0
21236
Газета Наука Печатная версия

11.04.2007

Кроме шуток

Тэги: депрессия, шизофрения, юмор, иванова

Алена Михайловна Иванова – кандидат психологических наук, кафедра нейро-и патопсихологии факультета психологии МГУ им. М.В.Ломоносова.

депрессия, шизофрения, юмор, иванова Мышление у больных шизофренией нарушается по другому принципу – они совершают обобщения по каким-то неявным признакам.
Рисунок больного шизофренией

Ежегодно официально за психиатрической помощью в России обращаются 8 млн. граждан. 3% населения страдают депрессией и 1% – шизофренией. В соседнем Китае ситуация еще более напряженная: шизотипические расстройства встречаются у более чем 4 млн. китайцев. И при этом до сих пор нет удовлетворительного, общепринятого всеми учеными и медиками определения, что же такое шизофрения. Именно поэтому так ценны любые новые исследования, приближающие нас к разгадке тайн этого психического недуга. Тем более если это исследование носит очень неожиданный характер – «Нарушения чувства юмора при шизофрении и аффективных расстройствах». Такая работа выполнена на кафедре нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ им. М.В.Ломоносова. Об этом – беседа с автором исследования кандидатом психологических наук Аленой Ивановой.

– Алена Михайловна, а из какого определения шизофренических расстройств исходили вы, приступая к изучению такой интригующей темы, как «Нарушения чувства юмора при шизофрении и аффективных расстройствах»?

– Очень характерно, что первый вопрос, который вы мне задали, касается не того, что такое юмор, а что такое шизофрения. Это очень показательно: что про юмор спрашивать – и так все понятно! У каждого по поводу юмора есть свое собственное представление.

– А разве не так?

– Действительно, каждый уважающий себя философ, начиная с античных времен, что-нибудь про юмор да сказал. Традиционно принято изучать юмор в лингвистике, литературе. А вот экспериментальная наука заинтересовалась юмором относительно недавно. Это относится не только к психологии, но и, например, к прикладной лингвистике, или исследованиям искусственного интеллекта. Комическое, юмор постепенно выделяется в самостоятельный предмет изучения, о чем свидетельствует появление тематических ассоциаций, таких как Американская ассоциация по изучению юмора (American Humor Studies Association) и Международное общество изучения юмора (International Society for Humor Studies).

– И все-таки, если учесть, что, по экспертным оценкам, только в России почти полтора миллиона людей страдают шизофреническими расстройствами, мой первый вопрос вполне оправдан.

– Вы правильно заметили, что какого-то единого четкого взгляда на то, что такое шизофрения, нет, хотя классификаций ее форм очень много. В моих исследованиях участвовали три группы пациентов: больные вялотекущей и приступообразно-прогредиентной шизофренией, а также аффективными расстройствами.

В отечественной психиатрии выделяют малопрогредиентную, или вялотекущую, шизофрению, в отличие от более тяжелых форм. Малопрогредиентная означает медленно прогрессирующая; то есть вялотекущая шизофрения ограничивается психическими нарушениями, как правило, не доходящими до стадии выраженного психоза. Приступообразно-прогредиентная шизофрения – одна из более тяжелых форм расстройства, наиболее яркие проявления которой – психотические явления: бред и галлюцинации.

Больные с аффективными расстройствами – это больные с депрессиями или, наоборот, маниакальные больные.

У больных шизофренией любой формы всегда выявляются специфические нарушения мышления. Но это не значит, что они глупы. Наоборот, больные, участвовавшие в моих исследованиях, были очень умными – например, студенты философского и математического факультетов, переводчики. Это специфические нарушения мышления, которые могут приводить и к специфическому восприятию юмора.

– Уточните, пожалуйста. Получается, что с различными формами шизофрении можно изучать философию и математику?

– Безусловно, никакого противоречия в этом нет. С вялотекущей шизофренией вообще часто нет никаких ограничений. Но и с грубыми формами шизофрении это вполне реально. Дело в том, что шизофрения не нарушает формальной логики. Наоборот, формальная логика может быть даже развита лучше у этих больных┘ Мышление у больных шизофренией нарушается по другому принципу. Это называется «искажение процессов обобщения». То есть они совершают обобщения по каким-то неявным признакам.

Характерный пример. Больному шизофренией предлагают сравнить разные понятия – что в них общего, что различного. И больной говорит, что ботинок и карандаш – очень похожие между собой предметы. С обыденной точки зрения это очень далекие понятия. Но пациент удивляется: «Как же! И тем и другим можно что-то написать: карандашом – на листе бумаги, мыском ботинка – на песке».

Такого рода мышление в принципе правильно. С точки зрения формальной логики все верно! И больные шизофренией, делая обобщения, опираются на эти критерии. Кстати, за счет этого и происходит сближение шизофрении с гениальностью, ведь творчество тоже основано на каких-то неожиданных обобщениях, порождении каких-то необычных метафор.

Считается, что у больных шизофренией по такому же механизму нарушается и восприятие комического, юмора. Шутки у них связаны с объединением далеких понятий. Есть даже такое мнение, что особенно интеллектуальные шутки – сейчас у нас ими пестрят всякие рекламные плакаты: когда объединяются совершенно разные понятия и на этом строится юмор, – придумывают больные шизофренией. Но, тем не менее, здоровые люди могут его оценить.

– Сразу рисуется такая картинка в стиле киберпанк: больные шизофренией сидят в нашпигованных компьютерами подвалах или, наоборот, в высотных офисах рекламных фирм и сочиняют рекламные слоганы, которые мы и читаем...

– Я могу только сказать, что далеко не все больные шизофренией находятся в клиниках, очень большое их число работает, и вполне успешно.

– Но все-таки уже банальностью стала фраза: «Смех, чувство юмора – это признак психического здоровья». А вы, значит, занимались исследованием юмора у людей не совсем психически здоровых. Нет ли здесь противоречия?

– Является ли юмор признаком психического здоровья – этот вопрос сейчас активно обсуждается на очень серьезном научном уровне. Это большая тема. По ней выполняется очень много экспериментальных и теоретических работ. Эти работы уходят и в область физиологии, связаны с иммунитетом (есть гипотеза, что смех повышает иммунный статус организма), с психическими заболеваниями, с психотерапией. Обобщающий вывод, который делают ученые в последнее время, заключается в том, что не весь юмор – это здоровый юмор. Есть позитивный юмор, адаптивный. А есть формы юмора, которые, наоборот, разрушительны, дезадаптивны – например, агрессивный, так называемый саркастический юмор.

Но, как это ни парадоксально, исследований чувства юмора у психически больных людей практически нет. В нашей стране, насколько я знаю, моя работа – чуть ли не первое исследование. Да и в мире это направление пока только еще начинает развиваться. А между тем оно очень интересно с разных точек зрения.

В моих исследованиях, например, выяснилась такая очень полезная для диагностики вещь: при грубых формах шизофрении нарушается само узнавание юмора. Мы предъявляли больным фразы – перемешанные: юмористические и неюмористические. Оказалось, что здоровые испытуемые, больные с аффективными расстройствами и больные вялотекущей шизофренией легко выделяли, где юмор, а где не юмор (независимо от того, нравится шутка или нет). И только больные приступообразно-прогредиентной шизофренией испытывали трудности с распознаванием шуток. И это позволяет выделить эту группу больных и провести диагностику.

Реакция – смех или улыбка – означает, что человек оценил вашу шутку. Это дело вкуса прежде всего. А в наших исследованиях речь шла именно об узнавании юмора. Вам может не понравиться та или иная шутка или анекдот, но вы поняли, что собеседник пошутил. Другое дело, что юмор очень разнообразен. Это уже тонкий нюанс. Есть полуироничные высказывания, и тому подобное.

– А есть еще «идиотский смех»┘

– Идиотский смех, вообще говоря, с юмором не всегда связан. Он может и без юмора возникать – веселящий газ или марихуана┘ Поэтому существует некая размытая граница, где и здоровый человек не всегда может определить – с юмором это сказано или нет.

В нашем исследовании мы говорили о более четком юморе, более однозначном. Тот юмор, который все испытуемые – и здоровые, и больные с аффективными расстройствами – определили точно как юмор. А вот больные шизофренией с этой задачей не справились.

Еще раз подтвердилось, что больные с депрессией ценят юмор, но у них снижается смеховая активность, внешние эмоциональные проявления.

Мы пытались выявить, какие виды юмора разные больные предпочитают, а каких, наоборот, избегают. В итоге удалось выделить пять видов юмора, которые разделили наших больных.

Во-первых, юмор нелепости. Это шутки, которые основаны не столько на интеллектуальном усилии, а на абсурдности самой ситуации. Восприятие такого юмора больше связано именно с эмоциональной составляющей. Самый мой любимый анекдот из этой серии: «Купил мужик шляпу, а она ему как раз». К юмору нелепости у больных шизофренией нет особого отношения.

Противоположностью юмору нелепости является юмор, связанный с разгадкой. Мы называли этот вид юмором разрешения противоречия. Это сходно с восприятием загадок. И этот юмор как раз особенно предпочитают больные шизофренией. Причем чем больше выражены нарушения мышления, тем больше им нравится такой юмор. Скорее всего они сами и придумывают такие шутки в больших количествах. Вот пример: «Что сегодня пьем? – Да вот вино сухое. – Ну насыпай!» Здесь чисто лингвистическая двусмысленность.

Что касается аффективных больных, то они любят специфический юмор – мы его назвали цинично-пессимистическим. Он отражает циничный, депрессивный взгляд на мир: все плохо, все будет только хуже. Но тем не менее это тоже юмор. Например: «Стоит узнать человека поближе – хочется послать его подальше». Или: «Доктор говорит пациенту: у меня для вас плохая новость. Пациент: я умру? Доктор: мы вас будем лечить».

Если говорить о маниакальных больных, то у этой группы обнаружились очень интересные закономерности в восприятии комичного. С одной стороны, по определению они очень любят смеяться, все время находятся в состоянии эйфории. Тем не менее считается, что маниакальное состояние является защитным: на заднем плане, на уровне подсознания, присутствует депрессия. И вот маниакальные больные больше всего и оценили этот специфический, депрессивный юмор.

– Получается: увидел на улице веселого человека – обойди!

– Вообще аффективные больные у меня вызывали море эмоций, пока я проводила исследование. Они совершенно непредсказуемы. А ведь считалось, что депрессивные больные вообще не смеются, не реагируют на юмор. Оказалось, что это не так, категорически не так! Я предъявляла депрессивным больным анекдоты для чтения. Бывало, что пока такой больной читает анекдот – он хохочет. Но как только он закончил чтение, у него выражение лица, что называется, «сползает», и он возвращается к своему депрессивному состоянию. Или наоборот. У меня был маниакальный больной, который хохотал все время, пока мы с ним общались, совершенно без повода. Кроме тех моментов, когда он читал анекдоты. К анекдотам он подходил серьезно.

– Итак, мы добрались до четвертого вида юмора┘

– Это неприличный юмор. Этот вид юмора не очень жалуют, игнорируют даже, больные при депрессиях. То же самое – при вялотекущей шизофрении.

– И как эти результаты можно интерпретировать?

– При депрессиях снижается уровень экспансии в мир, человек закрывается от всего и от всех. А восприятие неприличных анекдотов все-таки связано с неким эпатажем: вот какой я анекдот рассказал!

У больных с вялотекущей шизофренией скорее всего такая реакция на неприличный юмор связана тоже с депрессией. Дело в том, что больные шизофренией, которые находятся в клинике, лежат там очень часто с жалобами на депрессию. Интересно, что чем больше депрессия, тем меньше любят неприличный юмор.

Пятый вид юмора. Его условно мы обозначили как юмор, дискриминирующий противоположный пол. Пример. «Какая разница между женщинами и комарами? Комары досаждают только летом».

Анализируя эти анекдоты, я поняла, что, несмотря на дискриминирующий, агрессивный их характер, их целью является скорее флирт, установление отношений между полами, чем агрессия и изоляция. Интересно, что слишком «черный» анекдот («Она была прекрасно сложена, хотя правая рука торчала из чемодана») получил отрицательную нагрузку по данному фактору. Парадоксальный момент!

Поэтому депрессивным больным этот юмор нравится меньше, они не настроены на какие-либо отношения. А при усилении нарушений мышления больные шизофренией, наоборот, начинают любить этот вид юмора. Потому что такой юмор более броский; агрессия не такой уж тонкий юмор, это нарочитая манифестация своих намерений. Для больных приступообразно-прогредиентной формой шизофрении агрессия может являться признаком шутки. И даже самый типичный для шизофреников юмор разрешения противоречия тоже связан с агрессией: когда мы рассказываем кому-то интеллектуальный анекдот, то мы как бы меримся интеллектом с противником – поймет, дойдет до него?

Мы просили таких больных самих шутить. Так вот, оказалось, что у них все шутки были очень агрессивные, а некоторые вообще не содержали в себе никакого юмора, это была чистая агрессия. Правда, пока это еще не на уровне научных результатов, а на уровне наблюдений.

– Я вас слушаю, и мне все время приходит на память высказывание Фрейда: «Человечество всегда смеется над тремя вещами: сексом, отправлениями прямой кишки и над своим правительством»┘

– Вы знаете, похожие исследования с факторизацией оценок анекдотов, но на здоровых людях проводил швейцарский ученый Виллибальд Рух. Есть, конечно, некоторые нюансы, но в общем-то три фактора совпадают: юмор нелепости; юмор разрешения противоречия и сексуальный юмор. (В наших исследованиях получился не сексуальный, а неприличный юмор: речь шла не только про секс.)

А вот при подключении к этой выборке больных испытуемых возникают два дополнительных фактора – цинично-депрессивный юмор и юмор, дискриминирующий противоположный пол. То есть для здоровых людей два последних фактора не играют заметной роли при оценке, например, анекдота.

И этот факт очень важен для диагностики. Циничный юмор предпочитают депрессивные и маниакальные больные, а юмор, дискриминирующий противоположный пол, – пациенты с шизотипическими нарушениями мышления. А ведь у больных шизофренией одновременно может быть и депрессия, и нарушения мышления.

Если удастся придумать рабочую методику, основанную на восприятии юмора, то это даст возможность диагностировать структуру дефекта. Ведь для врача очень важен наличный статус больного: что в данный момент преобладает, на что надо в первую очередь обратить внимание – на нарушение мышления или на депрессивное состояние.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Индостан из кармана достань

Индостан из кармана достань

Нина Краснова

Открылся новый сезон в гостиной Союза писателей XXI века

0
354
История памятника

История памятника

Игорь Яркевич

Наши скрепы: кепка Ленина и бакенбарды Пушкина, усы Сталина и автомат Калашникова

3
979
Сплошной оргазм

Сплошной оргазм

Андрей Щербак-Жуков

Завершился международный литературный фестиваль «Поехали! в Астрахань»

1
5750
Он же у Петрова купит

Он же у Петрова купит

Александр Гальпер

Рассказы про элитный эскорт, установки глубинного бурения и сумасшедшего шахматиста на Старом Арбате

1
984

Другие новости

Загрузка...
24smi.org