0
2111
Газета Стиль жизни Печатная версия

11.05.2020 18:09:00

Польза и вред феминизма

Отчества в честь матери: очередное извращение политкорректности – или высшая справедливость?

Вадим Черновецкий

Об авторе: Вадим Михайлович Черновецкий – литератор.

Тэги: феминизм, матронимы, фамилия, отчество


феминизм, матронимы, фамилия, отчество Если отцу на ребенка было наплевать, а мать вкладывала в него всю душу, то почему бы не дать ему матчество вместо отчества?! Иллюстрация Depositphotos/PhotoXPress.ru

Что бы вы сказали, если бы встретили человека с официальным, паспортным отчеством Татьянович или Еленович? Вряд ли что-то цензурное и доброжелательное. Успокойтесь: таких людей пока нет. А теперь встрепенитесь обратно: Раисовичи и Веровичи уже есть... Что же, отчество, а вместе с ним и отечество в опасности? Проклятая западная зараза феминизма докатилась и до матушки России, и спасу от нее никакого нет, даже яблочного?.. Следующая остановка – родитель-1 и родитель-2?.. А там и до гей-браков рукой подать?..

Не стоит думать, что матронимы (отчества в честь матери) – это новейшее веяние эпохи феминизма. В действительности этому явлению не меньше тысячи лет.

В Средние века матронимы, или матчества (по аналогии с отчествами), существовали в Скандинавии, на Руси, в Англии, в Испании.

В современных испаноязычных странах, кстати, люди до сих пор получают две фамилии – отца и матери. Также у человека может быть и несколько имен, причем одно из них может быть взято в честь матери. Связано это, по-видимому, с тем, что католики больше, чем другие христиане, почитают Богоматерь – отсюда и такое внимание к роли женщины в семье и традиция матронимов.

Почему вообще за пределами испаноязычного мира люди брали себе матронимы? На Руси князья, например, получали матчество, если были рождены вне законного брака. Например, князь Галицкий Олег Ярославич был побочным сыном князя Ярослава Осмомысла и его любовницы Анастасии, поэтому его часто называли Олег Настасьич.

Есть известные русские фамилии, восходящие к матронимам, например, Катин, Аленин, Татьянин, Машков. Есть такие фамилии и среди украинцев: Катеринич, Маринич, Иванишин. Очень много таких фамилий у евреев: Дворкович и Дворкин (от Дворке и Двойры), Эстрин (от Эстер), Ривкин (от Ривке), Рохлин (от Рохл), Фейгин (от Фейге) и так далее.

Почему сейчас некоторые матери хотят дать своим детям матчество, а не отчество? (Бывает, кстати, что этого хотят и сами дети.) Обычно это связано с тем, что отец не принимал участия в воспитании ребенка, а то и вообще никогда его не видел.

По закону на данный момент в России разрешены только отчества, а матчества как таковые запрещены. Но в ряде случаев люди находят лазейки и говорят, что отцом был человек, носящий мужской вариант имени матери. Например, если мать зовут Александрой, она может сделать своего ребенка Александровичем, Евгения – Евгеньевичем, Юлия – Юльевичем (от имени Юлий), Кира – Кировной (от имени Кир), Раиса – Раисовичем (от имени Раис), Вера – Веровичем (от имени Вер) и так далее.

По данным опросов, пока для большинства россиян идея матронимов звучит дико. Но постепенно она набирает популярность. Во-первых, у нее богатая традиция в самых разных странах и культурах. Во-вторых, в этом действительно есть своя правда. Если отцу на ребенка было наплевать, а мать вкладывала в него всю душу, то почему бы не дать ему матчество вместо отчества?

93-8-1350.jpg
Католики усиленно почитают Богоматерь –
отсюда, возможно, и такое внимание к роли
женщины в семье и традиция матронимов.  
Рафаэль. Сикстинская мадонна. 1513–1514.
Галерея старых мастеров, Дрезден
Конечно, нынешняя мода на матчества в России связана с возрастанием роли женщины в современном мире. Современная женщина как бы говорит: «Я тоже человек и не хуже других. И в рождении ребенка участвовала не меньше, а то и побольше некоторых. Почему же у него обязательно должно быть отчество, а не матчество? Просто потому, что такова традиция?.. А не шли бы вы лесом со своей традицией! У матчеств тоже своя история, да и я тоже родитель».

На уровне бытового восприятия среднего человека это по-прежнему звучит странно и непривычно. Но логически возразить на это нечего. По сути, женщины правы.

Здесь мы и подходим к взрывоопасной теме феминизма. Отношение в российском обществе к нему примерно такое же, как и к матчествам... Мол, не встретила ты еще своего мужика, вот и бесишься.

Ну а если серьезно? Если серьезно, то мне стыдно, что даже в западном мире женщины массово получили право голоса лишь в XX веке. Да, возможно, женщины прошлого меньше интересовались политикой, чем мужчины. Но ведь участие в выборах – это право, а не обязанность. Не интересуешься – не голосуй. Ну а если интересуешься, у тебя непременно должно быть право участвовать в выборах.

Следует ли отсюда, что я поддерживаю любой феминизм в любых его проявлениях? Не совсем. Если под феминизмом понимают ненависть к мужчинам типа: «Да они все козлы и только и делают, что вечно нас угнетают», – то это такой же половой шовинизм, как и ущемление женщин. Это как черный расизм, который ничем не лучше белого.

При этом феминизм как здоровая, нормальная борьба за равные права женщин вполне симпатичен. Любую должность должен занимать не представитель определенного пола, а тот, кто лучше всего с ней справляется, даже если это женщина. Это касается и высших государственных постов, что уже показали примеры из новейшей истории Британии, Германии, Израиля, Северной Европы.

Хотя и тут имеется своя тонкость. Во многих культурах Азии женщины последовательны. Они не претендуют на равноправие с мужчинами и потому имеют полное право на сохранение традиционных женских привилегий. Мол, «да, мы не рвемся к высшим должностям и большим деньгам. Мы уступаем это право вам, мужчинам. Но именно поэтому вы должны нас всячески обихаживать и обеспечивать. А мы будем нежными, хрупкими и прекрасными хранительницами семейного очага».

В развитых странах женщины тоже по-своему последовательны. Они добровольно отказались от женских привилегий и потому с чистой совестью борются за равноправие с мужчинами. Можно даже сказать, что они почти достигли его.

В России же, которую многие считают переходной культурой между Европой и Азией, некоторые женщины хотят усидеть на двух стульях: и получить равные с мужчинами права, и сохранить при этом традиционные женские привилегии. Мол, «да, мы хотим получать столько же, сколько мужчины, быть политиками и депутатами, как мужчины, капитанами бизнеса, как мужчины. Но при этом вы все равно должны уступать нам место, платить за нас в ресторанах и кафе и заваливать нас подарками».

Многим мужчинам это кажется перебором. «Вы уж определитесь, – как бы говорят они женщинам, – вы милые хрупкие создания? Тогда, пожалуйста, уступим вам место, заплатим в ресторанах и кафе, завалим подарками. Или вы серьезные конкуренты в политике, бизнесе, управлении и равноправные партнеры по отношениям с таким же доходом, как у нас? Тогда попу оторвал – место потерял, если мы про метро. Да и в отношениях никто никого содержать не должен».

Но, во-первых, далеко не все российские женщины пытаются таким образом усидеть на двух стульях. Многие россиянки тоже последовательны. Во-вторых, по мере приближения российских женщин к полному равноправию – а это мировая тенденция – любительниц сидеть на двух стульях будет оставаться все меньше.

С другой стороны, в развитых странах многие женщины даже обижаются на попытку им помочь или уступить им место. На мой взгляд, это перебор. Конечно, женщины должны быть равноправны. При этом попытки мужчин за ними поухаживать, сделать им приятное, не будучи жесткой обязанностью сильного пола, должны все же приветствоваться, а не порицаться.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


От двадцатых до двадцатых

От двадцатых до двадцатых

Вера Пантелеева

16 апреля день рождения первой удмуртской поэтессы Ашальчи Оки

0
5300

Другие новости

Загрузка...
24smi.org