1
14207
Газета Политика Интернет-версия

27.01.2020 22:41:00

Константин Ремчуков. Несколько гипотез о том, что происходит в политической жизни России

Тэги: власть, путин, правительство, общество, экономика, доходы, конституция, деньги, финансы, сша, трамп

Программа "Особое мнение" проводится радиостанцией "Эхо Москвы" совместно с международной телекомпанией RTVi и идет одновременно в прямом радио- и телевизионном эфире.

власть, путин, правительство, общество, экономика, доходы, конституция, деньги, финансы, сша, трамп

М.Максимова― Это программа «Особое мнение». В студии Марина Максимова. Я приветствуют всех наших слушателей и зрителей. А свое особым мнением высказывает Константин Ремчуков, главный редактор «Независимой газеты». Константин Вадимович, здравствуйте!

К.Ремчуков― Здравствуйте!

М.Максимова― Такой, в лоб сразу вопрос: скажите, есть у вас ясное представление, для чего меняют Конституцию?

К.Ремчуков― Какие вы вопросы… Действительно, в лоб. Сейчас в Москве такой анекдот ходит. Он звучит так. Встречаются два очень опытных политолога, прямо очень опытных. Один другому говорит: «Что происходит в стране?» Тот говорит: «Ну, сейчас я тебе объясню». Он говорит: «Нет, объяснять не надо. Что происходит?»

Объяснить может каждый, а вот что происходит, понимает не каждый. Людям же кажется, что они понимают. Поэтому в основном мы слушаем гипотезы.

У меня тоже есть свои гипотезы. Но у меня нет точного знания. У меня есть гипотезы. Какая-то гипотеза выглядит более-менее правдоподобно, какая-то менее правдоподобно. Но точного знания нет ни у кого.

И все люди, с которыми я общаюсь, тоже очень удивлены. И, более того, когда они мне рассказывают, какие еще за несколько часов до объявления состава правительства фигурировали фавориты на те или иные должности, ключевые министерства, включая тем министерства, которые находятся сегодня под действующей Конституцией в прямом ведении президента, то ты понимаешь, что очень было спонтанно сделано. И набор лиц не был однозначный и окончательный давно.

Поэтому мои гипотезы следующие. Первое: Путин давно думает о преемнике, о чем он неоднократно говорил. Второе как тезисы или можно как гипотезу, но какие-то тезисы, поскольку я лично слушал из его уст. Вторая гипотеза: он не доверяет личной гарантии.

Мы столько часов у этого микрофона потратили, условно говоря, запугивая условного Путина, рассказывая про вероломство и предательство его соратников — соратников того, кто находится у власти. Рассказывали про Хрущева, который развенчал Сталина, про Брежнева, который развенчал Хрущева. Про Горбачева, который ушел от всех вождей. Про Андропова, который зятя Брежнева посадил. Про Ельцина, который с Горбачевым не очень хорошо расстался. Про Путина, который содержательно изменил курс Ельцина. И так далее и тому подобное.

Я думаю, что такой трезвый, умный и опытный человек как Путин, в конце концов, пришел к выводу в своем пасьянсе. И сколько кандидатур из бывших охранников его, которые на те или иные посты назначались — в губернаторы тестировали. Пара человек буквально через 3 месяца назад: поняли, что и губернатор плохой и президентом не станет. Которые кажутся верными и лояльными.

И вот Путин в тот момент, когда он понял, что личных гарантий он не принимает ни от кого, и никто ему их не может обеспечить, поскольку поменяется контекст и все побегут в другую сторону, он решил создать — моя гипотеза — институциональные гарантии или конституционные гарантии того, что очень сложно будет волей одного человека перевернуть эту пирамиду.

И масса вещей, которые сейчас происходят, все-таки, с конституционными поправками, говорят о том, что он хочет, чтобы все-таки правительство в значительно большей степени зависело от Думы с утверждениями. С другой стороны, Дума, ее надо избрать из тех, кто победит на выборах.

Дальше. Совет Федерации формируется один человек от губернатора, другой от местной думы. Опять же это выбор этого типа. Но Совет Федерации получает гигантские возможности: судей отзывать. Верховный суд — пожалуйста, Конституционный суд — пожалуйста. Силовиков, прокуроров. Мы видели, как Чайку — раз! — убрали. Тоже и других так же. То есть усиливается явно Совет Федерации со своими полномочиями.

Госсовет. Предположим, что Путин будет в этом Госсовете определять стратегические направления, как они хотят, развития страны. Да, там все губернаторы присутствуют, и у него очень высокий уровень действующей активности будет: отмечать тот губернатор так идет или не так.

И получается, потом у нас еще президент. Президент. Да, президент может переродиться. Хотя все равно Путин будет оказывать серьезное влияние на того, кого он хотел бы видеть президентом, но вот это перерождение а-ля Хрущев по отношению к Сталину вполне возможно. Но тогда ветви власти под названием президент будет противостоять 4 ветви власти, в которых набор людей связан с Путиным. У них свои убеждения, они обладают исторической памятью, какой-то лояльностью, личной благодарностью и полномочиями и каким-то чувством самосознания, что они принадлежат власти. Что уже правительство, Дума, Совет Федерации и Госсовет не могут в одночасье — так можно за 4 года из сформировать, — взять развернутся и сказать: «Ну всё, будем сейчас преследовать Путина и его соратников, потому что поменялся курс».

Мне кажется, что такого рода институциональных и конституционных гарантий, которых хочет добиться сейчас Путин этими изменениями, у нас не было.

Второй блок мотивов, связанный, в том числе, со временем, почему именно сейчас делается, мне кажется, все-таки определяется тем, что ему еще у власти 4 года и месяц — это очень большое время. В Америке вообще на 4 года избирают человека. А тут 4 года и месяц еще ему.

И пока он сильный, он в состоянии очень многие вещи делать, потому что он на вершине власти. Как он говорит: «Сколько у вас там, 19 судей Конституционного суда? — Это ареопаг величайших юристов, — У вас будет 11». Молча. Никто из них не написал… Ну, это прямо реальная власть. Ни у кого нет научного… А зачем нужно больше? А как было в истории?

Вот мы знаем, когда Политбюро или ЦК концентрировали власть, их было мало совсем, 11 человек, скажем. А когда Сталин на XIX съезде в 52-м году решил большую пертурбацию совершить, он гигантский секретариат ЦК — Брежнев попал в этот секретариат — с тем, чтобы размыть влияние ядра, вот этой макушки лидеров… Поэтому, конечно, с меньшим числом людей легче работать. Если у тебя в ЦК будет 15 человек — один коленкор. Если у тебя 300 человек или 150 — другой. С каждым договариваться, да и дороже, между прочим.

Он этими пертурбациями послал очень важный сигнал элитам, что он не «хромая утка». Вот я сейчас был в Америке. Они хорошо понимают эти термины. «Хромая утка» — это такой американский термин.

И, мне кажется, Путин всю свою жизнь очень боится выглядеть «хромой уткой», потому что на всех сроках он всегда, когда заканчивался у него тот президент срок, — он как-то всегда посылал сигналы, что он и «Единой Россией» руководит и потом у него Народный фронт появился и премьер-министр… В общем, что Путин не уходящая натура. Вот сейчас кого ни спроси: «Ты даешь мне голову на отсечение, что Путина после 24-го года не будет вообще в политическом ландшафте страны?» — никто так не скажет. И тогда зачем же называть его земляным червяком, если он совсем не земляной червяк, а удав Каа и он может тебя ударить хвостом?

Поэтому вот это важнейший еще элемент: он не хромая утка, он есть, он еще 4 года президент полноценный, решительный, и он остается дальше, как я сказал, с 4 институтами с почти непосредственным контролем.

М.Максимова― А это способ ухода все-таки относительного? Просто чтобы были гарантии того, что он останется неприкосновенным, или это все-таки продолжение правления?

К.Ремчуков― Нет, это уход с конституционной позиции. Он же за 20 лет создал позицию, в которой произошел серьезный дисбаланс в разделении властей в его пользу. И мы сейчас видим: та легкость, с которой предложены такие фундаментальные изменения в Конституцию, та легкость, та радость, с которой люди засучили рукава и начали работать, говорит о том, что он — просто не знаю, с кем сравнить, — но очень влиятельный человек в стране. Причем его влияние односторонне велико. Противостояния ему нет в политической иерархии.

А он все-таки, мне кажется, в результате… цель-то у него — сохранить себя, вот эту жизнь, спокойствие. То есть остается оппозиции шанс — только революция, когда, строго говоря, все взрывается, и тогда не важно, кто ты там — член Госсовета… мы все равно все арестуем, и все пойдете по этапу. Но тогда намного проще сохранять контроль над системой: надо не допустить революции. А чтобы не допустить революции, надо сделать следующее… Двоеточие.

М.Максимова― Что нужно делать, чтобы не было революции?

К.Ремчуков― Чтобы не было революции, нужно, чтобы росли доходы. Доходы у нас не растут, не растут долго. У нас иногда манипуляции со статистикой происходят. Там по 5 тысяч пенсионерам выплатят — вот у них прирост реальных доходов. Нет, реальные доходы включают не только заработок, который люди получают. Он может даже и расти. Это доходы от всех типов активов, которых у них нет.

Доходность на вклады в банках падает, значит, этот компонент реальных доходов падает. Квартиру раньше сдавали за 50 тысяч рублей, сегодня за 30 — значит, этот компонент ваших доходов падает. И там буквально акции какие-то имели. Из-за того, что экономика из-за дорогих денег и перерегулирования со стороны Центрального банка.

Кстати, очень хороший доклад выпустил «Сбербанк» по анализу работы Центрального банка. Завтра вы можете почитать, у нас в газете есть статья Настя Башкатова написала. Очень хороший анализ сдержанный, но грамотный. Показывает, что до такой степени перерегулирован наш финансовый рынок, что рассчитывать на какой-то экономический рост просто очень тяжело. И в этих условиях не растут, скажем, доходы на акции.

И если посмотреть всю структур доходов, включая зарплату, то мы видим, что реальные доходы людей падают. Плюс то, что случилось в декабре 14-го года, когда обвалился курс рубля. И та номинальная зарплата, условно говоря, 100 тысяч или 300 тысяч рублей, которая соответствовала 10 тысяч долларов, позволяла какой-то образ жизни среднему классу. Тоже всё это исчезло и не вернулось.

И вот с тало ясно, что 8 лет после выборов последних 12-го года президента правительство Медведева не справляется с темой экономического роста и развития, ну, просто не справляется. Путин, который склонный, в общем, держать какое-то слово, и по отношению к Медведеву мы видим, что он был максимально лоялен… Тем не менее, экономика стагнирует, это надо прямо сказать. Когда радуются: у нас будет не 1, а 1,3, а на самом деле появится 0,9 все равно в рамка статистической погрешности. И он понял, что какими политтехнологическими ухищрениями не занимайся, если не будет ускорений экономического роста, если не будет энергии работы правительства.

М.Максимова― Никакой внешний враг не поможет.

К.Ремчуков― Никто не поможет. Вот просто ты внутри получишь людей, не только молодых людей, которые просто недовольны. Потому что во имя чего ты должен терпеть режим? Вот уже 8 лет с 12-го года как Медведев премьер. Ну, елки-палки, за 8 лет… это же какой срок? А ведь ничего у нас не получилось по темпам, по росту. Стагнация. Всегда люди начинают задумываться о каких-то глупостях, которые не связаны с тем, с чем хочется власти.

М.Максимова― И вообще задумываться начинают.

К.Ремчуков― Да. Поэтому я думаю, что эта трансформация правительства призвана — по Путину — изменить ситуацию. И тут, конечно, тоже вопрос. Потому что ну да, мы признаем, что в экономическом развитии, росте Силуанов понимал не очень много. Он все-таки финансист. По-моему, он неплохой министр финансов. Поэтому он с поста первого вице-премьера, куратора всего этого блока ушел туда.

Значит, смотрим: он уходит на министра финансов, но сюда приходит Белоусов. Белоусов — это дирижист. Дирижизм — это направление в экономике, которое считает, что государство должно дирижировать всем. Значит, опять госфинансы, госкорпорации, министерства — расходы через них.

Но может он дать свежий импульс? Вполне возможно как новый человек, но вообще, сама модель, она ущербна. Уже надо понять. Ведь у нас же указы президента в 12-м году появились. И казалось, что именно через указы президента, которые потом называли национальными проектами, и будет развиваться экономика. Она не развивается.

Я не знаю, сколько лет им надо, чтобы они поняли, что эта модель не работает, что модель должна работать на индуцирование частных инвестиций, тогда доходы будут расти. Не очень большой оптимизм.

Так вот приходит Эльвира. Стала хорошим Центробанком. Но одну функцию — Центробанк отвечает за экономический рост — все-таки она проигнорировала. Центробанк отвечает за низкую инфляцию. Она даже не отвечает за валютный курс рубля по отношению к другим валютам, поскольку в законе о Центробанке об этом не прописали. Вот она сейчас возьмет опустит рубль гипотетически и сделает 120 — и к ней претензий нет. Потому что никогда в законе о ЦБ написано, что она за это отвечает. Инфляция будет низкая. Все хорошо. Какие ко мне претензии? И закон несовершенный, и никто туда не лезет. И она сохраняет свою позицию.

Остается у нас Решетников. Решетников — министр экономики. Он неплохой парень, и он технологичный. То есть если ему сказать создать условия для малого и среднего бизнеса, он их создаст. Он именно очень технологичный.

Так малый и средний бизнес — что ему нужно? Ему нужно помещение, чтобы работать. Мы хотим, чтобы там креативный класс сидел. Какой креативный класс? Компьютерщики, чтобы программы писали. Всё. Им такие офисные помещения, им такую аренду. Что от них надо? От них нужна информация. Какая информация? Вы что, будете проверять, какие они программы пишут? Разве вы в этом понимаете? Нет, мы в этом не понимаем. Нам нужна информация о белой зарплате. Какая белая зарплата будет считаться, что эти головастики сидят и занимаются не шитьем тапок made in Georgia, например? Зарплата в 65 тысяч рублей в белую, тысячу долларов. Хорошо. Можно тысячу евро поставит. Это на рынке такая? Эксперты говорят: «Да, у нас в среднем зарплата белая такая». Фирма показывает, что у них 1000 долларов в месяц в белую — всё, они получает льготы по аренде помещения и так далее.

Пространства, эти технологические промышленные парки заполняются людьми, которые занимаются именно этим, а не шьют там полиэтиленовые пакеты либо тапочки. И так далее. То есть он в состоянии реализовывать более технологично, чем просто лекция-пожелание: «Ребята, давайте жить дружно». Это плюс, с моей точки зрения.

Теперь Мишустин остается. От него теперь будет зависеть очень многое. С одной стороны, его компетенция и квалификация такого с головой на современных технологиях повернутого. Это хорошая вещь, поскольку современные технологии сильно помогают преодолевать бюрократию. И он в данном случае хорош. Потому что когда ты общаешься с приложением в гаджете, это лучше, чем общаться с живыми людьми. Когда ты всю информацию получаешь по налоговой, штрафы… Ну, вы знаете, как хорошо работать через эти приложения и не видеть никогда этих людей. Ты заходишь в личный кабинет, отсылаешь какой-то вопрос — получаешь… Моя жизнь упростилась намного. Даже утерянные какие-то вещи. Теряет машину — налог какой-то. Пишешь, засаживаешь данные, получаешь в ответ… Это хорошая вещь.

Знания. Знаний, конечно, у него, как организовывать экономику, на макроуровне придать ей динамизм, наоборот, безусловно. Тут спору нет. У него нет такой черты в биографии, чтобы она говорила. Но он способный, может научиться. Теперь вопрос: будет ли у него время учиться? Потому что темп сейчас такой задан для всех этих изменений, что времени на учебу, безусловно, нет.

М.Максимова― А темп — это вот за 4 года нужно успеть. То есть результат от правительства ждут когда?

К.Ремчуков― Результаты от правительства ждут такого — поскольку мы в первой части нашей беседы указали, что ключевым теперь будут являться выборы депутатов, в том числе, в Государственную думу 21, сентябрь, значит, у нас остается 1 год и 8 месяце, даже 1 год и 7 месяцев. Поэтому вот сейчас до конца года 2 триллиона дополнительных расходов будет. Там, я думаю, 2,8 триллиона — по август следующего года потратят дополнительно. Это большие деньги, но жизнь оживиться. Но вопрос в другом: мы обеспечим рост каких-то показателей за счет того, что накачиваем экономику, или мы обеспечиваем развитие, когда у нас начнут развиваться и институты и частный бизнес пойдет?

Как положительная вещь — что Мишустин очень хорошо… вот если этот парень Белоусов с большим подозрением как настоящий экономист из МГУ, он с большим подозрением относится к частному бизнесу — там люди такой, марксистской закалки, — то Мишустин к частному бизнесу относится нормально, он понимает реальную роль его. И поэтому, мне кажется, что он может перезапустить эти отношения государства и бизнеса, все-таки услышать, какие барьеры надо снять, проконтролировать снятие этих барьеров. У нас же слово «снять барьеры» звучит постоянно, но никто не контролирует. Предыдущее правительство этим не занималось.

Поэтому я все-таки рассчитываю, что пусть Мишустин много работает, быстрее обучается, и тогда может получиться шанс. Вот как только изменится в стратегии Российского правительства упор между государственными финансами, то есть советской моделью и частными финансами с тем, чтобы децентрализованном порядке начинался рост экономики и рост доходов, так, мне кажется, мы увидим, работает или не работает эта система.

Но эта экономика очень нужна Путину. Он понимает, что с низкими стагнирующими доходами никакую власть не удержат, все выборы проиграют, потому что нету никакой радости людям.

М.Максимова― А вопрос: успеют ли какие-то изменения внести к сентябрю 21 года, скажем так, это реально или какая-то фантастическая задача?

К.Ремчуков― Мне кажется, реально. Потому что раз решили поделиться деньгами… Тут же вопрос еще в чем. Вот мы как-то уже говорили, Центральный банк держит доходность государственный облигаций в валюте 29% годовых — это данные «Блумберга», а «Сбербанк». считает 28%. Ну, это же феноменальные деньги. 28% годовых в валюте доходность — это инвестиции.

Конечно, если я вложился в наши бумаги — и сейчас показали по платежному балансу, 20 миллиардов долларов пришло в нашу экономику, все хотят в такую доходность — я, конечно, с удовольствием, если у меня будет такая доходность, буду голосовать за Набиуллину как лучшего банкира мира. Но чтобы обеспечить это, ты должен очень большие интервенции проводить на рынке, ты должен держать высокий курс рубля с тем, чтобы рублевая доходность конвертировалась в валюту, условно говоря, по 61–62, а не по 67.

М.Максимова― Я думаю, что у нас будет еще много возможностей говорить. Как говорится, будем следить за развитием событий, за кабинетом министров, за голосованием.

Единственно, что еще по поводу голосования я хотела спросить. Про кабинет мы поговорили, про конституционные поправки тоже поговорили. Вот это голосование народное, оно зачем? То есть это не референдум, это какое-то непонятное голосование. При этом тот вариант, если вы не вносите правки в главные статьи Конституции, то тогда это голосование, референдум не нужно, а если вносите, то тогда нужно Конституционное собрание, которые, кстати, и не прописано. Но это явно не замена референдума. Вот это что такое?

К.Ремчуков― Мне кажется, что, конечно, скорей всего, от неуверенности, что референдум удастся. Потому что все те замечательные вещи, которые наступят у нас к сентябрю следующего года, они не наступили… И по референдуму там, по-моему, надо, чтобы не менее 50% населения приняло участия и чтобы не менее 50% от принявших участие проголосовало… Представляешь, ты получишь дулю и там и там? Тут ты не собрал 50% желающих идти на референдум, тогда уже всё, вопрос закрылся. И там не получишь больше 50% поддержки при любой явке. Поэтому отказ от референдума, который прописан в конституциональной норме, привел к такой вещи, которую вы видите, как законодатели все приняли, что «не хотим референдум, а хотим голосование». — А как голосование будет проходить? — А мы пока не знаем, мы пока думаем. — А кто будет принимать участие? — Мы не знаем, мы пока думаем — А когда оно будет проходить? — Где-то в апреле будет проводиться.

Поэтому всё это вызывает вопросы. И, надеюсь, что кто-нибудь начнет объясняться по этому поводу. Но это всё показывает слабости, что хочется типа поддержки и в то же время не совсем не тех конституционных основаниях, которые на данный момент фиксируют процедурно, как эта поддержка должна оказываться.

Про положение другого президента, нашего любимого Дональда Трампа. Импичмент бесконечный. Но здесь два новых момента появились. Здесь и запись разговора, где Трамп настойчиво требует: «Немедленно убрать, — теперь уже бывшего — посла на Украине». И здесь, соответственно, вечером появились отрывки из книги, которая будет опубликована, бывшего советника Трампа по нацбезопасности Джона Болтона, где Трамп ему лично рассказывал, что будет удерживать военную помощь Украине, пока не получит взамен расследование против Байдена. Насколько это серьезно?

К.Ремчуков― Первое не очень серьезно, потому что Трамп уже на это реагировал, на Иванович. «Посол, — говорит, — Соединенных штатов Америки! Портрет мой не повесила в Кабинете. Портрет Обамы у нее. Я президент…». Президент имеет право — это его прерогатива — снимать. Поэтому я думаю, здесь ничего не выгорит.

А с Украиной сложно. Это же тоже тема… Потому что я вижу, какая конфигурация происходит по защите Трампа и атака на Байдена. Все говорят, там Линдси Грэм, влиятельный сенатор. Он говорит: «Ну, это плохая внешняя политика, если вице-президент страны Байден, которые отвечает за международные отношения, за борьбу с коррупцией международную, посылает своего сына работать в most corrupt gas company in Ukraine — наиболее коррумпированную топливную компанию Украины. И он туда своего сына — 87 тысяч долларов в месяц зарплата за непоявление на работе. Это же программа ямая коррупция». Это первый вопрос.

Второй вопрос: должен ли президент США интересоваться коррупционными делами в тех странах, куда Америка дает деньги? Американцы республиканцы считают, что он вправе. Поэтому можно эту тему: Не давать деньги, пока не поборемся с коррупцией — что это коррупционные основания, так интерпретируют. Третий у них аргумент — что денег Трамп выдал Украине намного больше, чем Обама и Байден, кстати. Байден вмешивался в то, чтобы Шохина, прокурора сняли и говорил: «Если вы этого сукина сына не снимите — миллиард долларов не получите». Вот это как называется? Это же прямой шантаж.

А почему? Потому что Шохин начал расследование дела в отношении этой компании «Бурисмы» по коррупции, в которой работает сын Байдена. И выглядит так, что вице-президент США требует убрать генпрокурора Украины, называя его сукиным сыном за то, что он начал расследовать против компании, куда этого личного сына (тоже сукин, но личный сын Байдена) устроили на синекуру получать эти деньги. И такой же эпизод есть с Китаем. Там больше деньге, там 1,5 миллиарда долларов.

Поэтому это всё возня. Другое дело, что тема импичмента, всех этих разоблачений, что он в присутствии… «Парнас какой-то во время фандрайзинга я видел и я его не знаю» — и он рассказывает какие-то вещи. Конечно, это не предосторожность. Вчера вечером уже Fox News — я видел, — совсем поздно дали первый раз информацию, что такое впечатление на американскую публику все-таки оказывает эта тема импичмента, что на вчерашний вечер Трамп проигрывал любому из демократических кандидатов, вот любому, начиная от Байдена. Вот прямо по рейтингу… Если бы выборы состоялись сейчас в президенты, всем бы проигрывал. В Америке социология относительно хорошая вещь.

С другой стороны, все-таки так далеко до выборов. И Трамп с его харизматической манерой все перекручивать в свою сторону… Так что, я думаю, что до ноября времени так много, что по опросам общественного мнения в январе говорить определенно не о чем. То, что там всё кипит… Но главное, что он еще много дел делает. Он ратифицирует договора… Это поразительная психика. Я, конечно, удивлен силой и типом личности.

То есть он вместо НАФТА договор USMCA не просто подписал на выгодных американцам условиях, а конгресс одобрил его. То есть тут он договорился с демократами. Он пригрозил — был в Даовсе — европейцам: «Я сейчас за вас возьму». Он японцев поставил на очередь. Он с южными корейцами скорректировал…

То есть он с точки зрения бизнеса ведет огромную работу по корректировки тех вещей. У него очень растут доходы в стране. у него самая низкая безработица среди афроамериканцев, испаноамериканцев и азиатских американцев. То есть у него объективно экономическая ситуация хорошая. Поэтому вопрос в том, будет ли традиционный последние почти 30 лет, с 92-го года ключевой вопрос: Мы по поводу экономики или по поводу морали? Вот что изберут американцы?

Вот мое подозрение — я сейчас вернулся из США — что американцы в основной массе, конечно, те, которые консолидированы вокруг, — и вот консолидированных вокруг Трампа больше, чем консолидированных вокруг каждого из его оппонентов. Как объединить тех демократов, которые друг с другом сейчас собачатся? Ну, может, это возможно, а, может быть, невозможно. Так вот американцев основная масса, с кем я беседовал, все довольны экономическим положением, от водителей, продавцов, то знакомых… Все-таки экономика когда растет, это совсем другое настроение.

М.Максимова― Главный плюс. Почти вернулись, закольцевали, и вернулись к нашей российской экономике. Про книги тут интересные новости есть. Роскомнадзор прислал уведомление, что страницы свободной библиотеки «Викитека» с книгой Владимира Даля о ритуальных убийствах, которая была написана по приказу Министра внутренних дел в 1844 году, внесена в реестр запрещенных сайтов.

Не шутите с Зоханом, хочется сказать. Если предупредили, исключите, потому что время такое. Разные полосы бывают. Особенно темно бывает перед рассветом, как говорят. Вот примерно так. Если сказали — внесите. Боритесь, но внесите сначала, а потом боритесь, потому что иначе будет хуже.

М.Максимова― Надеюсь, у вас запрещенных книг, внесенных Роскомнадзором…

К.Ремчуков― Если честно, я пока не знаю. Потому что после нашего последнего эфира 30 декабря я получил письмо от посла Финляндии, в котором сказано: «Господин Ремчуков, я прослушал ваш эфир 30 декабря на «Эхе Москвы» и понял, что вы интересуетесь темой зимней войны Финляндии и Советского Союза. Мне кажется, возможно, будет интересно почитать книгу финского профессора». И присылает мне Киммо Рентола «Сталин и судьба Финляндии». Я вот ее посмотрел. Очень интересная. Сталин главная фигура в судьбе Финляндии. Нет ни одного человека в истории Финляндии, который бы оказал такое влияние на судьбу этой страны.

И, мне кажется, это очень интересно. Спасибо господину послу. Но я и всем советую. Она издана на русском языке. Издательство «Весь мир». Не знаю, включил его Роскомнадзор, не включил. Может быть, сейчас почитает и включит. Но, по крайней мере , базируется на фактах и ссылках. Это редкая книга. Я очень хочу порекомендовать.

Я перечитывал приложение. Она чем хороша — это Ильф и Петров, которых все читают и «Золотой теленок» и «Двенадцать стульев». А вот Ю.К. Щеглов дал комментарии к роману «Золотой теленок». И вот эти комментарии — их больше, чем сама книга по объему — это самое интересное чтиво. Все ссылки, все детали того времени, которые есть… «И не будет смотреть на фиолетовый квадратик». Что такое фиолетовый квадратик, в романе нет. А фиолетовый квадратик — это в течение несколько лет советская власть хотела запретить воскресенье, например, поэтому перевела всех на пятидневку. И все календарики отмечали у себя. Пять дней ты работаешь: понедельник, вторник, среда, четверг, пятница — бумс! — квадратик. Следующее идет у тебя: суббота, воскресенье, понедельник, среда — бумс! — фиолетовый квадратик. Они приводят массу литературных фактов, как все сходят с ума. Никто не может договориться с кем, когда в музей пойти: «А у меня квадратик фиолетовый, я выходной типа». И как писатели знаковые отказались прославлять выходной. Выходной — это очень плохо. Поэтому никаких праздников и выходных дней. Это надо ходить… день спайки, спойки… И они описывают, как народ соберется семьями, подерутся, напьются, морду набьют. Квадратик закончился. И уходят.

Но по всем вопросам деталей быта советской жизни эпохи «Золотого теленка» и «Двенадцати стульев». Очень рекомендую. Комментарии Щеглова.

М.Максимова― Спасибо, до свидания!

К.Ремчуков― Пока!


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


EVP 20:10 28.01.2020

Константин Владимирович, ждем обещанную статью об исследовании Сбербанка работы ЦБ.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Константин Ремчуков: В чем состоит риск транзита власти по Путину

Константин Ремчуков: В чем состоит риск транзита власти по Путину

0
479
Мировые биржи охватывает новая волна панических распродаж

Мировые биржи охватывает новая волна панических распродаж

Михаил Сергеев

В России возможен дефицит лекарств из-за остановки китайских поставок

0
769
Плебисцит готовится явочным порядком

Плебисцит готовится явочным порядком

Иван Родин

Конституционную реформу власть планирует не закончить, а прекратить

0
341
Задолженность физлиц по кредитам приблизилась к 800 миллиардам рублей

Задолженность физлиц по кредитам приблизилась к 800 миллиардам рублей

Анастасия Башкатова

Россияне пока не в состоянии поднять экономику страны

0
327

Другие новости

Загрузка...
24smi.org