китае, в буддизме, и в шаманизме, и в Руси – России, и в Европе,  тоже свободненько, как в родной, словно он их местный Бодлер либо Верлен, или наш русский Клюев чудесный. Имеется в виду, что он всемирный такой человек, все понимает, интеллектуал из племени Чингисханова. Мне в нем что нравится? Что он принципиально не мелкий, не воспевает мелкую, профаническую общественно-личную обывательскую жизнь. Что он поет о высоком, о Богах, о Духах, о предках, о Вселенных и Бездне Хаоса, хотя он его так не называет. Почти все песни его о высоком, и он позволяет себе только мелкие вкрапления современности, примет нашего дня, всякий раз чуть вышучивая их, стесняясь. Надо же о высоком.

И всходил древний хунн, сын косматого синего неба,

Иволгинскою степью на былинную гору свою,

Сквозь забрало прищуренных век богатырским окидывал взором:

Сколько лун до Срединной – совершить свой набег...

...

Не молился, а просто беседовал с космосом – братом,

Не божился со страху, а демонам повелевал... 

Или вот о детстве Амарсаны:

У села Цагаан-Морин, то есть Белая Лошадь, у одноименной реченьки,

У самого детства моего деревенского, летнего – на юге Бурятии,

Как взбирались мы на горку, на высокую Хуугэн-обоо –

Капище, в смысле, Детское – для детей стало быть...

И вот мы карабкаемся на нее, на самую ее макушку с проплешиной,

Иволгу по пути слушаем, землянику кушаем, камешки вниз кидаем.

А сами думаем, не рассердятся ли на нас эзэны, таинственные и грозные,

С глазами кузнечиков и стрекоз, с ушами одуванчиков и васильков.

А вот как рассердятся, так и спрячут от нас землянику сладкую,

А вот как солнышко тучами закроют-затянут, а то и грозой отстегают...

Потому и молча идем-взбираемся, стадо загорелых и голопузых,

Потом от жары и жажды исходим, а кто соплями зелеными.

А следом за нами бабки наши и дедки, которые уже умерли,

А с ними и те из нас, которые уже выросли и тоже умерли,

Взбираются разношерстной толпой,   как тарбаганы-суслики, озираются,

Взопрели в своих шелковых халатах, бездонных, как детские сны...

Вот и капище – с каменным туром, с разноцветными лоскутами на деревцах,

Воина древнего здесь, с незапамятных пор доспехи зарыты,

Все мои родичи по маминой линии, со всей пучеглазой Закамны, здесь собрались,

Вселенная – ты тверже смерти, камлает старик, жертвуя спички и молоко...

книга
Амарсана Улзытуев.
Новые анафоры.
– М.: Время, 2016. – 128 с.

Я бы цитировал всю книжку, чудесна зарисовка «Похороны Эдди, Северная Гана», увиденная весело и парадоксально, где умершего черного рыбака друзья  несут в гробу, сделанном в виде рыбы, а вдова его причитает:

– Проснись! – поет вдова, – вставай, лентяй!

Просят твои детки голодные рыбы кусочек!

Ну же иди и поймай нам немного еды!

Нужен ты нам, черный верзила!

Но  процитирую напоследок вот «Байкальское солнечное»:

Надо мною солнце светит

И собой меня бессмертит.

Солнце по небу идет

И собой меня поет.

И собой меня сияет,

Головою улыбает.

Улыбаюсь головой –

Небо синее собой.

Здравствуй, Амарсана Улзытуев! Я вспомнил, что  просидел с тобой у одного костра тысячу лет, брат!


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


На дуроге дымовозы

На дуроге дымовозы

Елена Семенова

Юрий Орлицкий о Генрихе Сапгире, его стихах-кентаврах и «полусловах», которые нужно додумывать

0
591
Литературная жизнь

Литературная жизнь

0
160
65–75–85: галопом по поэту

65–75–85: галопом по поэту

Юрий Кувалдин

К юбилею Александра Тимофеевского

0
616
Дубинки, файеры, вертолеты

Дубинки, файеры, вертолеты

Владимир Коркунов

Истории и проблемы гендера на презентации книги Нины Александровой

0
335

Другие новости

Загрузка...
24smi.org